ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Американское вторжение в Ирак и его катастрофические последствия для Ирана

Ранним утром 20 марта 2003 года, практически за несколько часов до Нового года по иранскому календарю, США вопреки всем существующим законам и правилам, вторглись в Ирак. Огромная военная, экономическая и финансовая мощь западного блока была под надуманным предлогом обрушена на ближневосточное государство. Сегодня, спустя одиннадцать лет со дня неприкрытой агрессии, известной как операция «Иракская свобода», нет однозначного ответа на вопрос о том, чем это вторжение обернулось для ближайшего соседа Багдада —  Тегерана. Некоторые легкомысленно считают, что США оказали Тегерану огромную геополитическую услугу, отстранив главного и злейшего врага Ирана — Саддама Хусейна от власти. На самом же деле «Иракская свобода» грозила Ирану катастрофическими последствиями. И спустя одиннадцать лет наступило время спросить: Кто за это должен ответить?

Разгром Ирака разрушил всю систему сдержек и противовесов на Ближнем Востоке, открыв для региона ту самую «зону турбулентности», которая и сегодня, спустя одиннадцать лет, служит источником нестабильности. Арабская весна, подогреваемое извне суннито-шиитское противостояние, всплеск террора и насилия – вот неполный перечень последствий того, чем обернулось начавшееся 20 марта 2003 года вторжение США и сколоченной ими в спешке антисаддамовской коалиции в Ирак.

Самому неискушенному наблюдателю было ясно, что официально заявленные цели этой операции: «борьба с арсеналами оружия массового поражения Саддама Хуссейна» и «наказание иракского диктатора за причастность к терактам 9/11» не имеют ничего общего с действительностью. Как это всегда и бывает, финансовые и политические круги Запада, в первую очередь США, планировавшие, готовившие и запустившие эту чудовищную операцию, преследовали свои, сугубо меркантильные цели. Которые ничего общего не имели с «освобождением иракского народа от ига тоталитаризма», ничего общего не имели с интересами безопасности региона, и уж тем более никоим образом не предусматривали соблюдение интересов Ирана. Для последнего как раз, наоборот, они хорошо знали, что одномоментно тысячи и миллионы иракских беженцев хлынут в Иран, обрекая эту страну на неисчислимые беды.

Для транснациональных корпораций и военно-промышленного комплекса Запада вторжение в Ирак стало манной небесной. Оно позволило им за несколько лет оккупации заработать баснословные деньги на военных подрядах, на откровенном грабеже природных ресурсов и мародерстве на оккупированной территории. По замыслу же политического крыла администрации Буша, смена режима в Ираке должна была способствовать приходу к власти сильного, стабильного, проамериканского, демократического правительства. Предполагалось, что это нанесет удар по террористическим организациям в регионе, сузит пространство для маневра Ирану и Сирии, проложит путь к процессу реформ в ряде государств, в частности в Саудовской Аравии, предотвратит предоставление поддержки таким группам, как ХАМАС, упростит решение палестино-израильского вопроса.

С грабежом все прошло как по нотам. Как хотели так и грабили Ирак на протяжении 10 лет. Но, политические расчеты полностью провалились. И когда стало понятно, что никакой такой демократии западного образца в Ираке построить не получается, что ситуация в стране и в регионе вышла под контроля – американцы попросту унесли ноги, оставив за собою разрушенную экономику и предоставив враждующим группировкам, которые сами же и взрастили, «право» выяснять отношения не считаясь с потерями мирного населения.

Американо-иракский союз против Тегерана

Многих ставит в тупик вопрос о том, почему Иран особо активно не протестовал против операции Запада по свержению Саддама Хуссейна. Никакой загадки здесь нет, поскольку цену иракскому диктатору и его антиамериканской риторике в Тегеране знали лучше, чем во всем остальном мире. Ирано-иракское геополитическое противостояние имеет глубокие исторические корни, и дело здесь не только в территориальных спорах вокруг границ по образованной слиянием Тигра и Евфрата реке Шатт-эль-Араб (в персидском варианте − Арвандруд), берега которой богаты нефтью.

Столкновение геополитических амбиций Саддама Хуссейна и шаха Мохаммеда Резы Пехлеви было основной причиной региональной «холодной войны» между Багдадом и Тегераном. И когда Исламская революция в Иране опрокинула стратегический баланс сил в регионе, Саддам решил, что пробил его звездный час. В ходе секретных переговоров с Збигневом Бжезинским в Иордании он открытым текстом заявил о готовности к альянсу с США в обмен на поддержку в борьбе с Ираном. В доказательство искренности своих намерений «враг Америки» Хуссейн для начала осудил ввод советского контингента в Афганистан и вступил в союзнический договор с Саудовской Аравией, чтобы воспрепятствовать попытке Советского Союза получить контроль над Северным Йеменом. А в 1979 году, на пике Исламской революции в Иране, позволил ЦРУ открыть своё представительство в Багдаде.

Естественно, что при таких «авансах» американская поддержка его планам вторжения в Иран была ему гарантирована. 17 сентября 1980 года Саддам Хусейн выступил перед вновь восстановленным Национальным собранием Ирака: «Частые и вопиющие нарушения Ираном суверенитета Ирака, − сказал он, − делают недействительным Алжирское соглашение 1975 года. Юридически и политически договор не делим. Теперь, когда нарушен его дух, у Ирака нет альтернативы кроме как восстановить юридический статус Шатт-эль-Араб, каким он был до 1975 года. Эта река должна восстановиться в своей иракско-арабской ипостаси, как это было на протяжении истории, о чем говорит уже само название, со всеми правами пользования, вытекающими из нашего полного обладания этой рекой».Спустя пять дней, 22 сентября, пытаясь повторить тактику израильтян в Шестидневной войне, иракские воздушные силы разбомбили десять аэродромов в Иране. Еще через день иракские войска пересекли иранскую границу, начав один из самых долгих, кровавых и дорогостоящих вооруженных конфликтов после второй мировой войны.

Расчеты Саддама на быструю победу наткнулись на массовый героизм иранцев, которые, забыв о внутренних противоречиях, встали на защиту своей Родины. И в этой ситуации американо-иракский альянс проявил себя в полной мере. После иранских военных успехов на поле битвы в кампании 1982 года, американская поддержка Ираку становится все более явной. Президент Рональд Рейган инициировал стратегическое изменение отношений с Багдадом, подписав соответствующую Директиву национальной безопасности за номером 4/82. Только вертолетов за период войны США продали Ираку на 200 миллионов тогдашних долларов. Но главное, они призвали своих союзников оказать Хуссейну широкомасштабную помощь, что и было сделано. ФРГ, Франция, Великобритания – все принимали участие в поставках оружия багдадскому режиму в период ирано-иракской войны. Кроме них Багдаду помогали и монархии Персидского Залива. Финансовая помощь Ираку в период войны составила от Саудовской Аравии почти 31 миллиард долларов, от ОАЭ – 8,2 миллиарда.

Саддам Хуссейн, оружие массового поражения и Запад

За 8 лет войны потери Ирана, военные и гражданские, составили до 900 тыс. погибших. Большинство приграничных с Ираком городов густонаселённого Хузестана оказались разорены. Огромный ущерб потерпела инфраструктура нефтяной промышленности Исламской республики. В целом, война обошлась Ирану в 500 млрд. долларов США в современных ценах. Но процесс мирного восстановления постоянно находился под угрозой в связи со стремлением Хуссейна модернизировать свой арсенал оружия массового поражения и с его помощью взять реванш.

Тегеран прекрасно понимал, что никакое «международное сообщество» ему в этом случае не поможет, поскольку, во-первых, именно это «международное сообщество» и участвовало в создании и модернизации химических и биологических арсеналов Хуссейна. Во-вторых, ни для директора ЦРУ Уильяма Кейси, ни для администрации Рейгана не было секретом как местонахождение иракских заводов по производству данного оружия, так и факты его применения против Ирана. Более того, в конце 1987 года ЦРУ, опираясь на данные со спутников, обнаружило подготовку наступления и развертывание иранских резервов неподалеку от Басры − одном из самых уязвимых мест иракского фронта. Получив секретный доклад ЦРУ, в котором содержались данные о сосредоточении иранских войск и прогноз дальнейшего, катастрофического развития событий для Ирака, Рональд Рейган наложил на документ резолюцию: «Победа Ирана недопустима». Резолюция эта была сродни приказу, а потому американские власти передали все данные о готовящемся наступлении и спутниковые снимки мест концентрации иранских солдат Ираку, заранее зная, что Багдад сможет ответить на иранское наступление только массированным применением химического оружия, причем уже не горчичного газа, как это было раньше, а гораздо более токсичного и смертоносного зарина и иприта. Так и вышло, Саддам с согласия США применил против солдат и гражданского населения Ирана самое смертоносное на то время химическое оружие, созданное с помощью США и некоторых стран Запада. В результате, в одночасье погибли десятки тысяч иранцев и сотни тысяч стали инвалидами на всю жизнь. Спрашивается, кто за это должен ответить?

Впрочем, химическим оружием все не ограничивалось. В мае 1994 года банковский комитет сената США выпустил рапорт, в котором заявлялось, что «патогенные, токсикогенные и материалы других биологических исследований экспортировались в Ирак по заявке и лицензии министерства торговли США… Эти экспортированные биологические материалы не были ослаблены в своей вирулентности и были способны к воспроизводству». В рапорте содержалась информация о 70 отгрузках «специальных биологических материалов» из Соединённых Штатов для иракских правительственных учреждений, длившихся на протяжении более чем трёх лет. А в завершении делался вывод:«Как выяснилось позже, эти микроорганизмы, экспортированные из Соединённых Штатов, были идентичны тем, что были найдены инспекторами ООН и определены как часть иракской биологической военной программы».

Глава сенатского комитета Дональд Ригл, составивший вышеупомянутый рапорт, прокомментировал ситуацию следующим образом: «Инспекторы ООН нашли множество элементов, произведённых в США, а затем экспортированных в Ирак по лицензиям министерства торговли США, и установили, что эти элементы были использованы в дальнейших иракских разработках химического и ядерного оружия, в программах разработки системы доставки ракет… Исполнительная ветвь власти нашего правительства одобрила 771 экспортную лицензию разных видов для продажи товаров двойного назначения в Ирак. Я считаю, что это чудовищный факт».

Чудовищным это факт был для американского сенатора. Тегеран же прекрасно понимал, что Саддам готов пустить свой арсенал против Ирана в любой момент, и ничего кроме, может быть «морального осуждения» ему за это от Запада не будет. Как ничего не было за массовые и кровавые репрессии против иракских шиитов. Сами иракские официальные лица конфиденциально признали, что режим истребил 200 тысяч шиитов во время восстания против правящего режима, вспыхнувшего в 1991 году после войны в Персидском заливе. Запад эту трагедию предпочел замолчать.

Спасти Ирак!

По итогам «экспорта демократии» Ирак столкнулся с гуманитарной и экономической катастрофой, которая могла захлестнуть и Иран. В добавок к уже имевшимся 150 тысячам бежавших в Исламскую республику от политики «арабизации» Саддама добавилось еще около полутора миллионов человек, бежавших от «иракской свободы». Системы здравоохранения, образования и охраны правопорядка были разрушены. К 2009 году экономика Ирака потеряла 90 миллиардов долларов только от контрабанды нефти и нефтепродуктов. Ежегодно впустую сжигалось около 600 млн кубометров газа, а из 1041 нефтяной скважины эксплуатировались лишь 441. Все это ввергало в нищету 13 миллионов шиитов, проживающих на территории Ирака. Вдобавок ко всему, на экономический коллапс наложилась война «всех против всех» религиозных экстремистов, сепаратистов и откровенных бандитов, грабивших мирное население, взрывавших шиитские святыни и убивавших паломников в Наджафе и Кербеле.

С 2007 по 2010 годы Иран безвозмездно вложил в восстановление Ирака около полутора миллиардов долларов, «с кровью» вырвав их из собственного бюджета. Иран оказал содействие в формировании местной милиции и сил охраны правопорядка. Иран резко осадил аль-Малики, когда тот попытался ответить массовыми репрессиями на выступление суннитов против политики его правительства. В той же мятежной провинции Анбар шииты вышли на мирные демонстрации протеста вместе с суннитами, прямо сказав, что «мы закроем наших братьев своими телами, если правительственные силы начнут в нас стрелять».

Те на Западе, кто называет нынешнее правительство Ирака «иранскими марионетками», попросту игнорируют то обстоятельство, что за свою помощь Ираку Тегеран не попросил от шиитского правительства ничего! Ни уступок по спорным территориям, ни особых преференций в экономике, ни долей в собственности предприятий и ресурсов. Все это, по мнению Тегерана, запрещенное Исламом ростовщичество, «риба», противное духу и принципам священного Корана и Исламской республики. Тегерану не нужен некий «проиранский» Ирак, поскольку политики в Иране предельно прагматичны и понимают, в отличие от Запада, всю сложность межнациональных, племенных и прочих отношений на Востоке. Ирану нужен стабильный, безопасный и развивающийся Ирак, где сунниты и шииты обладают равными правами, а репрессиям подвергаются только убийцы, прикрывающиеся исламскими лозунгами. И в строительстве такого Ирака Тегеран участвует не жалея сил и средств, помогая своему соседу залечивать раны американской оккупации и «экспорта демократии».

********

Начало операции «Иракская свобода» никаким образом не было американской «войной за геополитические интересы иракского народа», как пытаются уверить нас некоторые лукавые эксперты на Западе. США растерзали Ирак, ввергли его в кровавый хаос «войны всех против всех», поскольку эта колониальная тактика как нельзя лучше отвечала интересам грабительского налета, осуществленного на эту страну транснациональными корпорациями и рядом американских компаний. Эта военная операция США и их союзников создала совершенно новые угрозы и вызовы и для Тегерана — соседнее с ним государство стало территорией гуманитарной катастрофы, приютом для банд экстремистов и непримиримых боевиков «Организации моджахедов иранского народа». Иран, ценой невероятных усилий и мобилизации материальных ресурсов, сумел достойно ответить на этот вызов, делая все от него зависящее для гражданского мира и целостности многострадального Ирака. А следовательно – и для безопасности всего региона. Поэтому становится все актуальнее вопрос – кто за это должен ответить?

 Автор: Игорь Николаев
Источник: Iran.ru
 

Категории: Главное, Ирак, США