РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ИРАН И ИЗРАИЛЬ: ДИАЛОГ НЕИЗБЕЖЕН? / АРЕГ ГАЛСТЯН

Объявление боевиками террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» о создании Халифата на подконтрольных ей территориях Ирака и Сирии стало сигналом о грядущих переменах на Ближнем Востоке…

Объявление боевиками террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» о создании Халифата на подконтрольных ей территориях Ирака и Сирии стало сигналом о грядущих переменах на Ближнем Востоке. Речь идет не только о территориальных изменениях, но и о переосмыслении внешнеполитических доктрин ведущими региональными силами. В данном аспекте весьма интересным представляется потенциальное сближение Государства Израиль и Исламской Республики Иран. Сегодня весьма сложно поверить, что подобное сотрудничество может иметь место, однако известный немецкий политический деятель XIX века Отто фон Бисмарк любил повторять, что «политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит». Действительно, еще два года назад вряд ли кто-то мог предполагать, что между Америкой и Ираном ведутся тайные переговоры, итогом которых станет открытый диалог в рамках решения ядерной программы. Чтобы выяснить причины, которые приведут к ирано-израильскому диалогу, необходимо принимать во внимания как объективные, так и субъективные факторы. Итак, почему диалог Израиля и Ирана неизбежен?

Успех Аль-Каиды – это результат не только провала внешнеполитической стратегии США, принятой в период президентства Джорджа Буша-младшего, но и сохранение напряженных отношений между ведущими державами региона. Политика поощрения дискриминационной политики шиитского большинства против суннитов с поддержки Вашингтона и Тегерана привела не только к расколу страны, но и форсировала процесс радикализации умеренных суннитов. Результат политики неконсерваторов привел к фактическому геноциду против национальных меньшинств Ирака, включая христиан и курдов-езидов. Теперь геополитическая конъюнктура всего региона будет во многом зависеть от того, сохранит ли Ирак свою государственность и территориальную целостность. В целом, учитывая текущие обстоятельства, трудно поверить в успех американской стратегии сдерживания курдской независимости и вовлечения суннитов в политический процесс с поддержанием баланса против шиитского большинства. Исходя из подобного сценария, раскол Ирака, с одной стороны, приведет к созданию курдского и шиитского очагов, которые станут самыми вероятными союзниками Израиля (курды) и Ирана (шииты).

С другой, неизбежно также сохранение и укрепление Халифата с финансовой и политической поддержкой Саудовской Аравии и Катара. После раскола Ирака, укрепления радикальной исламистской зоны и ухода американцев с Ближнего Востока, на кого обратит свой взор Аль-Каида? Государственный департамент, после многочисленных запросов со стороны Конгресса, был вынужден де-факто признать, что боевики из Аль-Каиды составляют значительную часть ополченцев, ведущих бои против правительственных сил Сирии. Таким образом, можно выдвинуть гипотезу о том, что битва за Сирию и Ливан еще впереди. И если падение Ирака станет для израильтян и иранцев «неприятностью, но с сюрпризами», то наступление джихадистов на Дамаск и Бейрут станет вызовом для их собственной национальной безопасности. Стоит ли Израилю и Ирану надеяться, что курды и шииты будут сдерживать террористов на относительно дальних от себя рубежах? Заметим, что террористы не только получают значительные денежные средства и современное вооружение, но и имеют достаточно организованный штаб и разведку. Войны в Ираке и Афганистане доказали, что Аль-Каида – это не просто террористическая, но и высокоорганизованная политическая структура, привлекающая в свои ряды не только обычных бойцов-фанатиков, но и людей искусства, известных ученых, аналитиков и т.д.

Президент Барак Обама заявил, что к концу 2014 года США завершат вывод из Афганистана оставшихся контингентов, а о возвращении в Ирак не может быть и речь. Все это сопровождается значительным снижением расходов на военные нужды и внешних ассигнований (включая Ираку, Афганистану, Турции и Израилю). Исходя из американской риторики, Израилю не стоит ждать того, что демократические элиты признают независимость Курдистана. Во-первых, курды Ирака оказывают поддержку своим соотечественникам в Сирии, которые в основном на стороне противника США — президента Башара Асада. Администрация Белого дома многократно выражала свое недовольство относительно поддержки курдами сирийских правительственных войск. Во-вторых, демократы, признав независимость Курдистана, автоматически станут главными виновниками развала единого Ирака. Трудно себе представить, что может заставить президента Барака Обаму собственными руками снять с республиканцев «ярлык» виновников иракской трагедии. В-третьих, действующие демократические элиты и лидеры Иракского Курдистана находятся в весьма напряженных отношениях.

Курды, пользуясь поддержкой республиканских элит, способствовали блокированию инициативы о предоставлении государственных привилегий американской нефтяной корпорации Shevron. Известно, что именно демократы лоббируют интересы данной корпорации, конкурента Exxon Mobil. В данном аспекте для республиканских элит и Exxon Mobil выгодно ослабление центральной власти в Багдаде и независимость Курдистана. В свою очередь, для демократов и Shevron нынешний раскол Ирака и формирование самостоятельных про-республиканских курдских элит означает автоматическое поражение. В этом вопросе сходятся интересы Тегерана и Вашингтона. Для Ирана, где проживает 8 миллионов курдов, возникновение независимого Курдистана на серверных территориях Ирака – гарантированная угроза. Во-первых, в Иране прекрасно помнят заявление лидера иракских курдов Масуда Барзани, который родился в иранском городе Мехабаде: «Я был рождён в тени курдского флага в Мехабаде, и я готов служить и умереть ради этого флага».

Более того, Курдистан, имеющий богатые природные ресурсы, может стать альтернативой Ирану в рамках будущих региональных проектов. Ну и не в последнюю очередь официальный Тегеран беспокоит возможность формирования в регионе израильско-курдского геополитического союза. Аналогичным образом Тегеран не сможет более рассчитывать на американскую поддержку шиитам Ирака, хотя бы по причине усиления фактора Саудовской Аравии. В столь сложной игре, Иран и Израиль, входящие в долгосрочные цели Аль-Каиды, должны быть заинтересованы в подавлении радикального суннитского фактора в регионе. Для Израиля стоит отдельная задача – снизить темпы развития американо-саудовского диалога. Если до сирийских и иракских событий данный вопрос мало волновал израильтян, то сегодня все иначе. При этом нельзя забывать и о саудовском факторе в палестино-израильском конфликте. Отметим, что в свое время Израиль был заинтересован в создании ХАМАС с целью раскола палестинского движения. Израильское лобби даже добилось внесения ХАМАСа в список террористических организаций Госдепа, что позволило израильским властям создать весомый аргумент о невозможности ведения переговоров (с террористами переговоры не ведутся).

Сегодня движение ХАМАС разделено на три элиты, которые подчиняются различным центрам силы. Первая и вторая группы, которыми руководят Халед Машаль и Исмаил Хания пользуются поддержкой Саудовской Аравии и Катара, в то время как третья группа под руководством Махмуда аз-Захара находится под покровительством Ирана. Иными словами, саудовцы, расширяя свое влияние в регионе, неизбежно становятся значимой силой в палестинском движении, что не может не вызывать опасений у Израиля. Между тем Тегеран также не заинтересован в усилении Саудовской Аравии. В данном контексте, иранские власти были бы не прочь воспользоваться ресурсами израильского лобби в Америке. Смена тона в отношении Израиля, в частности заявление президента Хасана Рухани о Холокосте, говорит о наличии у Тегерана политической воли к диалогу с еврейским государством. Конечно, в ближайшее время не стоит ожидать открытого ирано-израильского диалога. Стороны не откажутся от своих официальных риторик по объективным политическим причинам. Но, закулисные переговоры и интенсивное сотрудничество спецслужб являются объективной необходимостью для сторон. В данном аспекте весьма примечательно снижение активности израильского лобби в направлении лоббинга против Ирана в стенах американского Капитолия.

Автор: Арег Галстян

Источник: http://www.iarex.ru/articles/50081.html

Категории: Главное, Израиль, Ирак, Иран, Ислам, Курдистан, Сирия, США