ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



ПОЯВИТСЯ ЛИ АНТИРОССИЙСКИЙ ТУРЕЦКО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ГАЗОВЫЙ АЛЬЯНС / СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ

Дуга энергетической напряжённости — от Балкан до Кавказа.

Премьер-министр Болгарии Пламен Орешарски заявил, что Болгария прекратила подготовительные работы по строительству газопровода «Южный поток». Это заявление было им сделано в ходе брифинга после встречи с группой американских сенаторов Джонсоном, Мерфи и Маккейном. Так Орешарски дал понять, что на проект «Южный поток» оказывают давление США. Хотя ранее официальный представитель Еврокомиссии Антуан Коломбани сообщал, что «ЕК просила Болгарию приостановить реализацию проекта «Южный поток» на период выяснения отношений с ЕС в рамках предупреждения о нарушении союзного законодательства в случае строительства этого газопровода». «Проект «Южный поток» технологически сложный. Часть идет под Чёрным морем, а часть — сухопутная. Первый участок — сухопутный — болгарский, — так прокомментировал ситуацию посол России при ЕС в Брюсселе Владимир Чижов. — Строительство уже началось. Был тендер, который выиграл консорциум в составе российской и группы болгарских компаний. Еврокомиссия — причём не гендиректорат по энергетике, курируемый господином Эттингером, а гендиректорат по внутреннему рынку — заподозрила какие-то отступления от правил проведения тендеров. Я рискну предположить, что за этим стоят политические мотивы, потому что этот проект и условия этого тендера выверялись квалифицированными юристами. Последовали высказывания некоторых официальных лиц Евросоюза относительно того, что нужно до окончания разбирательства приостановить реализацию проекта, что он не может быть реализован, пока не решатся проблемы с Украиной. Это достаточно четкие указания на сугубо политизированный подход к данному сюжету».

Правда, министр экономики и энергетики Болгарии Драгомир Стойнев призвал «не делать газопровод заложником конфликта между Россией и Украиной». Но фактом является то, решение Софии создало эффект цепной реакции. Вслед за этим вице-премьер и министр по делам транспорта и инфраструктуры Сербии Зорана Михайлович заявила, что «Белград вынужден отложить работы по проекту газопровода «Южный поток» из-за заявления властей соседней Болгарии о приостановке его строительства». По её словам, «Болгария — это центр» и «пока не будут окончены переговоры Болгарии с Брюсселем и Евросоюза с Россией, стоим и мы», или «пока Россия не изменит маршрут». Однако спустя всего несколько часов после публикации интервью Зораны Михайлович, её непосредственный руководитель — премьер Сербии Александр Вучич — дезавуировал слова своей подчинённой, подчеркнув, что решение об остановке строительства «Южного потока» должно принимать правительство Сербии, которое ещё даже не планировало проводить заседание на соответствующую тему.

С одной стороны, ЕС заявляет о том, что заинтересован иметь бесперебойные поставки российского газа. Такую энергетическую безопасность мог бы дать идущий в обход Украины «Южный поток». Но стремление России нивелировать для себя и для Европы негативные моменты с транзитом газа через Украину наталкивается на сопротивление ЕС, стремящегося сохранить в своих руках украинскую «булаву», с помощью которой можно расточать угрозы в адрес России. Как не крути, но в 2013 году более половины российского экспорта в страны ЕС осуществлялось через территорию Украины.

Но дело не только в Софии, Белграде и Киеве, которые утратили заметную часть своего национального суверенитета. Теперь Запад пытается втянуть в свою цепочку и Азербайджан, предлагая ему тест на геополитическую лояльность. Вашингтон и Брюссель публично заявляют, что делают ставку на азербайджанский газ в качестве альтернативы российскому. При этом Азербайджан не дезавуирует эту интригу, хотя он теоретически способен поставлять только 10 млрд. куб., а «Южный поток» рассчитан на 63 млрд куб. Кроме того, ввод в действие соответствующих очередей азербайджанского месторождения Шах-Дениз может состояться не ранее 2020-2022 годов. Азербайджан дал старт таким стратегическим проектам, как строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP) по территории Турции и Трансадриатического газопровода (TAP) по территории Греции и Албании в Италию. В этой связи многие эксперты, в том числе и азербайджанские, считают, что в сложившемся украинском контексте действия Баку на этом направлении связаны с «проявлением им политической воли».

По озвученному в ЕС сценарию именно Азербайджан должен стать центром обеспечения потока газовых ресурсов Каспия в ЕС через налаживание экспорта сырья из Туркменистана и Ирана — в случае снятия санкций. Иран уже заявил, что не намерен выступать конкурентом России в энергопоставках в ЕС. Что же касается Туркменистана, то он пока не договорился о морских границах с Азербайджаном. К тому же Туркменистан может и не проявлять стремления участвовать в явно политизированном геоэкономическом проекте, имея устойчивые контракты с союзным России Китаем. В то же время по имеющейся информации, Турция пытается улучшить отношения между Азербайджаном и Туркменистаном, понимая, что без этого невозможно обеспечить дееспособность проектов TAP и TANAP. В качестве одного из аргументов для склонения Ашхабада на свою сторону Анкара использует факт, что якобы после вступления в силу подписанного энергетического соглашения между Россией и Китаем, «Китай не будет нуждаться в туркменском газе». По оценке турецкого эксперта Орхана Гафарлы, «процессы геополитических изменений в этом направлении уже начаты, и одним из важнейших их результатов должно стать повышение значимости Турции в мировом энергетическом пространстве». Ощущение своей значимости, наверное, мешает Турции осознать тот факт, что свободного газа для её проектов у Туркменистана просто нет, ибо он весь и надолго законтрактован Китаем.

Кстати, об такой значимости Турции на днях рассуждал в Польше вице-премьер Турции Бюлент Арынч. Он заявил, что «одной из преград, ослабляющих позиции ЕС в связи с событиями вокруг Украины, является энергозависимость европейских рынков. На сегодняшний день треть поставок «голубого топлива» на рынки Европы осуществляется за счёт «Газпрома», — подчеркнул Арынч. — В результате Евросоюз вынужден ограничиваться экономическими санкциями и никаких конкретных политических шагов не предпринимает, а те, которые предпринимает, являются слабыми и временными». В этой связи он привлёк внимание к шагам по реализации проекта TANAP, к перспективе тесного геополитического блокирования Турции с Азербайджаном, что могло бы стать «гарантом для энергетической безопасности Турции и ЕС». Внимание привлёк, но скромно умолчал, что даже теоретический объём азербайджанского газа равен не нынешней российской трети, а всего лишь 6% от общего объёма потребностей ЕС.

На недавней встрече с руководителями мировых информагентств президент России Владимир Путин заявил: «Если у нас и дальше будут какие-то проблемы по «Южному потоку», а Брюссель нам постоянно палки в колёса вставляет по этому проекту, мы рассмотрим и другие варианты – через страны, которые не входят в Евросоюз. Просто Евросоюз получит ещё одну транзитную страну. Зачем они это делают, эти брюссельцы, я не понимаю». Многие эксперты под «ещё одной транзитной страной» имеют в виду Турцию.

Ранее Анкара предлагала во избежание транзитных рисков, проложить «Южный поток» по своей территории, а не через Болгарию. Турция, как заявил министр энергетики и природных ресурсов страны Танер Йылдыз, «готова обсуждать такой вариант, если будет соответствующий запрос из России». Он также выразил желание увеличить объём закупок российского газа по трубопроводу «Голубой поток». Понятно почему, ведь в энергобалансе Турции российскому газу в ближайшие годы нет альтернативы. Это — конкретная синица в руках, а не журавль в геополитическом небе. В конце мая в Москве министр иностранных дел РФ Сергей Лавров по итогам 4-го заседания совместной российско-турецкой группы стратегического планирования с участием главы МИД Турции Ахмета Давутоглу заявил, что процесс реализации проекта магистрального газопровода «Южный поток» проходит успешно. Но сейчас остро стоит вопрос о том, насколько Турция окажется устойчивой к американскому давлению, поскольку она является членом НАТО и не станет ли она более активно вести свою энергетическую «игру»?

Что касается Азербайджана, то по всем признакам его внешняя политика все более приобретает прозападный крен. Опасность ситуации в том, что Запад, похоже, начинает протягивать с Балкан до геополитической системы координат Закавказья новую «дугу напряжённости». Недавнее предупреждение посла США в Азербайджане Ричарда Морнингстара о «бакинском майдане» прозвучало не случайно. В свою очередь, России давно пора иметь чёткую концепцию своей кавказской политики. Сейчас приближается момент истины и наступает момент конкретных действий.

Источник: http://www.iarex.ru/articles/48435.html

Категории: Азербайджан, Главное, Иран, Россия, США, Турция, Украина