ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Турецкий гамбит Партия Реджепа Тайипа Эрдогана одержала внушительную победу на местных выборах

В Турции правящая партия умеренных исламистов во главе с премьером Реджепом Тайипом Эрдоганом одержала убедительную победу на местных выборах — фактическом референдуме о доверии власти.

За несколько недель до местных выборов Реджеп Тайип Эрдоган, бессменно руководящий страной с 2003 года, выступил с резким заявлением. Он сказал, что готов идти ва-банк и в случае поражения его Партии справедливости и развития (ПСР) оставит политику. Поводы для такого заявления у премьера на тот момент были: начиная с января в социальных сетях регулярно публиковался компромат на него, его ближайших соратников и членов семьи, который в любой момент мог поставить на карьере политика крест.

Чтобы отразить эти атаки и сохранить лицо, премьер пошел на крайние меры: заблокировал доступ сначала к сайту микроблогов Twitter («Мы камня на камне не оставим от этих твиттеров-шмиттеров»,— решительно заявил он), а затем и к YouTube, полностью проигнорировав последовавшую за этим критику Запада в свой адрес. Казалось бы, эти действия должны были переполнить чашу терпения турецких избирателей, в чьей памяти живы и силовой разгон прошлогодних «протестов Гези», и бытовые запреты вроде ограничения на ночную продажу алкоголя. Однако этого не произошло.

«Twitter вне закона, если он вредит нашему премьеру»,— такими словами многотысячные толпы встречали своего лидера на митингах за неделю до выборов. В те дни Эрдоган сорвал голос, но продолжал встречаться с избирателями. В лагере оппозиции над «слабоватым тенором» премьера ехидно подшучивали.

В ночь после голосования, когда стало ясно, что ПСР опережает светскую оппозицию чуть ли не вдвое, премьер вышел к своим сторонникам, собравшимся на площади у главного офиса правящей партии в Анкаре. К тому времени голос к нему уже вернулся. Политик объявил об успехе ПСР и поблагодарил всех, кто молился за победу его партии. «Вы поддержали своего премьера, я безгранично вам благодарен,— сказал он.— 77 миллионов человек (общее население Турции.— «Власть») должны знать, что сегодня родилась новая Турция. Это праздничный день для новой Турции!»

По правую руку от Реджепа Тайипа Эрдогана стояла его жена Эмине, по левую — сын Билал. Минувшей зимой стамбульский прокурор предъявил ему обвинение в даче взятки в особо крупном размере, однако дело быстро закрыли, а прокурора перевели на службу в отдаленную провинцию. Позднее в интернет попала аудиозапись телефонного разговора, в ходе которого Билал получал от отца инструкции, как выносить из дома наличные деньги на общую сумму до $1 млрд. Правда, подлинность этой записи доказана не была, да и сторонники премьера предпочли закрыть глаза на скандальные подробности.

Под овации многотысячной толпы и звуки написанного в его честь гимна премьер приветствовал своих сторонников, сложив пальцы рук в символ «рабиа» — знак египетских исламистов из движения «Братья-мусульмане». Этот жест приобрел популярность в Турции прошлым летом, когда египетская армия устроила кровавый разгон протестных акций «Братьев» на площади Рабиа-аль-Адавия в Каире. Турецкие исламисты на время забыли об этом символе, однако победа ПСР вернула ему популярность.

«Послушайте, что я вам скажу,— обратился Эрдоган к своим избирателям.— Наконец политика безнравственности потерпела поражение! Политика прослушек и монтажа потерпела поражение! Политика клеветы и грязи потерпела поражение!»

Вскоре после этого из толпы начали раздаваться возмущенные возгласы в адрес «пенсильванских заговорщиков» — так премьер обозвал сторонников живущего в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Именно они считаются инициаторами публикаций компромата и серии антикоррупционных расследований, начавшихся в конце прошлого года (см. материал «Турецкопреданные» во «Власти» N4 от 3 февраля 2014 года). Оплотом просветительского движения Гюлена, известного как «Хизмет» или «Джемаат», принято считать органы турецкой полиции и судебной власти, в рядах которых выходцы из него традиционно сильны. Неслучайно именно эти структуры минувшей зимой подверглись серии масштабных чисток и перестановок, запущенных властями.

«Эй, Пенсильвания! — прокричал с балкона Эрдоган, обратившись к импровизированным противникам.— Вы покушались на демократию, но демократия пришла на избирательные участки и победила. Посмотрите, как ответил вам народ! Посмотрите, во что превратились ваши попытки устроить госпереворот!» Пообещав, что противники заплатят высокую цену за попытки очернить его репутацию, господин Эрдоган провозгласил «победу турецкой нации в гражданской войне». На следующий день «с убедительной победой» премьера Турции по телефону поздравил президент России Владимир Путин.

«Это были местные выборы, но по масштабу и значению они не уступали общенациональным,— считает эксперт Института стратегических исследований Анкары Мехмет Акиф Окур.— Жители Турции выбирали не только мэров городов и руководителей муниципалитетов, но также членов городских и сельских парламентов, поэтому голосование можно считать репетицией всеобщих выборов 2015 года».

Предвыборные прогнозы, предвещавшие падение рейтинга Эрдогана на фоне последних скандалов, себя не оправдали. ПСР сумела превзойти свой результат на местных выборах 2009 года, 39%, набрав в этот раз 45% (на момент сдачи номера в печать были опубликованы только предварительные итоги выборов), и фактически повторила рекорд выборов в парламент в 2011-м. Этот результат собеседники «Власти» в правительстве Турции в один голос назвали большим успехом для Эрдогана. Предварительный итог оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) — 25%.

Накануне выборов премьер поставил перед избирателями вопрос не только о доверии себе, но и о том, кто будет руководить Турцией в более долгосрочной перспективе

Дополнительную уверенность премьеру придала победа кандидата от ПСР в мэры Стамбула Кадира Топбаша, который, как и на выборах в 2009-м, сумел оторваться от оппозиционного кандидата на 8%. Намного сложнее ПСР далась борьба за мэрское кресло в Анкаре: там оппозиционный кандидат отстал от действующего градоначальника Мелиха Гокчека всего на 1% с разницей 30 тыс. голосов.

Потребовав пересчета итогов голосования в обеих «столицах», оппозиция вывела своих сторонников на улицы и собрала их перед зданием Верховного избирательного совета в Анкаре. В ответ на лозунги «Долой вора!», которые демонстранты скандировали в адрес премьера, полицейские разогнали их ставшими привычными со времен «протестов Гези» методами — с применением силы и водяных пушек.

«Никогда прежде турецкое общество не было расколото так сильно, как сейчас,— считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.— Но в плане сохранения национального единства в Турции меня беспокоила не столько растущая пропасть между правыми и левыми, сколько раскол в правящей элите и конфликт между Эрдоганом и Гюленом». Впрочем, уверен эксперт, именно этот конфликт и сыграл решающую роль в исходе выборов.

«Накануне выборов премьер поставил перед избирателями вопрос не только о доверии себе, но и о том, кто будет руководить Турцией в более долгосрочной перспективе,— говорит Надеин-Раевский.— Это и позволило Эрдогану максимально мобилизовать своих сторонников. Отсюда такая высокая явка на выборах — больше 83% — и беспрецедентный успех правящей партии, когда ожидавшееся поражение вдруг обернулось победой».

«Премьер не просто вел избирательную кампанию, он вел ее с четким прицелом на разгром движения Фетхуллаха Гюлена»,— уверен Мехмет Акиф Окур из Института стратегических исследований Анкары. «Эрдоган не просто сумел удержать своих сторонников, но и нанес очень серьезный удар по структурам Гюлена, загнал их в подполье и фактически обезглавил их медийную верхушку,— считает Надеин-Раевский.— В этом большая заслуга Службы национальной разведки Турции, которая провела серьезную и очень четкую работу, чтобы установить, в каких именно структурах фетхуллахчи (последователи Фетхуллаха Гюлена.— «Власть») наиболее сильны. Люди Эрдогана сумели выявить узловые звенья, по которым нужно было нанести удар. И нанесли этот удар очень грамотно».

Также Надеин-Раевский уверен в том, что очень важную роль в победе ПСР сыграл патриотический настрой ее лидера. «Идеология, которую исповедует Эрдоган,— это идеология сохранения национального самосознания и национальных интересов. Турки — народ патриотичный, и риторика премьера вновь оказалась очень востребованной»,— считает он. А Акиф Окур напоминает: «Триумф ПСР не оставляет сомнений в том, что теперь премьер Эрдоган решится на рокировку в тандеме с президентом страны Абдуллой Гюлем и выдвинет свою кандидатуру на августовских президентских выборах».

Ольга Кузнецова

Источник: www.kommersant.ru

 http://www.kommersant.ru/doc/2443239

Категории: Главное, Турция