РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ИРАН В СИСТЕМЕ БЕЗОПАСНОСТИ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ

       В настоящее время ситуация в сфере безопасности на Южном Кавказе определяется тремя основными факторами: глубоким сирийским кризисом, который все еще может привести к войне США и их союзников против Башара Асада, иранской ядерной проблемой и долгосрочными последствиями войны августа 2008 г. с Грузией. Главным следствием августовской войны стало временное прекращение процесса расширения НАТО на Южном Кавказе. Вмешательство России продемонстрировало своего рода «красную черту», а позиция Вашингтона, переложившего всю ответственность за разрешение кризиса на Европейский союз (ЕС), определило пределы могущества альянса.

 Инертность внешней политики России в 2009-2012 гг., относительный успех НАТО в Ливии, зашедшее слишком далеко обострение кризиса в Сирии – все это подпитывает уверенность тех представителей Запада, кто хотел бы «переиграть» историю. В частности, вполне возможна повторная попытка прихода НАТО на Южный Кавказ, но уже в рамках разрешения проблемы Нагорного Карабаха. При этом может быть поставлен вопрос о приеме в альянс не только Грузии, но и достаточно амбиционного Азербайджана. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что среди правящей элиты Азербайджана сильны настроения по силовому возврату Нагорного Карабаха. Поводом для этого может стать, например, обострение ситуации вокруг иранской ядерной программы. В этих условиях Россия, Иран и Турция обязаны договориться между собой с целью предотвращения возможной войны на Южном Кавказе. Это можно сделать в рамках новой системы региональной безопасности, которая должна быть создана вне зависимости от принадлежности сторон к какому-либо военно-политическому блоку. В противном случае возможно возникновение региональной войны с непредсказуемыми последствиями.

 Еще одна причина, которая подталкивает к созданию в рассматриваемом регионе новой системы региональной безопасности обусловлена тем обстоятельством, что на Южном Кавказе, как и на Ближнем и Среднем Востоке существенно ослабевает американское влияние. Следовательно, возникает геополитический вакуум, который заполняется региональными игроками. Иначе возможно нарастание активности различного рода радикальных организаций, которые продолжают получать значительную финансовую поддержку со стороны аравийских монархий.

   Первыми потребность в создании новой системы региональной безопасности почувствовали в Анкаре. Как следствие, 11 августа 2008 г. Турция предложила Азербайджану, Грузии и Армении под гарантии России и Турции создать «Платформу стабильности и сотрудничества на Кавказе», которая получила название Кавказского пакта. Платформа предполагала не поиск взаимоприемлемого для всех решения проблем Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, что было достаточно проблематично, а выстраивание политики взаимного сосуществования двух сформировавшихся военно-политических союзов: России и Армении (включая новые де-факто независимые государства), с одной стороны, Турции, Азербайджана и Грузии – с другой. Очевидно, что предложенная Анкарой стратегия отражала ее стремление к региональному лидерству, которое подкрепляется серьезными основаниями. Так, по размеру валового внутреннего продукта (ВВП) Турция занимает второе место после России (в 2012 году размер ее ВВП составил 1125 млрд. долл.), а по численности населения и вооруженных сил (ВС) – третье после России и Ирана. На конец 2013 года население Турции составило около 76 млн. чел., а численность ВС превысила 500 тыс. военнослужащих.

    Выстраивая свою политику на Кавказе, Турция учитывает, что в случае вооруженного конфликта серьезно пострадает ее статус как страны-транзитера энергоресурсов. Так, в августе 2008 г. британской компанией Вritish Рetroleum были вдвое сокращены объемы прокачки нефти по нефтепроводу Баку – Тбилиси − Джейхан (до 12,4 млн. баррелей). Аналогичное сокращение имело место и в отношении нефтепровода Баку − Супса и газопровода Баку – Тбилиси − Эрзерум. Как следствие, Азербайджан был вынужден увеличить отгрузку нефти в Россию и начать продажи газа Ирану. А ведь существуют и альтернативные маршруты доставки в Европу углеводородного сырья. В частности, уже начато строительство газопровода «Южный поток», который пройдет в Европу минуя Турцию по дну Черного моря. В таких условиях Турции придется думать об обеспечении собственной энергетической безопасности, так как сейчас турецкий рынок на 75% зависит от импорта энергоресурсов, и по оценкам экспертов к 2020 году этот показатель возрастет до 85%.

  В тоже время из системы региональной безопасности был достаточно искусственно выведен Иран, который не меньше Турции имеет оснований для регионального лидерства. Причем, в условиях закрытости армяно-азербайджанских и армяно-турецких границ и сложных российско-грузинских отношений Иран во многом является для Армении единственным окном во внешний мир. Как следствие, между Тегераном и Ереваном достаточно быстро развивается экономическое сотрудничество. Так, в конце 2008 года началась поставка в Армению иранского природного газа по газопроводу Тебриз – Мегри – Каджаран – Арарат мощностью до 2,6 млрд. куб. м газа в год. Оплата за полученный газ осуществляется поставками в Исламскую Республику Иран (ИРИ) электроэнергии. Общая стоимость проекта, в реализации которого участвовала российская компания «Газпром», составила 250 млн. долл. Ранее Армения получала природный газ только из России транзитом через Грузию. Между Арменией и Ираном действуют две высоковольтные линии электропередачи, посредством которых осуществляются сезонные взаимоперетоки электроэнергии. Планируется сооружение еще одной такой линии напряжением в 400 кВ. Стоимость этого проекта составляет около 100 млн. евро. Между странами построена одна и строятся еще две современные шоссейные дороги, подписано соглашение о прокладке из Ирана в Армению железной дороги. По предварительным данным, стоимость последней составит 1,8 млрд. долл., из которых 1,4 млрд. предоставит Иран, а оставшуюся часть – ОАО «Российские железные дороги». Срок реализации этого проекта составит пять лет. Достигнута договоренность об участии ОАО «Газпром» в строительстве ирано-армянского нефтепродуктопровода и терминала жидкого топлива мощностью до 1,5 млн. тонн, что имеет важное значение для энергетической безопасности Армении. В рамках двустороннего сотрудничества планируется сооружение Мегринской ГЭС. Стоимость указанных проектов составляет около 500 млн. долл.

    О существенном сближении взаимоотношений между Ираном и Грузией свидетельствует подписанное 3 ноября 2010 г. соглашение о безвизовом режиме пересечения границы, которое вступило в силу 26 января следующего года. Теперь граждане обеих стран могут ездить друг к другу на срок до 45 дней без оформления виз. Помимо этого, открыто генеральное консульство ИРИ в Батуми и возобновлено прямое авиасообщение между Тбилиси и Тегераном, прерванное в 2000 году. Со стороны Грузии этому способствовало не столько увеличение в два с половиной раза количества иранских туристов или ожидание крупных инвестиций, сколько фактический отказ ИРИ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии, некоторое охлаждение при президенте Ахмадинежаде российско-иранских отношений и факт проживания в ИРИ не менее 300 тыс. грузин. Однако ирано-грузинский товарооборот по-прежнему мал, что создает неустойчивость в развитии двусторонних отношений. Это усугубляется отсутствием общих границ и сохранением труднопреодолимых различий в области культуры, религии и языка. Помимо этого, США как военно-политическая и финансовая опора грузинского руководства препятствуют развитию таких отношений.

     Таким образом, ситуация в сфере безопасности на Южном Кавказе остается крайне сложной и взрывоопасной. При этом Россию и Турцию могут втянуть в вооруженный армяно-азербайджанский конфликт; существует некоторая вероятность большой войны на Ближнем Востоке, что может, например, значительно ухудшить внутреннюю ситуацию в Турции, а также в среднесрочной перспективе – нанесения Израилем ракетно-бомбовых ударов по иранским ядерным и военным объектам. США и их союзники могут попытаться вытеснить Россию и Иран из рассматриваемого региона, поэтому необходимо использовать все имеющиеся у Москвы и Тегерана политико-дипломатические средства для недопущения военной агрессии США и их союзников против Сирии, удержания Азербайджана от войны за Нагорный Карабах, а Израиля – от силового решения иранского вопроса.

Учитывая заинтересованность Анкары в создании новой системы региональной безопасности, крайне желательно уже в ближайшей перспективе провести трехсторонние консультации между Россией, Ираном и Турцией с целью выработки общих подходов к разрешению в регионе вооруженных конфликтов. Это позволит сформулировать концепцию новой, внеблоковой системы региональной безопасности. В результате удастся не только избежать новой войны на Южном Кавказе, но и создать благоприятный фон для разрешения проблем Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии.

Автор: Владимир Евсеев

По материалам: http://iran.ru

Категории: Армения, Главное, Иран, Статьи, Турция