ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



ЕРЕВАН И ТБИЛИСИ ДЕЛАЮТ ШАГИ К МИНИМИЗАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ИХ УЧАСТИЯ В РАЗНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ АЛЬЯНСАХ

27 июня в Брюсселе в присутствии высших должностных лиц ЕС премьер-министром Грузии Ираклием Гарибашвили было подписано Соглашение об углубленной и всеобъемлющей свободной торговле (DCFTA) – главная экономическая составляющая европейской ассоциации страны. Напомним, техническое парафирование DCFTA состоялось в конце ноября прошлого года в Вильнюсе, одновременно с подписанием политической части соглашения.

20 июня премьер-министр Армении Овик Абрамян, отвечая на вопрос корреспондента радиостанции «Азатутюн» («Свобода») заявил, что официальный Ереван должен подписать договор о вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) 3 июля. При этом ряд армянских экспертов полагает, что подписание официальным Ереваном соглашения о членстве в ЕЭАС вновь будет отложено – на этот раз по техническим причинам.

Напомним, что 29 мая на саммите в Астане президент Армении Серж Саргсян попросил установить до 15 июня окончательный срок подписания договора о вступлении страны в ЕАЭС. Между тем, в опубликованном решении саммита глав-государств ЕАЭС сказано, что до 1 июля должен быть подготовлен договор о вступлении Армении в ЕАЭС, но в нем нет ничего о том, когда именно будет подписан этот договор.

Несмотря на некоторые неясности о дате подписания договора о членстве Армении в ЕАЭС, и Ереван, и Тбилиси пытаются сделать ряд шагов для того, чтобы процесс их вступления в различные экономические зоны не сказался на комплексе двусторонних отношений. Это касается также того обстоятельства, что обе страны, геополитически будут привязаны к разным центрам силы.

Именно в этом контексте следует рассматривать визит президента Армении С.Саргсяна в Грузию 18-19 июня. Кроме президента Гиоргия Маргвелашвили, С.Саргсян провёл встречи со спикером парламента Давидом Усупашвили, премьер-министром Ираклием Гарибашвили. В рамках визита были подписаны два межправительственных соглашения: «О сотрудничестве в сфере туризма» и «Об обмене секретной информацией и ее взаимной защите».

Представители бывшей правящей администрации Грузии президента Михаила Саакашвили на разных уровнях раскритиковали соглашение об обмене информацией и ее взаимной защите, полагая, что это соглашение будет препятствовать развитию отношений Грузия – НАТО. При этом Армения как и Грузия, сотрудничает с Североатлантическим блоком в рамках программы индивидуального партнерства (IPAP). В частности, негативно о вышеупомянутом соглашении высказались находящийся в заключении экс-министр обороны Бачана Ахалая и экс-министр культуры Ника Руруа. Соглашение было также раскритиковано грузинскими СМИ, упиравшими на то, что Армения продолжает оставаться активным членом Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), который возглавляет Россия.

Армяно-грузинское экономическое сотрудничество прежде всего, включает сферы транспорта, энергетики, туризма, переработку сельхозпродукции и некоторые другие направления.

Судя по всему, во время визита С.Саргсяна в Тбилиси обсуждался вопрос о восстановлении прямого железнодорожного сообщения между Грузией и Россией через территорию Абхазии. «Серьезного разговора на эту тему пока нет. Но мы хотим, чтобы эта дорога начала свое функционирование. Для нас это имеет жизненное значение», – заявил Саргсян. В руководстве Грузии есть силы выступающие за разблокирование железной дороги (например, госминистр Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили), но имеются и те, кто занимает куда более сдержанную и выжидательную позицию. В связи с этим важным для Армении вопросом особо отметим, что накануне подписания документов по DCFTA Брюсселе спецпредставитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией Зураб Абашидзе сделал важное заявление: «Грузинская сторона готова внимательно выслушать предложения России по восстановлению железнодорожного сообщения через Абхазию. У нас есть серьезные условия для открытия железнодорожного движения, и если со стороны России будет серьезная инициатива, мы готовы очень внимательно выслушать ее, но мы также предложим свои условия». Кроме того, во время встречи с руководством Грузии С.Саргсян пытался добиться снижения тарифов на железнодорожные перевозки грузов для Армении, однако в Тбилиси сделать это отказываются.

Руководство Армении предполагает, что Грузия, подписав DCFTA, может создать возможность армянским бизнесменам, стремящимся работать на европейском рынке. Отсюда и выгода для армянских бизнесменов к тому, чтобы делать инвестиции в Грузии. В случае же вступления Армении в ЕАЭС, возможно перспектива инвестиций откроется и для грузинских бизнесменов. Это должно быть выгодно структурам, заинтересованным в получении выхода на рынок РФ или других стран ЕАЭС.

Надо полагать, что речь фактически идет о том, что возможна массовая регистрация (открытие филиалов) компаний и других хозяйствующих субъектов из Армении в Грузии и, наоборот – грузинских в Армении.

Таковы пожелания, но каковыми будут реалии – пока не совсем непонятно. Дело в том, что представители бизнеса обоих стран пока предпочитают делать инвестиции не в экспортоориентированные технологические отрасли (за исключением переработки сельхозпродуктов), а в недвижимость, строительство или туризм. Поэтому уровень конкурентоспособности армянских и грузинских товаров на рынках соответственно ЕС и ЕАЭС (за исключением тех же продуктов сельхозпереработки) остаётся достаточно низким.

С сельхозпродуктами и продуктами их переработки не всё так просто. В настоящее время ЕС является крупнейшим в мире экспортером сельскохозяйственной и пищевой продукции. Страны, входящие в объединение, получают возможность экспортировать в Грузию свою сельскохозяйственную и пищевую продукцию – беспошлинно, в то время как аналогичная грузинская продукция будет облагаться налогом за вход на рынок ЕС. С другой стороны, к примеру, регистрация выпускающих коньяк армянских компаний в Тбилиси (прежде всего речь идет о Ереванском коньячном заводе и комбинате «Арарат») ничего не даёт им на рынке ЕС, т.к. они не имеют там права продавать напиток под названием «коньяк». И это – несмотря на то, что Ереванский коньячный завод принадлежит всемирно известной французской фирме фирме Perno Ricard. Производители коньяка в Армении больше заинтересованы рынке вовсе не ЕС, а главным образом стран постсоветского пространства и иных неевропейских рынков.

Согласно данным ЦРУ США, главными торговыми партнерами Армении по экспорту являются Россия, Германия, Болгария, Бельгия, Иран, США, Канада, Грузия, Нидерланды и Швейцария. Главные партнеры южнокавазской страны по импорту – Россия, Германия, Болгария, Бельгия, Иран, США, Канада, Нидерланды, Грузия и Швейцария.

Что касается Грузии, в числе её основных торговых партнеров по экспорту являются Азербайджан, Армения, Украина, Турция и Россия. Имаортируется же в Грузию продукция прежде всего из Турции, Украины, Азербайджана, России и Китая.

Согласно грузинским официальным источникам, двусторонняя торговля Грузии с Россией в течение первых пяти месяцев 2014 года выросла на 35,4 % по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года, в основном, за счет увеличения грузинского экспорта в Россию (в 3,5 раза). Благодаря торговому обороту в размере 303,6 млн долл., Россия является четвертым крупнейшим торговым партнером Грузии после Турции, Азербайджана и Китая (за январь – май 2014 года). Этот рост, в основном, обусловлен экспортом грузинских вин и минеральных вод в Россию. Объем экспортированного за этот же период грузинского вина в Россию составил 70 млн. долларов США, что в 2,6 раза больше по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. В январе – мае 2014 года доля экспорта грузинского вина в Россию составила 68% всего экспорта грузинского вина.

Экспорт Грузии в ЕС за январь-май 2014 году составил 253 млн. долларов США, что на 58 % больше по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года.

Надо полагать, что после подписания DCFTA, Москва, скорее всего, дождется завершения процесса ратификации этого документа. Затем, после консультаций с партнерами по зоне свободной торговли СНГ, примет защитные меры в соответствии с правилами ВТО, как об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. В этом случае рост грузинского экспорта в Россию скорее всего, замедлится вследствие повышения таможенных пошлин для грузинской продукции и, прежде всего, вина.

Что касается торговли Армении, то ее правовой статус со странами ЕС почти наверняка не изменится – и это несмотря на ожидаемое повышение экспортной пошлины по ряду товаров.

К примеру, по итогампервых четырёх месяцев текущего года по структуре внешней торговли экспорт в страны СНГ из Армении составил 23,1% (из РФ – 19,5%), а импорт из стран СНГ составил – 23,2 % (по стране происхождения товара 29,9%) в том числе импорт из РФ – 18,4 % (по стране происхождения товара 25,1 %).

Экспорт Армении в страны ЕС за первые 4 месяца составил 33,2 % (из них в Германию – 19,3%, Болгарию – 9,5 %, Бельгию – 5,3 %), а импорт из стран ЕС составил – 23,2 %, по странам происхождения товара – 27,2 % (Германия – 6,5 %, Италия – 3,7 %).

Экспорт Армении в «другие страны» за первые 4 месяца составил 43,6 % (Китай – 8,7 %, Иран – 5,9 %, США – 5,9 %, Канада – 5,5 %, Ирак – 5,4 %, Грузия – 5,2 %), импорт из «других стран» составил (по торгующей стране) – 50,6% (Грузия – 10,5 %, ОАЭ – 6,8 %, Швейцария – 6,5%), по происхождению товара 42,9 % (Китай – 8,7 %, Турция – 4,9 %, Иран – 3,9 %).

Грузинские эксперты и правительство полагают, что после вступления в силу соглашения по DCFTA рост экономики составит примерно 4,3 %, а рост экспорта составит 12%.

Серьезные армянские эксперты, впрочем, как и представители правительства, пока воздерживаются от публичных прогнозов по поводу того, какой будет прибавка к росту ВВП или экспорта в случае членства страны в Таможенном Союзе или ЕАЭС.

Даже поверхностного взгляда на вышеупомянутые сведения достаточно, чтобы сделать вывод: сегодняшняя внешняя торговля Армении структурно связана со странами ЕС куда больше, чем торговля Грузии. Таким образом, решение Еревана о вступлении в ТС / ЕАЭС продиктовано, прежде всего, политическими мотивами. При этом следует заметить, что структура армянского экспорта в Россию и Европейский Союз существенно отличается. Если в Европу вывозится продукция горнометаллургической отрасли, то в Россию – преимущественно пищевая и сельскохозяйственная продукция, драгоценные и полудрагоценные камни. При этом объем импорта и из стран СНГ, так и ЕС существенно превышает армянский экспорт по соответствующим направлениям. Кроме того, в случае участия Армении в евразийских интеграционных проектов имеет шансы на возрождения хотя бы некоторая часть развитого некогда в республике комплекса высокотехнологичных предприятий.

Точность или ошибочность всех прогнозов – как высказанных публично, так и тех, которые по тем или иным причинам не были опубликованы – прояснится только после того, когда Армения и Грузия пройдут полную правовую процедуру, связанную с членством в ТС / ЕАЭС и DCFTA. Для этого понадобится время. Для анализа этого процесса, в том числе в сравнительном аспекте, в Армении и Грузии необходим беспристрастный многопараметровый мониторинг экономической ситуации. Причем мониторинг этот должен продолжаться, как минимум, в течение нескольких лет. В противном случае экспертное сообщество, отслеживающее этот сложный процесс, может трансформироваться в лоббистов, односторонне поддерживающих те или иные решения руководства Армении и Грузии.

Саркис Мартиросян

http://www.kavkazoved.info/news/2014/06/28/erevan-i-tbilisi-delaut-shagi-k-minimizacii-posledstviy-uchastia-v-raznyh-alyansah.html

Категории: Армения, Главное, Грузия, Евразийский экономический союз, Европейский Союз