РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Иран после санкций и интересы России

20 февраля завершился очередной раунд переговоров Ирана и шести международных посредников. Стороны согласовали исчерпывающий круг тем и график работы для достижения всеобъемлющего соглашения, которое призвано покончить с подозрениями в адрес ядерной программы Тегерана. Если в итоге будут достигнуты окончательные договоренности, то режим санкций с Тегерана будет снят, двери иранской экономики вновь откроются для зарубежных компаний и инвесторов, но далеко не всех. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи рекомендовал правительству выбрать «стратегических потребителей» иранской нефти с учетом их прежней позиции в отношении существующего в отношении государства режима международных санкций. У стран, выступивших инициаторами эмбарго на поставки нефти из Ирана, шансов на прорыв в экономических отношениях с ИРИ практически нет. Такое не забывается. Снятие санкций само по себе не дает компаниям из этих стран «зеленую карту» в конкурентной борьбе на иранском рынке с дружественными Ирану государствами, в числе которых Россия занимает одно из ведущих мест.

Однако далеко не все эксперты даже в России прогнозируют благоприятную бизнес-среду в Иране для российских компаний. Есть мнение, что Иран с отменой санкций воспользуется шансом вернуться в мировую политику в новом качестве, – торгово-экономического партнера Европы и США. Без достаточных на то оснований высказываются предположения о возможной смене США своего главного партнера среды исламских стран на Ближнем Востоке — с Саудовской Аравии на Иран. Ожидается, что их отношения будет претерпевать серьезные изменения и даже со своим стратегическим партнёром на Ближнем Востоке – Израилем в связи с улучшением отношений с Ираном. Распространены также опасения, что возвращение Ирана на рынок нефти может привести к катастрофическому для России снижению цен. В обозримом будущем Иран представляется и как опасный прямой конкурент экспорту российского газа в Европу и на другие рынки.  Подобные аргументы, чаще всего, приводятся в защиту позиции о нецелесообразности российской поддержки Тегерана в его стремлении как можно быстрее выйти из режима санкций, а также и по поводу якобы сомнительных перспектив нашего двустороннего сотрудничества в нефтегазовом секторе.

Иранская нефть и российские интересы

Нефтяное эмбарго последовало из Европы, однако страны ЕС потребляли лишь 18% продаваемой Ираном нефти на сумму около 10 млрд. долларов в год. В отношении 20 процентной доли Китая у Ирана вообще проблем не было. Китай не прекратил импорт нефти из Ирана.  Примерно такая же ситуация сохраняется и в отношении других наиболее крупных азиатских покупателей иранской нефти, в частности Индии, Южной Кореи и Японии, которые сократили свои закупки, но продолжают сотрудничать с Ираном.  Поставки иранской нефти в Южную Корею уменьшились на 14,3% (до 134 тысяч баррелей), Япония сократила закупку иранской нефти на 6,4% (до 177,41 тысячи баррелей). Китай в прошлом году продолжил закупать у Ирана практически такие же объемы нефти, сократив поставки всего на 2,2% (до 428,84 тысяч баррелей). Индия остается вторым крупнейшим клиентом Ирана после Китая и закупает иранскую сырую нефть примерно на 12 млрд. долларов в год. Требование США к Индии снизить импорт нефти из Ирана на 15% осталось невыполненным, сокращение поставок оценивается в 3-5%. Как видно, ни в одной из стран-импортеров иранской нефти режим санкций интересы российских нефтяных компаний не затрагивает.

Что касается ожидаемого обвала цен на нефть, то и здесь больше пессимистичных ожиданий, чем можно допускать при взвешенном подходе к реальной перспективе. Первое, что следует принимать во внимание, это то, что Иран был вынужден смириться со снижением рентабельности своего нефтяного экспорта, сознательно идя на определенные дисконты в условиях санкций.  Тегеран продавал свою нефть азиатским партнерам по ценам заметно ниже действующих на международном рынке.  Отказавшись от уступок по цене, Тегеран может лишь вернуться к цене на чёрное золото на международном уровне, что никак не может привести к всеобщему снижению цен. Япония первой из государств мира открыто воспользовалась облегчением санкций против Ирана. На днях она закупила у Исламской Республики нефть и перевела ей деньги.

Во-вторых, для рынка снятие санкций может означать не увеличение предложения, а восстановление иранских позиций в поставках на традиционные для Ирана рынки. В этом случае Ирану потребуется подготовить инфраструктуру, снова вывести имеющиеся мощности на требуемые уровни, заключить новые договора, дождаться снятия санкций в финансово-банковской сфере, отмены ограничений на страхование перевозок и многое другое. Ожидать сиюминутного и обвального возвращения иранской нефти на рынок нет оснований, в большей степени нужно опасаться влияния на цену кризисных явлений в глобальной экономике, а не возвращения на рынки утраченной из-за санкций части иранской нефти.  В ближайшие время, на период действия режима лишь частичного снятия санкций, экспорт иранской нефти останется на нынешнем уровне, во время полугодовых переговоров увеличение объемов экспорта иранской нефти не предусмотрено.

У России и Ирана есть реальные, а не надуманные планы сотрудничества в нефтяном секторе. Иранской стороной России переданы предложения по ряду месторождений, в разработке которых могли бы принять долевое участие российские компании. Иранцы не ограничиваются декларацией добрых намерений, а уже передали в Минэнерго России свои предложения по конкретным месторождениям. Достигнута принципиальная договоренность о том, что специально для предоставления возможности российским добывающим компаниям работать на территории Ирана будут внесены изменения в иранское внутреннее законодательство. Минэнерго России представило иранской стороне российские компании, рекомендуемые для сотрудничества в сфере разработки иранских нефтегазовых месторождений. Министр энергетики РФ Александр Новак, возглавляющий с российской стороны Российско-Иранскую межправительственную комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству, уверен, что поставки российского энергооборудования могут уже в ближайшее время позволить нашим странам восстановить торговый оборот до уровня, предшествовавшего введению санкций в отношении Тегерана. При этом речь идет и о газовом секторе иранской экономики.

Иранский газ на пути в Европу и Россия

В дополнение к уже действующим не один год санкциям, запрещающим инвестиции в иранскую газовую промышленность, Евросоюзом было принято эмбарго на поставки природного газа из Ирана. Это решение касается импорта, приобретения и транспортировки газа, а также финансирования и страхования деятельности, связанной с газовой отраслью. Цели газового эмбарго остались прежние: дополнить и усилить негативное воздействие на экономику Ирана нефтяной блокады. Запад пытается притормозить развитие страны, занимающей по оценке суммарных запасов углеводородного сырья первое место в мире. В недрах Ирана находится около 600 миллиардов баррелей нефти и 35 триллионов кубометров природного газа, который, однако, в экспорте иранских энергоносителей до сих пор занимает незначительное место.

Действительно, пока экономика Ирана зависит, прежде всего, от экспорта нефти, а экспорт газа из Исламской Республики остается во многом перспективой, которая, однако, уже сейчас не может не беспокоить конкурентов, среди которых и такая газовая держава как Россия. Иран предусматривает увеличить добычу газа до 2015 года в два раза, чтобы снизить зависимость бюджета страны от экспорта нефти. То есть сегодня ежедневная добыча природного газа в Иране составляет 750 млн. куб. м в сутки и в соответствии с планами развития Национальной газовой компании этой страны к 2016 году ежедневная добыча природного газа должна составит 1 300 млн. куб. м в сутки, что означает почти 100-процентный рост производства за какие-то 2-3 года. Сложно поверить в это, но иранские чиновники более чем уверены, что данная программа будет вовремя реализована. В первую очередь, газ нужен Ирану для поставок на экспорт, объем которого, по прогнозам самих иранцев, должен составлять не менее 30% от всего добываемого в стране газа, или до 250 млн. куб. м в сутки. То есть ежедневный объем газа, поставляемого за рубеж, планируется в ближайшие годы увеличить с 35 млн. куб. м практически в семь раз, что стало бы фантастическим ростом. На данный момент устойчивых рынков сбыта газа у Ирана немного, а самым крупным из них остается турецкий, где можно говорить об определенной конкуренции для иранцев российского голубого топлива.

 Тем не менее, растущие энергетические потребности Турции ориентированы на импорт газа из обеих стран в объемах, не создающих напряжения в нашей конкуренции с Ираном. Турция для Газпрома остается растущим рынком, и это не связано никак с санкциями против Ирана.  Энергетическая составляющая в двусторонних отношениях Анкары с Тегераном остается доминирующей, а для Турции является вопросом стратегической важности. ИРИ обеспечивает 30% внутренних потребностей Турции в нефти и 25% – в природном газе.

Если говорить о санкциях, то они отдаляют перспективу экспортных поставок иранского газа в европейские страны через Турцию. Согласие Анкары на экспорт газа в Европу через турецкую территорию имеется и остается в силе. Не стоит забывать, что уже сейчас существующий газопровод позволяет прокачивать до 40 млн. кубометров иранского природного газа в сутки в Турцию и далее в европейские страны.  Нельзя исключать того, что стремление европейцев к диверсификации источников импорта газа в интересах снижения газовой зависимости от России после отмены санкций опять станет на повестке дня, но Иран здесь не одинок. Подобную политику Евросоюз проводит и в отношении туркменского и казахского газа. Для России важно не оказаться в стороне от новых проектов и попытаться стать их участниками с пользой для себя. В этом плане Иран представляется вполне привлекательным партнером.

Иран и Россия выражают взаимную заинтересованность в развитии сотрудничества в области транспортировки газа, строительства подземных газохранилищ, а также реализации нефтегазовых проектов на территории Исламской Республики Иран. Для ИРИ это значит развитие при техническом содействии и с участием российских инвестиций отечественной газовой инфраструктуры. Заинтересованность с нашей стороны есть у ОАО «РАО Роснефтегазстрой», эта компания выразила готовность рассмотреть возможность осуществления инвестиций в указанные проекты. Россия и Иран договорились также рассмотреть возможность налаживания на двусторонней основе реализацию нефтегазовых проектов в третьих странах.

В частности, Иран уже работает над выходом на внешние газовые рынки в соседних странах, таких как Ирак и Сирия.  Эти три страны подписали соглашение о строительстве газопровода, получившего название «Исламский газ», стоимость которого может составить около 10 млрд. долларов. Согласно проекту, мощность газопровода протяженностью 5,6 тыс. километров составит 110 миллионов кубометров газа в сутки. Сирия будет покупать ежедневно от 20 до 25 миллионов кубометров газа. Некоторое количество газа через арабскую газотранспортную систему будет поставляться в Ливан и Иорданию. В перспективе Иран не исключает поставки сжиженного газа в Европу и на этом направлении через сирийские средиземноморские порты.

***********

Снятие США и Западом санкций с Ирана неизбежно, страна готовится к восстановлению своих позиций на мировом рынке нефти и строит грандиозные планы по поставкам на экспорт голубого топлива. Из-за санкций против Ирана есть трудности и у России с использованием валюты, и товарооборот между нашими странами в прошлом году заметно сократился. Тем не менее, Россия и Иран ищут пути расширения экономического сотрудничества. Сейчас обе стороны, выражая неудовлетворение потерей положительной динамики в торгово-экономических отношениях наших стран, намерены в ближайшем будущем увеличить объем товарооборота до пяти-шести, а то и до семи миллиардов долларов в год без учета сотрудничества в нефтегазовой области, где также имеются высокие потенциальные возможности. Заданный ориентир при активной и целенаправленной работе заинтересованных ведомств наших стран вполне достижимым. Россия и Иран в эти дни уже ведут диалог о перспективах крупномасштабного сотрудничества и по нефти, и по газу, а также обсуждают вопросы сотрудничества в области ядерной энергетики и строительства второй очереди Бушерской АЭС.

Автор:  Николай Бобкин

 По материалам: Iran.ru

Категории: Главное, Иран, Россия, Статьи