РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ – ГАРАНТИЯ БЕЗОПАСНОСТИ И РАЗВИТИЯ АРМЕНИИ

Самвел Манукян
Кандидат социологических наук, член Евразийского экспертного клуба

Доклад на Круглом столе Евразийского экспертного клуба для молодых политологов и международников на тему «Глобальные вызовы и Евразийская интеграция», 27 февраля 2015 года, пятница НОФ «Нораванк», г. Ереван, Армения

В статье тезисы, выведенные в ее название, обосновываются исходя из макросоциологической теории – миросистемного анализа [1], вытекающих из нее положений, геополитической логики и существующих тенденций в миросистеме. Естественно, что всю сложность проблемы невозможно представить в крошечном объеме. Но, если бы было невозможно кратко изложить суть концепции, то она, по всей вероятности, была бы неадекватной.

Теория «Миросистемный анализ» утверждает, что уже с конца XIX века единица анализа общественных наук, которые необходимо рассматривать как единое целое, это уже весь мир, который является единой капиталистической миросистемой. При этом капиталистическая миросистема является мироэкономикой, в которой блага распределяются посредством рынка, в отличие от другого типа микросистемы — мироимперии, в которой блага перераспределяются на основе властных отношений и соподчинений.

Основа любой миросистемы — разделение труда. Цель капиталистической миросистемы — безграничное накопление капитала. Преуспевают в этом те, кто стремится максимизировать прибыль не в краткосрочной, а в долгой перспективе. Миросистема имеет ядро– экономически и технологически развитые страны, сегодня это в первую очередь США, Западная Европа, Япония, полупериферию – сегодня это в первую очередь страны БРИКС и периферию – страны, принятые называть третьим миром (за исключением тех, которые уже являются полупериферией). Функционирование миросистемы устроено так, что более развитые страны, в основном страны ядра, используя свое экономическое и технологическое преимущество, устанавливают отношения неравного экономического обмена, тем самым получают непропорционально большую часть произведенных в миросистеме благ, чем менее развитые страны. Неравный обмен, в конечном счете, поддерживается военным превосходством стран ядра. Неравный обмен способствует тому, что капитал в целом накапливается в странах ядра, а проблемы в целом – в странах периферии.

Капиталистическая миросистема создает систему национальных государств, основанную на балансе сил, таким образом, чтобы ни одна страна в одиночку не смогла безоговорочно диктовать свои условия всем остальным государствам вместе взятым. Логика мироэкономики диктует, чтобы каждое из государств на контролируемой ею территории должно быть достаточно сильным, чтобы эффективно защищать права собственности, в первую очередь на капитал, и обеспечивать получение прибыли. С другой стороны, оно должно быть недостаточно сильным, чтобы иметь возможность сменить рыночный принцип распределения благ централизованным или иным, не рыночным способом, т.е. превратиться в мироимперию. Миросистема имеет гегемона – наиболее мощное в экономическом, технологическом и военном отношении государство ядра. Государство-гегемон на основе своего доминирующего положения имеет наилучшие возможности для накопления капитала и развития. В то же время из-за своего же положения оно вынуждено нести расходы на управление и поддержание порядка в миросистеме, что включает в себя и огромные военные расходы. С течением времени это противоречие в государстве-гегемоне снижает эффективность капитала, оно постепенно начинает терять свои преимущества, вследствие чего другие государства миросистемы — обычно ядра — стремятся занять место гегемона и получать его выгоды. В конечном счете так и получается. Теория утверждает, что современная миросистема образовалась в XVI веке. В ней поочередно были гегемонами в XVII веке — Соединённые Провинции Нидерландов, в середине XIX века — Великобритания, в середине XX века – США. «Что позволяет нам называть эти государства гегемонами, так это то, что на какой-то период они могли определять правила игры для всей межгосударственной системы, господствовали в мироэкономике, лидировали в производстве, торговле и финансах, добивались удобных им политических решений с минимальным привлечением военной силы, хотя в военном плане все они были сильны, вырабатывали культурный лексикон, которым пользовался весь мир». [2]

Эпоха смены гегемона является эпохой «тридцатилетних войн». Первая война, в которой одержали верх интересы Голландии, произошла в 1618-1648гг. Вторая, в которой одержали верх интересы Великобритании — в 1792-1815гг. И третья, в которой одержали верх интересы США — в 1914-1945гг.

Другим противоречием миросистемы является стремление стран полупериферии догнать по своей мощи, экономическому и технологическому развитию страны ядра, а последние препятствуют этому. Историческими примерами этого являются усилия Российской империи в конце XIX века, СССР — в XX веке и Российской Федерации – в начале XXI века. Причем в рамках изложенной мироэкономической логики страны ядра стремятся расчленить любую страну, достаточно большую по территории, природным, людским, технологическим, финансовым и военным ресурсам, способную в ближайшем или стратегическом будущем претендовать на равноправие с ними, превратив их в периферию.

Миросистемная теория констатирует, что, начиная с конца 1960-ых и до сегодняшнего времени происходит процесс ослабления современного миросистемного гегемона – США, что является основой разрыхления миросистемной конструкции, возрастания неопределенности и роста вероятности больших и малых войн, не исключая и мировую.

Безопасность

В рамках миросистемного анализа рассмотрим положение Армении в двух переходных периодах миросистемы – в 1914-1920гг., когда завершалась гегемония Великобритании и сегодня, когда завершается гегемония США. Последний период для Армении начался с распадом СССР.

Первая мировая война стала необходимым следствием очередного периода смены гегемона в миросистеме. В ней в первую очередь была заинтересована теряющая гегемонию Британская империя. Были заинтересованы также страны ядра — Германия и США, претендующие на роль гегемона. Конкретным содержанием этого процесса было сохранение или перераспределение колоний, а также расчленение и превращение в группы малых независимых и слабых государств тех мироимперий, которые препятствовали свободной экспансии капиталов стран ядра в контролируемых этими мироимпериями территориях. В первую очередь это были Российская и Османская империи, где императорская и султанская власть имела достаточно большой контроль над деятельностью капитала. С другой стороны, развитие капитализма в этих империях и их превращение в полноценные капиталистические государства с огромными территориями, людскими и природными ресурсами привело бы к увеличению претендентов на главенствующую роль в мире уже ставшей единой миросистемой. Всем места не хватало. При росте числа сильных государств снижается возможность неограниченного накопления капитала.

Революции в Российской империи начала XX века, в том числе Февральская революция, отторжение ее национальных окраин, в том числе Закавказья, в виде политически независимых, слабых в экономическом и военном отношении и раздираемых национально-территориальными конфликтами республик являются отражением миросистемной логики в фазе смены гегемона.

Смена гегемона сопровождается бифуркацией в миросистеме. Трудно было предположить в 1918-1919гг., что Россия и Турция устоят. Однако это произошло. Сближение России и Турции, несмотря на их вековое соперничество и множество войн, стало необходимостью. Важным фактором их сближения стало также поражение социалистической революции в Германии, после которой революционная идеология Советской России переориентировалась от социалистического союза с индустриальной Европой на освобождение угнетенных народов Востока. В таком контексте все новые малые страны Закавказья, созданные под патронажем Британской империи или США и будучи их союзницами, неизбежно оказывались врагами и России, и Турции. В рамках этой конфигурации развивались события 1919-1920гг. Военные победы Советской России и Кемалистской Турции стали основой для выдавливания Британии из Закавказья и предпосылками нового раздела влияния между Турцией и Россией в этом регионе, который начался в 1920г. В таких условиях Армении следовало правильно определиться с союзником. Тем более что страна-покровительница Британия, а также США и Франция, настоятельно советовали армянской дипломатии не надеяться на их военную помощь, а определиться между Турцией и Россией. [3]

Следует отметить, что отказ стран Антанты, в частности, Великобритании в октябре-ноябре 1920г. помочь Армении против турецкой интервенции не было ситуативным решением. Оно созревало с лета 1919г., когда в Британском Парламенте шли дебаты о том, что Британская империя, потратившая на войну много средств, не получила от войны ни шиллинга выгоды, тогда как США уже подписывали концессионные договоры с Советской Россией. [4] Поэтому наряду с укреплением советской власти в России, постепенное свертывание Британской помощи Деникину и непровозглашаемый вплоть до октября 1920г. отказ от помощи Армении также вполне объяснимы в рамках миросистемной логики. Выгоднее было перейти к экономической эксплуатации полупериферийной страны, даже социалистической, чем продолжать финансировать ее распад, тогда как этим скорее воспользовались бы ее союзники-конкуренты.

Вероятно, карта Закавказья 1921-1991гг. имела бы другую форму, если бы Армения правильно определилась с союзником не в конце, а в начале 1920г. Возможно, потерь было бы меньше.

Следует рассмотреть также логику развития событий между Советской Россией, Арменией и Азербайджаном после их советизации в 1920г. Когда сферы влияния между Россией и Турцией в принципе были разграничены, стало актуальным разрешение территориальных конфликтов между Арменией и Азербайджаном. Тем не менее, и в этом вопросе существовало серьезное турецкое влияние. Российская дипломатия прекрасно сознавала будущую турецкую опасность в случае отсутствия границ между Турцией и Азербайджаном, что стало одним из факторов того, что Зангезур (нынешний Сюник) остался в составе Советской Армении.

Другим важным фактором, определившим политическую карту Закавказья в 1921г. было то, что в начале XX века мировая экономика уже вошла в эпоху «двигателя внутреннего сгорания» — в эпоху нефти. Развитие и мощь государства, в том числе и военная, стала определяться наличием, количеством и качеством самолетов, танков, автомобилей. [5] В начале XX века более половины мировой нефти добывалось в Азербайджане, а в 1918г. доля Азербайджана в добыче нефти на территориях бывшей Российской империи составляла 82.6%. Поэтому в споре Армении и Азербайджана за Карабах угроза Баку приостановить поставки нефти в Россию была чрезвычайно серьёзным аргументом [6], ведь война против Советской России продолжалась (которая, в прочем, в разных видах непрерывно продолжается до сих пор).

Обратимся к современной эпохе ослабления гегемона в миросистеме. С 1970-ых, когда начался кризис в миросистеме, сохранение ее стабильности и конфигурации обязательно требовало включение в ее территорию СССР и стран Социалистического Содружества в качестве сырьевого придатка и нового вполне контролируемого рынка. Неадекватность высшего политического руководства СССР привела к распаду Социалистического Содружества и СССР. В конце 1990-ых уже грядущий распад Российской Федерации мало у кого вызывал сомнения. Однако с 2000-ых в России образовалась высшая политическая власть, которая вполне адекватна стоящим перед ней задачам, и Россия в очередной раз начинает прилагать сверхусилие для восстановления своего статуса в мире.

Параллельно с восстановлением мощи России усиливается системное давление на нее ядра миросистемы – США и ЕС. Как и в начале XX века, Турция также осознает для себя реальность угрозы расчленения. Уже более десятилетия в различных публикациях циркулируют стратегические карты расчлененной Турции. Геополитические и геоэкономические решения ядра миросистемы сформировали конфигурацию, подобную начала XX столетия [7]. Появилась стратегическая необходимость сближения России с Турцией, что конечно не снимает глубинные противоречия между этими странами. Газовый «Турецкий поток», который появился из-за отказа ЕС от «Южного потока», надолго связал интересы России и Турции против давления США и ЕС. Рассматривается также вопрос возможности вхождения Турции в Таможенный Союз.

Таким образом, по сути, восстановилась основная конфигурация начала XX века. Однако на этот раз Армения сделала своевременный адекватный геополитический выбор – вступила в Евразийский Экономический Союз. Иначе вероятность невосполнимых потерь была бы слишком высокой, если не неминуемой. Армения, в качестве полноправного члена ЕЭС, имеет очень веские аргументы для корректировки стратегий своих двух враждебно настроенных соседей, которые не являются членами ЕАЭС и, не исключено, что могут изъявить желание или быть вынуждены сблизиться или стать членом ЕАЭС.

Тем не менее, содержание сегодняшней конфигурации имеет важные отличия от содержания подобной ей конфигурации начала XX века, которые усиливают позиции Армении. Сегодня для России важна не азербайджанская нефть, а контроль над маршрутами ее транспортировки. Добыча нефти в Азербайджане в 2014г. составила приблизительно 9% от нефтедобычи России.

В этом контексте территории Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики имеют очень важное геостратегическое значение. С другой стороны, расширение зоны разграничения Турции и Азербайджана в результате неудачной агрессии Азербайджана против НКР, как и в 1921 году, является важным компонентом защиты Большого Русского пространства от будущих вероятных осложнений при усилении паносманских и пантюркистских устремлений современной динамично развивающейся Турции.

В этом контексте, если опять же принять во внимание, что в долгой фазе сегодняшнего миросистемного кризиса важнейшей целью ядра миросистемы является расчленение России, то необходимо ясно осознавать, что в процессе достижения этой цели для ядра миросистемы мощный антироссийский пантюркистский фактор гораздо важнее, чем культурно-исторические претензии Армении на свою Родину.

Развитие

Известно, что Вторая Армянская Республика – Армянская ССР – в составе СССР добилась ошеломляющих успехов в научно-технологическом и промышленном развитии и в результате – в социальном и культурном развитии. Для такого бурного и системного развития были четыре основных фактора – один общий системный, два специфически системных и один национально-специфический.

Общим системным фактором было осознанное сверхусилие страны с целью научного и промышленного развития СССР для защиты от внешней военной агрессии, экономического порабощения. С другой стороны, для превращения в самую мощную страну в мире с собственной универсальной всечеловеческой нравственной миссией. Этот фактор был сформирован на основе социалистической идеологии и задействован политическим руководством, которое прекрасно понимало логику капиталистической миросистемы.

Два специфически системных фактора также были идеологическими и вытекали из сути социалистической идеологии: если цель социализма – устранении эксплуатации труда и построение на этой основе общества равенства, то из этого непосредственно логически следует необходимость устранения неравного развития а) окраин (периферийных территорий) и б) отсталых наций путем их опережающего развития.

Четвёртый, специфически национальный фактор – это традиционное стремление к знаниям нации, имеющей не менее 1500-летнюю письменную культуру, основанную на национальном алфавите, который обеспечивал ее выживание без государственности. Что было бы с независимой Арменией при Британском протекторате, можно представить, исходя (для краткости) из двух примеров. Уже четверть века Армения включена в миросистему. Она провела все без исключения реформы, предписанные международными организациями и странами ядра миросистемы, которые, как заявляли либеральные реформаторы, должны были привести Армению к процветанию. Однако вместо развития Армения, как предсказывает миросистемный анализ, включилась в миросистему в качествепериферийной страны. Армения экспортирует в страны ядра сырье (медный и молибденовый концентрат), а в страны полупериферии – винно-водочную продукцию и рабочую силу.

Случайно ли это? Обратимся к чрезвычайно показательному историческому факту. Когда США были колонией Британской империи, то им Королевским указом было запрещено производить даже гвозди для подков. Гвозди должны были импортироваться из метрополии. За другими примерами и подробностями можно обратиться к обширным публикациям по истории мировой экономики.

Существуют ли сегодня в Евразийском Экономическом Союзе перечисленные четыре факторы? Очевидно, что два специфически системных фактора не существуют: уже нет идеологии опережающего развития периферии и технологически отсталых наций, а есть миросистемная логика.

Однако существует первый важнейший общесистемный фактор. Россия готовится к очередному сверхусилию для мощного скачкообразного научно-технологического и промышленного развития. Поскольку это эквивалентно самосохранению России, вероятность успеха очень велика.

Продолжает существовать и второй фактор – традиционное стремление армянской нации к знаниям.

Взаимодействие этих двух факторов и порождает вероятность, что Армения при долгосрочной умной политике и стратегии, целеустремленной воле к реализации этой политики и отказе от ложных либеральных экономических стереотипов сможет найти свою высокотехнологическую нишу в новом образующемся экономическом пространстве.

При иных геополитических выборах такой вероятности не существует.

[1] Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение / Пер. Н. Тьюкиной. М.: «Издательский дом «Территория будущего», 2006. (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского» ) – 248с.

[2]Там же, ст. 146.

[3] Оганесян Ричард, Международные отношения Республики Армения 1918-1920 гг., Ереван, 2007.

[4] С. Карр Э. История Советской России. Кн. 1: Том 1 и 2 Большевистская революция. 1917-1923. Пер. С англ./Предисловие Ненарокова А.П. – М.: Прогресс, 1990. – 768 ст.

[5] «На обеде, данном английским правительством 21 ноября 1918 года в честь перемирия, лорд Керзон, подводя итоги первой мировой войны, заявил, в частности, следующее: «… Поистине будущее скажет, что союзников привели к победе потоки нефти». Цитируется по: Султанов Ч.Нефть. http://sultanov.azeriland.com/oil/part_01.html

[6] «На первом съезде КП Армении (26—29 января 1922 г.) Ал. Мясникян, отвечая на вопрос, почему Нагорный Карабах не был присоединен к Армении, сказал: «Если характеризовать последнее заседание Кавбюро, то как будто там сидели Агаронян, Топчибашев и Чхенкели. Так Азербайджан говорил, что если Армения потребует Карабах, то не отпустим керосину». Цитируется по: Л. А. Хуршудян, В. А. Микаелян, Р. Р. Симонян, Нагорный Карабах в 1918 – 1923 гг. (ЦПАИМЛ, ф. 1, оп. 1, д. 232, л. 22—23)http://armenianhouse.org/caucasian-albania/050-060.html

[7] Отметим, что пространственно-временное «повторение паттернов» является характеристикой сложных систем, каковой является современная миросистема.

Источник: http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=13198

Категории: Армения, Главное, Евразийский экономический союз