РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



АЛЕКСАНДР ШПАКОВСКИЙ: «БЕЛАРУСЬ ПРИВЕТСТВУЕТ УСИЛИЯ АРМЕНИИ ПО ВСТУПЛЕНИЮ В ЕАЭС»

Александр Шпаковский
Руководитель аналитического проекта «Цитадель» (Беларусь)

Представляем вниманию читателей ИАА «Армедиа» интервью с руководителем аналитического проекта «Цитадель» (Беларусь) Александром Шпаковским. Беседа была проведена во время визита г-на Шпаковского в Армению. Он принимал участие в работе международной конференции в Иджеване на тему «Регионы Армении за евразийскую интеграцию», организованной НПО «Интеграция и развитие» (Армения) и Ереванским государственным университетом.

— Среди стран ЕАЭС время от времени проявляются разного рода противоречия. Какие на сегодняшний день есть основные сложности в отношениях между ними, и какие предпринимаются шаги для их сглаживания?

23 года мы живем как суверенные государства, сложилась своя система интересов, сложилось бизнес-сообщество, которое соответствующим образом оказывает влияние на государственную власть, политические группы, общественные настроения и т.д. Естественно, привести все это к единому знаменателю очень непросто. Поэтому существует ряд противоречий.

Если говорить о нашей стране, то мы заинтересованы в ходе переговоров по интеграции в получении для себя достойного места в будущем евразийском проекте. Мы претендуем на роль, во-первых, индустриального центра ЕАЭС, во-вторых, его центра интеллектуального.

Если говорить о нашей индустрии, то с распадом СССР у нас сохранился значительный комплекс промышленных активов. Этот комплекс активов мы сохранили, насколько возможно развивали, но очевидно, что без общего постсоветского рынка он существовать не может. На Западе ряд этих товаров не нужен, а вот на нашем пространстве эти товары могут быть востребованы.

Для того чтобы наш индустриальный комплекс эффективно развивался, нам необходим доступ к энергетическим ресурсам наших партнеров. Поэтому мы очень жестко ставим вопрос формирования единого энергетического рынка. Вот это наше основное противоречие с нашими партнерами, в первую очередь с РФ.

Неоднократно нам обещали, что этот вопрос будет решен позитивно, и решения на данный момент нет, и вообще единый энергетический рынок появится только в 2025 году. Естественно, нам это не выгодно; естественно, мы требуем для себя других условий. Но это переговорный процесс. Сейчас прошли переговоры, мы достигли двухсторонних договоренностей об увеличении поставляемых объемов нефти на белорусские нефтеперерабатывающие предприятия, и в принципе, в краткосрочной перспективе нас это устраивает.

В нашем экономическом пространстве существует около 900 видов ограничений по разному роду товаров, и конечно весь этот комплекс недостатков и есть следствие противоборства интересов. Каждая страна хочет получить для себя наиболее выгодные, наиболее приемлемые условия, и все это на самом деле разрешимо, была бы лишь политическая воля.

— В одной из своих статей Вы отмечаете, что в будущем Евразийский союз создаст перспективу для контура новых отношений Беларуси с ЕС, так называемую «интеграцию интеграций». Поясните, пожалуйста, какой характер будут иметь эти отношения и какую роль сыграет каждая из стран ЕАЭС? Относится ли это только к Беларуси или же может распространяться и на другие страны ЕАЭС?

Это очень актуально, в том числе и для Армении. Во-первых, с образованием ЕАЭС существенным образом повышается геополитическая роль стран-участниц, в том числе в отношениях с ЕС. Если ранее это были отношения 500-миллионного наднационального блока, фактически неоимперии, с небольшим национальным государством, то сейчас уже это будут отношения ЕС с государством — основателем другого аналогичного союза – ЕАЭС. То есть это понятный геополитический рост, и здесь Беларусь, Армения и другие страны могут выступать солидарно, отстаивать свою позицию, и это, в принципе, достаточно важно.

Относительно «интеграции интеграций»: замысел Евразийского экономического союза никогда не предусматривал конкуренции с ЕС. Совершенно понятно, что в настоящий момент Россия вместе со всеми своими партнерами производит порядка 4% от мирового ВВП. Это очень мало, СССР производил более 10%.

Технологическое отставание достаточно существенное, естественно, конкурировать с европейскими технологиями нам достаточно тяжело. Поэтому изначально российским руководством была реанимирована идея ряда европейских философов 50-60-ых годов прошлого века относительно необходимости создания единого пространства, большой Европы от Атлантики до Тихого океана.

До недавнего времени в Европе это встречало определенный скепсис. Говорили о разного рода ценностных различиях, хотя это уже вопрос политики, а не экономики. Считалось, что рассуждать на эти темы достаточно наивно.

В то же время после последнего обострения между ЕС и РФ, после того, как со стороны РФ был введен пакет ответных санкций в отношении государств ЕС, в Европе начали сознавать огромную взаимозависимость между постсоветским пространством и ЕС. Поэтому замыкаться в том, что ЕАЭС самодостаточен, либо говорить о некой конкуренции интеграций, бессмысленно. Мы должны всегда стремиться, помимо реинтеграции постсоветского пространства, также к конструктивным отношениям с Европой. Если каким-то образом туда будет подключен Пекин, то ось Пекин-Брюссель-Москва, по своей сущности, будет самодостаточной, и это важный шаг к более справедливому мировому порядку.

— Между экономиками стран-участниц ЕАЭС есть определенные отличия. Какие предпринимаются шаги для преодоления проблем, возникающих из-за этих отличий?

Работает Евразийская экономическая комиссия, проделана огромная работа, унифицированы законодательства стран в рамках Таможенного Союза. Но, конечно, есть определенные сложности. Сложно осуществлять, в частности, интеграцию преимущественно индустриальной белорусской экономики с высокой социальной ответственностью государства-собственника перед трудящейся массой с финансово коммерческими, сырьевыми экономиками России и Казахстана. Поэтому сложно, но процесс идет.

— Есть ли среди стран участниц ТС/ЕАЭС восприятие того, что Армения также имеет определенные трудности, н-р, из-за закрытых границ, что повлияет на экспорт, ценообразование и т.д., и в связи с этим наша страна нуждается в определенных преференциях?

Существует дорожная карта по вступлению Армении в ЕАЭС. Это значит, что евразийские устремления Армении приветствуются всеми, в том числе и Республикой Казахстан, несмотря на определенные сложности в этом процессе. И естественно, учитывается то положение, в котором Армения сейчас находится. На мой взгляд, интеграция это очень сложный переговорный процесс, в котором каждая страна должна стремиться реализовать, убедить партнеров в целесообразности принять ее интересы. И здесь уже находят компромиссные варианты, которые устраивают всех.

Очевидный интерес Армении сейчас состоит в разблокировании железнодорожного сообщения через территорию Абхазии. У вас достаточно хорошие отношения с Грузией, они сохранялись и во время Саакашвили. Сейчас Саакашвили нет: раздражающий фактор для России в виде политической фигуры бывшего президента исчерпан. Есть основания для того, чтобы на основе трехсторонних российско-армяно-грузинских переговоров с формальным участием абхазской стороны был бы решен вопрос о разблокировании железнодорожного маршрута. Это существенным образом повлияет на экономическую ситуацию в Армении.

Вы сможете поставлять товары на российский рынок, это даст импульс развития сельскохозяйственной промышленности. Армения сейчас небогатая страна, но у вас есть огромные ресурсы армянского мира, которые будут сюда инвестировать, если это будет выгодно. Сейчас инвестировать в Армению сложно, потому что страна находится фактически в состоянии экономической блокады. Вот ваш интерес в евразийской интеграции — добиться в Москве, в Минске, в Астане принятия этой позиции.

С точки зрения Республики Беларусь, я как аналитик, не представляющий правительство, но знающий ситуацию, могу сказать, что заявление подобного рода от армян будет услышано.

— Известно, что между странами ЕАЭС есть определенные противоречия относительно вступления Армении в союз. Какой они имеют характер и какова позиция Беларуси в данном вопросе?

Вопрос с противоречиями несколько надут. Дорожная карта была одобрена главами всех трех государств. После обретения государственного суверенитета наша миссия на постсоветском пространстве миротворческая. То есть, такая, чем мы занимаемся в отношении Украины; схожая у нас позиция и в отношении армяно-азербайджанского конфликта. Мы полагаем, что конфликт должен быть разрешен мирным путем с учетом интересов заинтересованных сторон. Мы максимально будем этому содействовать. Мы не будем здесь никого осуждать и никого поощрять. Для нас это тоже трагедия и боль, потому что и Азербайджан, и Армения воспринимаются в Беларуси как достаточно близкие страны. Но мы думаем, что эта проблема разрешима.

Беларусь будет приветствовать усилия Армении по вступлению в ЕАЭС. Я уверен, что и Казахстан с определенными оговорками будет это приветствовать. Более того, скажу, что в ближайшее время Армения в том или ином статусе присоединится к евразийским договоренностям и все будет нормально.

Беседовала Анна Карапетян
19.08.2014
 
http://www.armedia.am/?action=Exclusive&what=show&id=1247175594&lang=rus

Категории: Армения, Беларусь, Главное, Евразийский экономический союз