РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Романовы – вчера и сегодня (Владимир Александрович Романов и его наследники)

Захаров В.А.

Эта статья была написана, когда я работал в Институте Европы РАН и опубликована в 2002 г. Затем несколько раз перепечатывалась на разных порталах (http://www.monarchruss.org/index.php?option=com_content&task=view&id=36&Itemid=26). За это время появилось немало новых материалов подтверждающих высказанную мною точку зрения. Я решил ее не дополнять, а оставить статью в том виде, в каком она была написана. Сведения, изложенные в ней, были использованы не раз многими исследователями истории Романовых после убийства царской семьи в Екатеринбурге в 1918 г.

 Свыше двадцати лет прошло с тех пор, как в России активизировалась деятельность семьи Владимира Кирилловича Романова, и его родственников – супруги (ныне вдовы) – Леониды Георгиевны (умерла в 2010 г.) и их дочери Марии Владимировны. Начиная с января 1990 года, когда журнал «Огонек» опубликовал первое в России пространное интервью с «великим князем» Владимиром Кирилловичем, газеты и журналы наперебой стали печатать материалы об этой семье. Многие россияне впервые узнали, что после злодейского убийства Николая II и Его семьи в 1918 году, династия не прервалась и что сейчас имеется «законный наследник русского престола», что существует «цесаревич, который после смерти деда вправе занять царский престол»…

 Однако таинственная и неожиданная смерть Владимира Кирилловича ускорила события, которые не были до конца раскрыты широким кругам населения России. В печати речь стала идти, как о само собой разумеющемся факте, о «законных» правах дочери Владимира Кирилловича — Марии Владимировне и ее сына Георгия на русский престол. Но так ли это на самом деле и кто же эти лица, представляющие, как они всех в этом уверяют, законных наследников династии Романовых, правившей Россией более 300 лет?

ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

(10.04.1847 – 4.02.1909)

Романов Владимир    

Дед Владимира Кирилловича – Великий Князь Владимир Александрович был сыном Императора Александра II и родным братом Императора Александра III.

16 августа 1874 г., с благословения своего отца, Владимир Александрович вступил в брак с Марией, дочерью Великого Герцога Мекленбург-Шверинского (2/14.05.1854 – 6.09.1920). По вероисповеданию Мария была лютеранкой. Такой брак был разрешен в соответствии со статьей 184 Учреждения об Императорской Фамилии: «По соизволению Царствующего Императора, Члены Императорского Дома могут вступать в брак, как с особами православного вероисповедания, так и с инославными». Однако, подобный брак, имевший далеко идущие последствия, хотя и был разрешен, но вступал в противоречие с Основными Законами Российской Империи, касающимися престолонаследования. Приведем довольно обширную цитату из статьи профессора Н.Д. Тальберга «Мысли старого монархиста», опубликованную в 1966 году в «Русской Жизни»:

«Небрежение Основными Законами впервые было проявлено в 1922 г., когда Великий Князь Кирилл Владимирович объявил себя «Блюстителем Престола», с какого времени начался и раскол среди зарубежных монархистов… В полном несоответствии с законом было и провозглашение Вел. Кн. Кириллом Владимировичем себя императором в 1924 г. В данном случае была явно нарушена статья 142 Основных Законов (статья 185 издания 1905 года), гласящая: «Брак мужского лица Императорского Дома, могущего иметь право на наследование Престола, с особой другой веры совершается не иначе, как по восприятии ею православного вероисповедания». Супруги Великих Князей Владимира Александровича и его старшего сына Кирилла не были православными при вступлении в брак…

В 1886 г. Великий Князь Владимир Александрович, будучи председателем Высочайше утвержденной Комиссии по пересмотру Учреждения об императорской Фамилии, провел было новую редакцию этой статьи, которая прежде ограничивала его права. Вместо «Брак мужеского лица Императорского Дома, могущего иметь право на наследование Престола», Вел. Кн. Владимир Александрович написал: «Брак Наследника Престола и старшего в его поколении мужского лица».

Император Александр III, однако, указом Сенату 6 июня 1889 г. повелел: «Признав за благо восстановить действия статьи 142 Свода Основных Государственных Законов издания 1857 г., повелеваем, согласно с первоначальным начертанием Основных постановлений о браке Членов Августейшего Дома Нашего, ст.60 Учреждения об Императорской Фамилии изложить в следующем виде: «Брак мужского лица Императорского Дома, могущего иметь права на наследование Престола, с особой другой веры, совершается не иначе, как по восприятии ею православного исповедания… (ст. 40)».

Есть полное основания думать, – пишет далее Н.Д. Тальберг, что восстановление этой важной статьи вызвано было следующим событием. 17 октября 1888 года вблизи станции Борки, в Харьковской губ., произошло страшное крушение поезда, в котором следовал из Крыма Император Александр III со всей своей Семьей. Только по милости Божией все остались живы. В случае гибели всей Семьи, по смыслу измененной в 1886 г. статьи, на Престол вступил бы Вел. Кн. Владимир Александрович и его неправославная супруга. Чтобы не подчеркивать, по-видимому, восстановление старой редакции сразу, указ последовал только через несколько месяцев. Так или иначе, но путь к Престолу был закрыт для Вел. Кн. Владимира Александровича и его потомства» (14*).

Как видим, при таком состоянии брака Владимира Александровича, согласно Закона Российской Империи «О Престолонаследии» дети от этого брака теряли права на престол. Жена же Владимира Александровича приняла православие уже после рождения своих детей, только 10 апреля 1908 года, о чем Император Николай II сообщил в специальном Манифесте.

И все-таки, каково же было отношение эмигрантских кругов к самозванному императору. Самый лучший ответ – это прочесть книгу бывшего приват-доцента юридического факультета Московского Университета М.В. Зазыкина «Царская власть и закон о престолонаследии в России». Книга эта увидела свет в Болгарии, она была отпечатана книгоиздателем А.А. Ливеном в Софии в 1924 году.

В 1958 году в парижском журнале «Русский Путь» было впервые опубликовано чрезвычайно интересное письмо Митрополита Антония (Храповицкого), которое имеет чрезвычайно важное значение, поскольку в нем содержится отношение Русской Зарубежной Церкви к интересуемому нами вопросу.

Все попытки лже-легитимистов впутать Русскую Зарубежную Церковь в свои политические интриги, с целью доказать, что последняя всегда поддерживала лже-легитимное течение «кирилловцев», совершенно беспочвенны. Последние особенно часто ссылаются на митрополита Антония (Храповицкого), жизнеописание и деятельность которого мы главным образом знаем по трудам известного «кирилловца» архиепископа Никона (Рклицкого), под редакцией которого вышли все восемь томов сочинений митрополита Антония и его жизнеописание. Но прочтем подлинный документ. Вот что написал митрополит М. Зызыкину:

«Глубокоуважаемый Михаил Валерьянович!

Вчера и сегодня читал Вашу несравненную книгу «О Царской власти и Престолонаследии». Земной поклон благодарности за ее составление и то же должны сделать все русские люди. Вы всех точнее и яснее изложили православное понятие о Царской власти и Ваша книга должна быть основоположенной в восстановление православной России.

И откуда у Вас такое богатство в литературе предмета? Значит, Вы давно им занимались, ибо достать за границей большинство книг, Вами процитированных, совершенно невозможно. Вы должны непременно послать свою книгу Вел. Кн. Николаю Николаевичу. Если стесняетесь, приложите ему сопроводительное письмо и упомяните, что исполняете по моей настойчивой просьбе. Я даже допускаю мысль, что Кирилловщина по выходе Вашей книги совершенно прекратится. В этой книге особенно приятное впечатление производит спокойная и ясная логика автора. В свое время Вы нам поясняете, может ли быть Царем Вел. Кн. Димитрий Павлович. Особенно интересна, новая и выдержанная первая часть книги, выработанным понятием о Царской власти с православной точки зрения.

Конечно, Ваша книга будет быстро раскуплена, а Сербский Двор особенно ею заинтересуется. А Бог наградит Вас за Вашу книгу: Это – ценная служба для России и для Православия. Преданный сердечно

Митрополит Антоний

4(17) сентября 1924 г.» (7. № 15, 1991, с. 9).

 КИРИЛЛ ВЛАДИМИРОВИЧ

(30.9/12.10.1876 — 13.10.1938)

Романов Кирилл

Старшим сыном Владимира Александровича был отец Владимира Кирилловича – Великий Князь Кирилл Владимирович. В начале ХХ века он увлекся своей двоюродной сестрой Викторией Мелиттой. Она была дочерью герцога Саксен-Кобург-Готского и Эдинбургского Альфреда Эрнеста (сына английской королевы Виктории) и Великой Княжны Марии Александровны (дочери Императора Александра II) – родной сестры Владимира Александровича.

Виктория Федоровна (13.11.1876 – 2.03.1936) своим первым браком была замужем за родным братом Императрицы Александры Федоровны (жены Николая II) Великим Герцогом Эрнестом Гессен-Дармштадским. Оставив мужа и детей, она стала любовницей своего кузена. Государь, который согласно Основного Закона Российской Империи, должен был дать разрешение на брак любого Члена Императорского Дома, такого разрешения не дал.

Нынешние сторонники Владимира Кирилловича повторяют старые измышления, что Государь Император Николай II не дал разрешения только по причине того, что первый муж супруги Кирилла Владимировича был братом Императрицы. Все это звучит нелепо потому, что подобный брак запрещен Церковью. Подобные браки считаются по Церковным Канонам кровосмесительными и они были запрещены 54 правилом Шестого Вселенского Константинопольского-Трульского Собора, Указами Святейшего Синода 1810 и 1835 гг., а также Указами Императора Александра III.

О том, как волновался и переживал все эти семейные события Николай II видно из его письма, переданного Кириллу Владимировичу 26 февраля 1903 г.

«Милый Кирилл.

Посылаю Бориса с этими строками, чтобы он тебе на словах дополнил их. Ты вероятно догадываешься в чем дело. Я уже давно слышал о твоем злосчастном увлечении и признаюсь, надеялся, что за время двухлетнего плавания чувства твои улягутся.

Ведь ты хорошо знаешь, что ни церковными установлениями ни нашим фамильным законом браки между двоюродными братьями и сестрами не разрешаются.

Ни в каком случае и ни для кого я не сделаю исключения из существующих правил, до членов Императорской Фамилии касающихся.

Пишу тебе с тою целью, чтобы тебе был вполне ясен мой взгляд. Искренно советую тебе покончить с этим делом объяснив письменно или через Бориса, что я безусловно запрещаю тебе жениться на ней.

Если же тем не менее ты настоял бы на своем и вступил бы в незаконный брак то предупреждаю, что я лишу тебя всего – даже великокняжеского звания.

Подумай о любящих тебя родителях твоих; они в течении последних месяцев мучаются и терзаются из-за твоей настойчивости жениться на двоюродной сестре.

Поверь мне, ты не первый проходишь через подобные испытания; многие также как ты надеялись и хотели брака с двоюродными сестрами, однако должны были приносить в жертву СВОИ ЛИЧНЫЕ ЧУВСТВА существующим законоположениям.

Так поступишь и ты, милый Кирилл, я в этом уверен.

Да подкрепит тебя Господь, надейся на Него крепко и молись Ему.

Обнимаю тебя и желаю вам всем благополучного возвращения на родину.

Твой любящий Н.» (8*).

Однако страсть затмила разум. Кирилл Владимирович несмотря на все протесты родственников выезжает в Германию и нарушает запрет Императора и свое слово, которое он ему дал.

Тайное венчание, состоявшееся в Боварии 25 сентября 1905 г., Владимира Кирилловича на своей кузине очень расстроило Государя Императора Николая Александровича. А в декабре 1906 года незадолго до рождения первого ребенка (на свет появилась дочь – Мария – 20.01.1907 г.) и беспокоясь о возможных последствиях, связанных с законоположением об Императорской Фамилии, Николай II создает специальную Комиссию (она была названа – Высочайше учрежденное Совещание для рассмотрения вопроса о возможности признания брака Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича с бракоразведенною супругою Великого Герцога Гессен-Дармштадского Мелиттою).

Эта Комиссия, в которую вошли: Министр иностранных дел А.П. Извольский, Председатель Комитета министров П.А. Столыпин, Министр Императорского Двора, барон Фредерикс, Министр юстиции Щегловитов, представитель Священного Синода, провела большую работу, собрала все существующие на тот период времени сведения о подобных браках. Все сведения были внесены в виде протоколов в специальный документ, который в те времена назывался «Журналом». Совещание вынесло на Высочайшее Имя для окончательного решения вопроса следующее предложение: «…брак ни в коем случае не признавать. Потомство должно быть усыновлено Великим Князем Кириллом Владимировичем. Положение детей должно быть определено в каждом отдельном случае».

Существует резолюция Государя Императора Николая II от 15 января 1907 года на этом документе:

«Признать брак Вел. Кн. Кирилла Владимировича я не могу. Великий Князь и могущее произойти от него потомство лишаются прав на престолонаследие. В заботливости своей об участи потомства Великого Князя Кирилла Владимировича, в случае рождения от него детей, дарую сим последним фамилию князей Кирилловских, титулом Светлости и с отпуском на каждого из них из уделов на их воспитание и содержание по 12.500 рублей в год до достижения гражданского совершеннолетия».(13*)

Я подчеркиваю, что в этой резолюции Государя содержатся три важнейших положения: 1) отказ от признания законным брака Кирилла Владимировича и его жены; 2) лишение Великого Князя и его потомства прав ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЯ; 3) дарование его потомству титула светлейших князей Кирилловских.

Впоследствии Государь специальным указом признал брак и даровал детям Кирилла Владимировича, как правнукам императора титул княжон императорской крови, но НИКОГДА и НИГДЕ не изменил своего решения о ЛИШЕНИИ ИХ ВСЕХ ПРАВ НА ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЕ.

Говоря о Кирилле Владимировиче мы не можем обойти стороной и его демонстративные действия, направленные против еще правящего Императора. Но прежде чем расскажем о событиях 1917 года надо вернуться к событиям происходившим более чем 10 лет до них. Дадим слово современникам тех событий.

Генерал А. Мосолов – в то время Начальник Канцелярии Министерства Императорского Двора.

«Старший сын Владимира Александровича, Кирилл, сочетался браком в Тегеризе, в Баварии, в присутствии великой княгини Марии Александровны, с ее согласия и благословения, но не испросив высочайшего разрешения, с Викториею-Мелиттою Саксен-Кобург-Готской, дочерью Вел. Кн. Марии Александровны. Новые супруги были двоюродными братом и сестрой… Вскоре после свадьбы Кирилла Владимировича стало известно, что он приезжает в Петербург один, принести повинную за брак без разрешения Государя… Великий князь приехал в 9 часов вечера, прямо с вокзала во дворец своих родителей, а в 10 часов ему доложили, что явился министр двора и желает его видеть по приказу Царя. Граф Фредерикс объявил Кириллу Владимировичу, что Император повелевает ему в тот же день выехать обратно за границу, и что доступ в Россию ему впредь воспрещен. О прочих налагаемых на него наказаний он узнает по прибытии на место своего жительства. В тот же день, в 12 часов ночи вел. кн. покинул Петербург. Владимир Александрович был глубоко оскорблен этой мерою… и на другой же день отправился к Императору. После его возвращения свите стало известно, что Владимир Александрович заявил Царю о своей обиде и высказал, что при таких обстоятельствах он Государю больше служить не может, и просил сложить с него командование войсками гвардии и С. –Петербургского военного округа. Император на это согласился и соизволил назначить на его место вел. кн. Николая Николаевича»(18*).

А вот как вспоминал Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко о событии, происшедшем в 1916 году:

«Приблизительно в это время довольно странное свидание произошло у меня с великой княгиней Марией Павловной (матерью Кирилла Владимировича). Как-то поздно вечером, приблизительно около часу ночи, великая княгиня вызвала меня по телефону: – Михаил Владимирович, не можете ли вы сейчас приехать ко мне? – Ваше Высочество, я право, затрудняюсь: будет ли это удобно в такой поздний час… Я, признаюсь, собирался идти спать – Мне очень нужно вас видеть по важному делу. Я сейчас пришлю за вами автомобиль… Я очень прошу вас приехать…

Такая настойчивость меня озадачила, и я попросил разрешения ответить через четверть часа. Слишком подозрительной могла показаться поездка Председателя Думы к великой княгине в час ночи: это было похоже на заговор. Ровно через четверть часа опять звонок и голос Марии Павловны: – Ну, что же, вы приедете? – Нет, Ваше Высочество, я к Вам приехать сегодня не могу. Ну тогда приезжайте завтра к завтраку. – Слушаю-с, благодарю Вас… Завтра приеду.

– На другой день на завтраке у великой княгини я застал ее вместе с сыновьями, как будто бы они собрались для семейного совета. Они были чрезвычайно любезны, и о «важном деле» не было произнесено ни слова. Наконец, когда все перешли в кабинет, и разговор все еще шел в шутливом тоне о том, о сем, Кирилл Владимирович обратился к матери и сказал: «Что же Вы не говорите?» Великая княгиня стала говорить о создавшемся внутреннем положении, о бездарности правительства, о Протопопове и об Императрице. При упоминании Ее имени она стала более волноваться, находила вредным Ее влияние и вмешательство во все дела, говорила, что она губит страну, что благодаря Ей создается угроза Царю и всей царской фамилии, что такое положение дольше терпеть не возможно, что надо изменить, устранить, уничтожить…

Желая уяснить себе более точно, что она хочет сказать, я спросил: – То есть, как устранить? – Да, я знаю… Надо Ее уничтожить… – Кого? – Императрицу. – Ваше Высочество, – сказал я, – позвольте мне считать этот наш разговор как бы не бывшим, потому что если Вы обращаетесь ко мне как к Председателю Думы, то я по долгу присяги должен сейчас же явиться к Государю Императору, и доложить ему, что великая княгиня Мария Павловна заявила мне, что надо уничтожить Императрицу»(19*).

Это свидание описано и С. Мельгуновым в его книге «На путях к Дворцовому перевороту» (Заговоры перед революцией 1917 года), где он замечает, что «Поденную запись о семейных совещаниях мы имеем в дневниках Андрея Владимировича» и далее он пишет – «Совещание в «салоне» Марии Павловны продолжались. Из других источников я знаю о каком-то таинственном совещании на загородной даче, где определенно шел вопрос о цареубийстве: только ли императрицы?..» (15, с.133-134*).

Ненависть к Императору и его семье была, вероятно, слишком сильна в доме Владимира Александровича. И когда в столице произошла февральская революция Кирилл Владимирович не задумываясь встал на сторону революционеров. Вот как об этом пишет В.Н. Воейков – последний дворцовый комендант Государя:

«1 марта (1917 г.) утром собрались на митинг, на который пригласили своего командира в то время Великого Князя Кирилла Владимировича. Великий Князь разъяснил матросам значение происходящих событий. Результатом разъяснения было не возвращение матросов-дезертиров к исполнению службы, а решение заменить Высочайше пожалованное экипажу знамя красною тряпкою, с которою Гвардейский Экипаж и последовал за своим командиром в Государственную Думу…

Великий Князь Кирилл Владимирович, с Царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1-го марта в 4 часа 15 мин. дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы – М.В. Родзянко: «имею честь явиться Вашему Высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России», при чем заявил, что Гвардейский Экипаж – в полном распоряжении Государственной Думы. По-видимому, так понимал Великий Князь Кирилл Владимирович «возложенную на него присягою ответственность перед Царем и Родиною». М.В. Родзянко в ответ выразил уверенность, что Гвардейский Экипаж поможет справиться с собственным врагом (но не объяснил с каким). В стенах Государственной Думы Великий Князь был принят весьма любезно, т.к. еще до его прибытия в комендатуре Таврического Дворца уже было известно о разосланных им записках начальникам царскосельского гарнизона, гласивших: «Я и вверенный мне Гвардейский Экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского Экипажа Свиты Его Величества Контр-Адмирал Кирилл».

Дадим слово другим современникам. Барон П.Н. Врангель:

«Государь еще царствует, а гвардия уже под красными знаменами спешит к Таврическому Дворцу заявить готовность служить Революции… До отречения Государя доблестные старые полки и их командиры, за исключением Командира Гвардейского Экипажа, Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича, остались верны данной присяге и изменников между ними не было». (20.С.226*).

«В ряде газет, – вспоминал С. Марков, – появились «интервью» Великих Князей Кирилла Владимировича и Николая Михайловича, где они самым недостойным образом порочили отрекшегося Царя. Без возмущения нельзя было читать эти интервью»(21.С.75*).

Французский посланник Морис Палеолог увидел такую картину: «Возвращаясь с визита на канале Адмиралтейства, я проезжаю улицу Глинки, где живет великий князь Кирилл Владимирович, и вижу, как над его дворцом развивается красный флаг!»И дальше: «великий князь Кирилл Владимирович опубликовал вчера в «Петроградской Газете» длинное интервью, в котором он атакует низверженных самодержцев. – «Я задавал себе много раз вопрос о том, не было ли бывшая Императрица сообщницей Вильгельма II, но каждый раз я старался отогнать такую ужасную мысль!» Кто знает, не окажется ли вскоре этот предательский намек базой для ужасного обвинения несчастной…» (22. С.262*).

Предвидение Мориса Палеолога оказалось провиденческим. Действительно вскоре началась травля Императрицы на страницах газет, которая после большевицкого переворота в октябре 1917 года становилась все больше и больше, дойдя до совершенно абсурдных утверждений, что Александра Федоровна была немецкой шпионкой. И первый камень в беззащитную женщину бросил ее ближайший родственник Великий Князь Кирилл Владимирович. Именно с его легкой руки началась расправа с Царской семьей.

Однако продолжим цитировать современников. П.А. Половцов – Главнокомандующий Войсками Петроградского Военного Округа:

«Появление Великого Князя под красным флагом было понято как отказ Императорской Фамилии от борьбы за свои прерогативы и как признание факта революции. Защитники монархии приуныли. А неделю спустя это впечатление было еще усилено появлением в печати интервью с Великим Князем Кириллом Владимировичем, начинавшееся словами: «мой дворик и я, мы одинаково видели, что со старым правительством Россия потеряет все», и кончавшееся заявлением, что Великий Князь должен быть свободным гражданином и что над его дворцом развивается красный флаг…» (24.С.17*).

«А для ускорения дебюта решено было на другой день отправиться в Таврический Дворец, ставший центром или магнитом революции.

Сюда маршировали с красными флагами войска Петербургского гарнизона с вел. кн. Кириллом теперь претендующим на возглавление советского режима императорским скипетром и короной» (1.С.10*).

Полный свод изменнических «деяний» Кирилла Владимировича приводит Леонид Болотин в своей книге «Царское Дело» (23*).

Как не вспомнить слова из дневника Государя: «Кругом измена и трусость, и обман».

Да, Шапка Мономаха не давала покоя Кириллу Владимировичу. И что самое удивительное – свои революционные действия он начал еще до отречения Государя Императора от престола, а действия эти, называемые нарушением присяги, могут быть названы еще только одним словом – ИЗМЕНА.

Обратимся к фактам. Вот форма присяги для членов Императорского Дома (кроме Наследника Престола), которое они давали при торжественном объявлении их совершеннолетия:

  «Именем Бога Всемогущего, перед Святым Его Евангелием клянусь и обещаюсь Его Императорскому Величеству, моему Всемилостивейшему государю, Родителю (или Деду, Брату, Дяде и т.д.) и Его Императорского Величества Всероссийского престола Наследнику, Его Императорскому Высочеству, Государю Цесаревичу, Князю, верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться не щадя и живота своего до последней капли крови, и во все к высокому Его Императорского Величества самодержавию, силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые по крайнему разумению, силе и возможности ПРЕДОСТЕРЕГАТЬ И ОБОРОНЯТЬ, способствуя всему, что Его Императорского Величества верной службе и пользе государственной относиться может…»

Как пишет В. Малеевский – революционно настроенных бунтовщиков в столице было очень мало, кроме того все они в то время были не организованы. Если бы Вел. Кн. Кирилл Владимирович не призвал свой Экипаж к измене, а согласно присяге, повел его «предостерегать и оборонять» Государя, то более чем вероятно, что колесо истории повернулось бы совершенно в другую сторону.

Великий Князь изменил не только Государю, но и всему Дому Романовых, так как во Временном Правительстве, в пользу которого он изменил, не было ни одного Члена Дома Романовых.

Вчитаемся внимательно в слова Утвержденной Грамоты Великого Московского Собора 21-го февраля 1613 года:

«Заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в Своих делах перед Единым Небесным Царем.

И кто же пойдет против сего Соборного постановления – Царь ли, патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святой Троицы».

Итак, Вел. Кн. Кирилл подпал под ПРОКЛЯТИЕ СОБОРА и отлучение от Святые Троицы.

Не отпал ли изменник и предатель Вел. Кн. Кирилл Владимирович от Дома Романовых, как отпал Иуда Искариотский от 12-ти Апостолов?

Что можно сказать после этого?

Можно ли ИЗМЕННИКА, ПРОКЛЯТОГО СОБОРОМ, признать Императором Всероссийским?

Некоторые говорят: «а может быть он покаялся?»

Я не компетентен в этом вопросе, но думаю, что проклятие, наложенное Собором, мог снять только очередной Всероссийский Собор, а такового не было – заключает В. Малеевский (1.С.23-24*).

Однако, Временное Правительство заполучило от Кирилла Владимировича чрезвычайно важный для них документ, о котором ничего не было известно.

В 1991 году в Центральном Доме молодежи в Москве на выставке, посвященной Николаю II, был выставлен любопытный экспонат, о котором до недавнего времени никто не знал. 9 марта 1917 г. он совершенно добровольно, не поддаваясь никакому давлению, откажется от прав на Российский Престол и присоединится к акту Великого князя Михаила Александровича: На личном бланке Кирилла Владимировича, украшенном великокняжескою короною, было написано:

«Относительно прав наших и в частности и моего на Престолонаследие, я, горячо любя свою Родину, всецело присоединяюсь к тем мыслям, которые выражены в акте отказа Великого Князя Михаила Александровича.

Великий Князь Кирилл Владимирович». (6*)

Письмо

Подлинник отречения от Всероссийского Престола Кирилла Владимировича

9 марта 1917 г. [ГАРФ, ф. 601, оп. 1, ед. хр. 1263, л. 3]

 

Из письма Николая Михайловича к А.Ф. Керенскому 9 марта 1917 года: «На сегодняшний день я получил согласие на отказ от престола и отдачу удельных земель от Великого Князя Кирилла Владимировича (легко)…» (6*).

И вдруг в 1922 году Кирилл Владимирович, в нарушение данных им слов, провозгласил себя Блюстителем Престола. Но на этом его противоправные действия не прекратились. 31 августа 1924 года он издает Манифест:

«Осенив себя крестным знамением, объявляю всему народу русскому:

Надежда наша, что сохранилась драгоценная жизнь Государя Императора Николая Александровича, или Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, или Великого Князя Михаила Александровича не осуществилась.

Ныне настало время оповестить для всеобщего сведения: 4 – 17 июля 1918 года в городе Екатеринбурге, по приказанию интернациональной группы, захватившей власть в России, зверски убиты – Государь Император Николая Александрович, Государыня Императрица Александра Федоровна, Сын Их и Наследник Цесаревич Алексей Николаевич, Дочери Их Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия Николаевны.

В том же году около города Перми убит Брат Государя Императора Великий Князь Михаил Александрович.

Светлая память Сих Венценосных Мучеников да будет нам путеводною звездою в святом деле восстановления былого благоденствия нашей Родины. А день 4-17 июля да будет на все времена для России днем скорби, покаяния и молитвы.

Российские Законы о Престолонаследии не допускают, чтобы Императорский Престол остался праздным после установления смерти предшествующего Императора и Его ближайших Наследников.

Также по Закону нашему новый Император становится таковым в силу самого Закона о Наследии.

Наступивший же вновь небывалый голод и несущиеся с Родины отчаянные мольбы о помощи повелительно требуют возглавления дела спасения Родины Высшим, Законным, внесословным и внепартийным авторитетом.

А посему Я, Старший в Роде Царском, единственный Законный Правопреемник Российского Императорского Престола, принимаю принадлежащий Мне непререкаемо титул Императора Всероссийского.

Сына Моего Князя Владимира Кирилловича провозглашаю Наследником Престола с присвоением Ему титула Великого Князя, Наследника и Цесаревича.

Обещаюсь и клянусь свято блюсти Веру Православную и Российские Основные Законы о Престолонаследии, обязуюсь нерушимо охранять права всех вероисповеданий.

Народ Русский велик и наделен обильными дарованиями ума и сердца, но впал в страшную беду и несчастье.

Великие испытания, ниспосланные ему Богом, да очистят его и приведут к светлому будущему, возобновив и закрепив перед Всевышним священный союз Царя и Народа.

                                                                                                 КИРИЛЛ

Дан 31 августа 1924 года» (2*).

К сожалению, текст отречения Кирилла, приведенный нами выше, не был известен в эмиграции. О нем стало известно лишь сравнительно недавно. Думаю, что знало бы о нем его эмигрантское окружение, реакция была бы совершенно иной. И все же о непризнании самозванного «Императора» официально в печати объявили – Вдовствующая Императрица Мария Федоровна (мать Николая II) и Великий Князь Николай Николаевич. Не признало самозванство Кирилла и большинство остальных Членов Царственного Дома, в числе их старейшие: Королева Эллинов Ольга Константиновна, Великий Князь Петр Николаевич, Его Императорское Высочество Принц Александр Петрович.

По этому поводу вдовствующая Императрица Мария Федоровна писала Великому Князю Николаю Николаевичу:

«Ваше Императорское Высочество! Болезненно сжалось мое сердце, когда я прочла Манифест Вел. Кн. Кирилла Владимировича, объявившего себя Императором Всероссийским. Боюсь, что этот манифест создаст раскол и ухудшит положение и без того истерзанной России. Если Господу Богу, по Его неисповедимым путям, угодно было призвать к Себе моих возлюбленных Сыновей и Внука, то Я полагаю, что Государь Император будет указан нашими Основными Законами, в союзе с Церковью Православной, совместно с Русским Народом…

г. Хвидере, 4 октября 1924 г.».

Неожиданное самозванное провозглашение одного из Романовых «императором всероссийским» вызвало глубокий раскол, как в династии, так и в монархических кругах, и положило начало беззаконию и дезорганизации, которые терзают монархическое движение, как в России, так и за рубежом, до сих пор.

И если за границей этот Манифест был встречен неоднозначно, то в Советской России было гробовое молчание. Большевики, у которых в архиве хранилось отречение Кирилла Владимировича от престола, хранили молчание. Почему? Ответ, видимо, весьма прост – была в этих действиях Кирилла Владимировича большая заинтересованность и в подтверждение нашей точки зрения приведем строки из воспоминаний генерала барона П.Н. Врангеля. По мнению генерала, у которого хранился документ, доказывающий верность его суждений, – «манифест» был вызван закулисной игрой большевиков, с целью разбить единство зарубежных монархических сил. И как видим это им удалось сделать сполна.

ВЛАДИМИР КИРИЛЛОВИЧ

(17/30 августа 1917 — 8/21 апреля 1992)

Владимир Кириллович

Родился в Борго (Финляндия). Впоследствии жил в Испании. В 1948 г. он тайно женился на Леониде Георгиевне Кирби (в девичестве – Багратион-Мухранской). Его брак был не разрешен генералом Франко и не было на него благословения Церкви. Поэтому Владимир Кириллович и Леонида Георгиевна выехали из Испании в Швейцарию и в новостильной греческой церкви обвенчались 11 августа (когда у православных еще был Успенский пост и по церковным канонам венчание не совершается).

В марте 1970 года в Лондоне Председатель Высшего Монархического Совета Георгий Марвикиевич Кнюпффер опубликовал «Осведомительное Сообщение». Вот что там было сказано:

«…Печальны были и обстоятельства, при которых женился Великий Князь. Не только генерал Франко, но и все родственники Главы Династии были в ужасе от брака с неравнородной и разведенной. По настоянию Августейших родственников, наш Синод отдал распоряжение, чтобы наши священники не венчали бы их. Тогда Великий Князь и г-жа Кирби спешно уехали в Лозанну и там, во время поста, венчались в греческой церкви, нарушая этим каноны также и тем, что поблизости были и наши церкви (имеется в виду русские православные храмы)…»

Это сообщение, как и Заявление представителей трех ветвей Российского Императорского Дома, было вызвано тем, что в конце 60-х годов Владимир Кириллович пытался передать свои несуществующие права своей дочери, намереваясь ее провозгласить «наследницей престола», но, встретив самый острый протест со стороны Российского Имперского Союза-Ордена, он должен был отступить, довольствуясь объявлением ее «блюстительницей», что тоже далеко не всеми было принято.

Однако в 1989 году появился следующий документ:

«ОБРАЩЕНИЕ

Главы Российского Императорского Дома Государя Великого Князя

ВЛАДИМИРА КИРИЛЛОВИЧ

к российским народам от 1989 года

 С глубоким прискорбием сообщаю всем Соотечественникам, что 24 июня сего года скончался мой любезнейший троюродный брат Его Высочество Князь Василий Александрович. Покойный Князь был, помимо Меня, последним Членом российского Императорского Дома мужеского пола, имеющим право на наследование Престола. С Его кончиною, в согласии с Государственными Основными Законами Российской Империи, наследование Престола переходит после Меня в женское поколение Нашей Семьи, и по тем же Законам, Старшей в порядке наследования Престола в женском поколении является Моя Дочь Ее Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна.

Будем же молить Всевышнего, дабы, когда наступит час Моей Дочери принять от Меня права и обязанности Главы Российского Императорского Дома, Он подал Ей силы и возможности исполнить лежащий на Ней ответственный долг и успешно нести высокие обязанности Наследницы Своих Венценосных Предков; а после Нее, дабы Всевышний также благословил Ее Любезнейшего Сына и Нашего Внука, Его Императорское Высочество Великого Князя Георгия Михайловича.

ВЛАДИМИР

25 июля 1989 г.»

Тем самым, на этом уже было бы можно и заканчивать. У нынешних потомков Кирилла с чисто юридической точки зрения, прав нет никаких. Только, всё равно интересно разобрать историю этой семейки. Познакомиться с этими персонажами поближе. Втереться в доверие, так сказать…

Но в биографии Кирилла Владимировича есть ещё интересные и нелицеприятные для него самого и его будущих потомков (нынешней «царицы» Мария и её сынка Гоги) факты. В 1922 году Василий Викторович Бискупский, убежденный монархист и доверенное лицо Кирилла Владимировича, знакомит его с Гитлером. С 1922 г. Кирилл Владимирович вместе с женой Викторией, великой герцогиней Кобургской, жил в Кобурге, в ее родовом имении. В тот период Великая герцогиня Виктория души не чаяла в Гитлере и периодически вносила посильную материальную помощь в кассу НСДАП. Злые языки утверждали, что она помогает национал-социалистам больше, чем собственному мужу.

Владимир Кириллович, унаследовав «права» отца в 1938 г., унаследовал и его связи с нацистами.

2 мая 1945 года Владимир Кириллович, унося ноги из Германии, перешёл в составе вооруженной колонны людей границу с Лихтенштейном. На границе колонна была разоружена. Правительство Лихтенштейна отказало в убежище лишь князю Владимиру Кирилловичу и его свите; их на следующий же день вернули в Австрию. Лишь спустя несколько месяцев Владимиру Кирилловичу удалось бежать в Испанию, где он поселился у своей тёти – инфанты Беатрисы. Как видим, нашлось только одно государство – франкистская Испания, где сумел укрыться «глава Российского императорского дома».

И вот этого фашистского ублюдка похоронили в Петропавловской крепости (!!!???). Вот до чего дошли наши тогдашние российские власти – президент-самодур Ельцин и его прихлебатели.

***

Почему мы говорим: «несуществующие права»? Да потому, что действия всех вышеперечисленных лиц находятся в прямом нарушении с законами Российской Империи, которую они пытаются представлять, и законодательству которой они должны следовать.

Во-первых, супруга Великого Князя Владимира Александровича – деда Владимира Кирилловича, венчалась, не будучи православной, и тем отодвинула своего сына Кирилла назад в очереди наследования престола (по Закону Российской Империи о Престолонаследии).

Во-вторых, супруга Великого Князя Кирилла Владимировича тоже венчалась, не будучи православной, была двоюродной сестрой своего мужа и разведенной (в то время как жена Наследника Престола должна быть девицею), чем также отодвинула назад очередь своего сына Владимира. В-третьих, брак самого Владимира Кирилловича был также совершен с нарушением Закона Российской Империи о Престолонаследии.

Вадим Малеевский в своей брошюре «Вел. Кн. Кирилл Владимирович и кн. Владимир Кириллович», вышедшей в 1990 году в Австралии, пишет:

«Князь Владимир Кириллович женился не на Княжне Багратион-Мухранской, а на Мис Кирби, урожденной Княжне Багратион-Мухранской, которая развелась со своим первым мужем – банкиром Кирби.

Ясно, что благодаря этому замужеству, она утратила свой титул.

Мне дали фотостат небольшой статьи из журнала «Воскресение» начала 60-х годов. Там сказано, что родная сестра Леониды Георгиевны (жены Князя Владимира), Елена была замужем за известным палачем-чекистом Берия. Любопытно, сохранила ли Елена Георгиевна свое княжеское достоинство?!

Там же сказано, что первый муж «Великой княгини» Леониды Георгиевны Мр. Кирби, до брака с ней был женат на дочери еврея-банкира Янкеля (Якова) Шиффа, так щедро финансировавшего Ленина для организации в России революции».

В. Криворотов в своей книге «На страшном пути до уральской Голгофы» приводит цитату из книги Р. Уильтона «Последние дни Романовых»: «Следователю Соколову попалась в руки в Екатеринбурге лента зашифрованной телеграммы. Позже ему удалось расшифровать ее.

Согласно содержанию этой телеграммы Я. Свердлов приказал телеграфно Шае Голощекину убить всю царскую семью во исполнение приказа, полученного им от американского банкира Якоба Шиффа, главного финансиста «русской» революции». (25. С. 346. Выделено В. Криворотовым).

В 1970 году было опубликовано следующее Заявление Князей Всеволода Иоанновича, Романа Петровича и Андрея Александровича:

«В качестве представителей трех ветвей Российского Императорского Дома, мы сочли неотложным выразить наше отношение к некоторым поступкам и распоряжениям Князя Владимира Кирилловича, который именуется Великим Князем и главой Дома Романовых.

Мы заявляем, что семейное положение Супруги Князя Владимира Кирилловича одинаково с тем, которое имеют Супруги других Князей Крови Императорской и мы не признаем за ней права именоваться «Великой Княгиней», также как мы не признаем именования «Великой Княжной» дочери Князя Владимира Кирилловича.

Мы считаем, что провозглашение Княжны Марии Владимировны будущей «блюстительницей Российского Престола» является неосновательным и совершенно произвольным поступком.

Князь Всеволод Иоаннович

Князь Роман Петрович

Князь Андрей Александрович

Апрель, 1970 год».

Итак мы видим, что Князья Крови Императорской – представители ТРЕХ различных ветвей Дома Романовых НЕ ПРИЗНАЮТ:

– Владимира Кирилловича «Великим Князем» и главой Дома Романовых;

– его супругу «Великой Княгиней»;

– их дочь – «Великой Княжной» и будущей «наследницей престола»».

И в заключение следует привести его заявление, датированное 1975 годом: «В России больше никогда не будет монархии, сам я в принципе за демократию и не имею ни малейших претензий на царский трон, даже если бы он мне принадлежал как последнему живущему Романову» (27*).

ЛЕОНИДА ГЕОРГИЕВНА

(23.09.1914 – 23.05.2010)

 Леонида Георгиевна

 Леонида Георгиевна родилась 23 сентября/6 октября 1914 года.

Происходит по линии отца из старинного грузинского рода. Князь Георгий Александрович Багратион-Мухранский (1884–1957) – в 1916–1917 гг. Душетский уездный предводитель дворянства. Ее мать: Елена Сигизмундовна Злотницкая (1886—1979), как пишут современные исследователи ее генеалогии – дочь российского дворянина польского происхождения Чеслава-Сигизмунда Дмитриевича Злотницкого.

По закону Наследник Престола должен иметь равнородный брак, то есть его супруга должна принадлежать к царствующему Дому. Однако, как пишет известный генеалог Р. Красюков, Леонида Георгиевна со стороны отца происходит даже не от царствовавшего в Грузии Дома Багратидов, а от одной из линий представители которой никогда не занимали трона (26*).

Первым браком (29.10.1934 – 19.11.1937 гг.) она была за богатым американцем Самнером Муром Кирби (развелась с ним в 1937 г.) и имела он него дочь Хэлен. В свою очередь Кирби был женат на дочери известнейшего американского еврея Якова Шиффа, о щедрости которого на революцию в России уже сказано выше.

Согласно 18-го Апостольского Правила, её муж Владимир Кириллович не может быть возведен в священный чин, а именно таким церковным таинством является Коронование и миропомазание на Царство. Поскольку его жена должна быть девицею, а не разведенною.

Леонида Георгиевна по своей матери – еврейка по национальности. Известна фотография 1945 г., где она с братом Ираклием в Италии на пустынной улице. На их пальто нашиты желтые звезды Давида, которые должны были во время Второй мировой войны носить на оккупированных фашистами территориях все лица еврейской национальности.

МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА

Мария Владимировна

Родилась 23 декабря 1953 года.

Осенью 1976 года Мария Владимировна вышла замуж на Его Королевское Высочество Принца Франца Вильгельма Прусского (пятого внука Прусского короля Вильгельма II). Перед свадьбой жених принял православие, при крещении ему дали имя – Михаил Павлович, а Владимир Кириллович присвоил ему титул русского «Великого Князя». Правда, вскоре он бежал из этой семейки и просил всех никогда не вспоминать этих двух дам. После развода он вернулся в протестантство.

Вот как прореагировали Князья Крови Императорской на это замужество и на акт Князя Владимира Кирилловича:

З А Я В Л Е Н И Е

Мы – члены Императорской Фамилии, родившиеся до отречения от Престола Императора Николая Второго, протестуем против самовольного поступка Князя Владимира Кирилловича, который присвоил мужу своей дочери Марии Владимировны Принцу Францу-Вильгельму Прусскому, незаконный титул Русского Великого Князя.

Мы также протестуем против решения Князя Владимира Кирилловича, провозгласившего свою дочь единственной наследницей Престола, предвидя начало новой Династии Гогенцоллерн-Романовых.

Такие намерения мы считаем посягательством на права членов Рода Романовых судьбу которых мы обязаны оберегать.

Князь Роман Павлович

Князь Андрей Александрович

Князь Димитрий Александрович

Князь Ростислав Александрович

Князь Василий Александрович.

***

Как известно, все дочери Князей Крови Императорской выходя замуж, принимали титулы и фамилии своих мужей. И вот здесь Владимир Кириллович по своим собственным, известным только ему одному, законам изменяет веками устоявшееся правило – мужа своей дочери он именует Романовым, вместо того, чтобы Мария Владимировна носила фамилию Гогенцоллерн.

Уже после рождения Марией Владимировной сына – Георгия, Союз ревнителей священной памяти Императора Николая Александровича и Его Августейшей Семьи, выпустил следующее Сообщение:

Объединения Членов Рода Романовых получило извещение о рождении Его Королевского Высочества Принца Георгия Прусского, сына Ее Светлости Княгини Марии Владимировны, супруги Его Королевского Высочества Принца Франца-Вильгельма Прусского.

Имея в виду, что все вопросы династического характера не могут быть решены иначе, чем Великим Русским народом на русской земле, ОБЪЕДИНЕНИЕ ЧЛЕНОВ РОДА РОМАНОВЫХ считает необходимым напомнить, что осенью 1976 года совместно с браком Ея Светлости Княжны Марии Владимировны, ИХ ВЫСОЧЕСТВА Князья РОМАН ПЕТРОВИЧ, АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, РОСТИСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ И ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ подписали следующий Манифест:

«Мы – члены Императорской Фамилии, родившиеся до отречения от Престола Императора Николая Второго, протестуем против самовольного поступка Князя Владимира Кирилловича, который присвоил мужу своей дочери Марии Владимировны Принцу Францу-Вильгельму Прусскому, незаконный титул Русского Великого Князя.

Мы также протестуем против решения Князя Владимира Кирилловича, провозгласившего свою дочь, единственной наследницей Престола, предвидя начало новой Династии Гогенцоллерн–Романовых.

Такие намерения мы считаем посягательством на права членов Рода Романовых судьбу которых мы обязаны оберегать».

Основываясь на этом документе, объединение членов рода Романовых заявляет, что счастливое событие в Королевском Прусском Доме не касается объединения членов рода Романовых, так как новорожденный Принц НЕ принадлежит ни ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИЙСКОЙ Фамилии, ни ДОМУ РОМАНОВЫХ.

КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Председатель Объединения Членов Рода Романовых».

ПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА РЕВНИТЕЛЕЙ.

г. Сидней, Австралия».

Князь Василий Александрович являлся племянником императора Николая Александровича – сыном Его сестры Вел. Княгини Ксении Александровны и Вел. Кн. Александра Михайловича.

Сейчас, спустя тридцать с лишним лет, мы видим, как воистину провиденчески поступали законные представители Дома Романовых.

После развода «православный Михаил Павлович» превратился вновь в неправославного Франца Вильгельма Прусского.

И еще на что следует обратить внимание.

По международным правилам присваивать титулы, дворянские звания имеют право лишь ЦАРСТВУЮЩИЕ монархи.

Ни один из тех наследников будь-то болгарского, румынского, сербского, итальянского и любого другого трона, находящиеся в изгнании, не делают это, поскольку понимают незаконность таковых указов.

Поэтому Указы Марии Владимировны о возведение в дворянство В.А. Солоухина, А. Закатова и многих других лиц, как говорят злые языки, продававшиеся за хорошие деньги, не имеют никакой законной силы. Мне не жаль тех многочисленных тогдашних генералов, плативших тысячи долларов за пустую бумажку, к которой относятся эти и многие другие указы самозванной царицы! Малосведущие в истории личности, хоть и при пагонах, видимо с легкостью расставались с незаконным капиталом, доставшимся им по всяким коррупционным схемах.

БИБЛИОГРАФИЯ:

  1. Малеевский В. Самозванцы. О несуществующих правах на престол Е.В. Князя Вл. Кирилловича и его потомков… – Б/м, 1993.
  2. 2. Российский Императорский Дом сегодня. – М.: «Дворянское Собрание», [Библиотечка альманаха «Дворянское Собрание»], 1994.
  3. Веймарн К.К. Истинное возрождение и реставрация.– Монреаль, 1984.
  4. Красюков Ростислав. Еще о престолонаследии // Завтра, 1994, N 33(38). С.6.
  5. 5. Думин Станислав. Памяти Великого Князя Владимира Кирилловича.// Летопись историко-родословного общества в Москве. Вып. 1 (45). – М., 1992. С. 7—12.
  6. 6. Заподня лжемонархии. // Завтра, 1994, N 25(30). – С.8.
  7. 7. Имперский Вестник. – Монреаль.
  8. 8. Болотин Леонид. Ваше Высочество или Ваша Светлость? Великий Князь или Князь императорской крови? Романов или Кирилловский? // «Невский проспект» (Санкт-Петербург), 1991, № 7.
  9. 9. Иоанн епископ Шанхайский (Максимович). Происхождение закона о престолонаследии в России. — Шанхай: Изд-е Просветительного Комитета в г. Шанхае, 1936.
  10. 10. Последования молебных пений за Государыню Императрицу и люди Ея. Составил А.Закатов. – Смоленск, 1994.
  11. 11. Петербургский монархический вестник.Вып.1. – СПб., б/г.
  12. За веру, царя и отечество! – Новосибирск. № 1, 1991, № 2, 1992. [Издание Ново-Николаевского Отдела Российского Имперского Союза-Ордена (Колтыпинский Российский Имперский Союз-Орден)].
  13. 13. Архив автора.
  14. 14. Тальберг Н.Д. Мысли старого монархиста. // Русская Жизнь, 1966, 16 марта, N 6029.
  15. Архив Русской Революции. Издаваемый Г.В.Гессеном. ТТ.1–XVII. Берлин, 1922-1926.
  16. Воейков В.Н. С Царем и без Царя. Воспоминания последнего Дворцового Коменданта Государя Императора Николая II. Гельсингфорс, 1936 ( переиздание- М., 1994).
  17. Зызыкин М. Царская власть и Закон о Престолонаследии в России. София, 1924.
  18. 18. Мосолов А. При дворе Императора.
  19. 19. Родзянко М.В. Воспоминания…// Архив Русской Революции. Т. XVII. – Берлин, 1926.
  20. 20. Врангель П.Н. Воспоминания. // Белое Дело. – М., 1969.
  21. 21. Марков С. Покинутая Царская Семья. – Вена,1928.
  22. 22. Палеолог, Морис. Царская Россия во время…
  23. 23. Болотин, Леонид. Царское Дело. Материалы к расследованию убийства Царской Семьи. М., 1996, с.122-172.
  24. 24. Половцов П.А. Дни затмения.
  25. 25. Криворотов В. На страшном пути до уральской Голгофы (Страшное иго). М.: «Альфа» и «Омега», 1993.
  26. 26. Красюков Р. К проблеме престолонаследия в России // Держава, 1996 N 1(2), – С. 23– 25.
  27. 27. Назаров, Михаил. История «кирилловского» подлога. // Москва, 1996 N 4, – с.110.
  28. 28. Назаров, Михаил. Кто наследник Российского престола? – М.: Русская Идея”, 1996.

Post skriptum.

 

«Аргументы недели» уже посвятили два больших материала российскому царскому золоту, на котором была создана Федеральная резервная система (ФРС) США («Сто лет назад российским и китайским капиталами создана ФРС США. Пришла пора платить по долгам» (№2 от 22 января 2015 г.) и «Грабители страны. Пришла пора платить по долгам – 2» №9 от 12 марта 2015 г.).

6 августа 2015 г. еженедельник «Аргументы Недели» опубликовал статью Александра Чуйкова «Антироссийская многоходовка хозяев ФРС. Пришла пора платить по долгам – 3 [№ 29 (470)]. Мы публикуем оттуда небольшой фрагмент, названный «Операция “Наследник”».

Вокруг этих самозваных фигур в последнее время развернулась настоящая мышиная возня. По словам Сергея Желенкова, «в официальное признание этих «товарищей» полноправными наследниками российского императора Николая II Ротшильды уже закачали более 5 миллиардов долларов. Зато и выигрыш максимален – отказ от всех долгов Российской империи, в том числе и царского золота, которое легло в основу мирового могущества ФРС».

Собственно, танцы с бубнами вокруг Марии и Георгия Гогенцоллерна начались давно – сразу после перестройки. Дело практически дошло до коронации Марии Владимировны, была даже изготовлена столовая посуда с личными вензелями самозваных самодержцев, но тут вдруг воспротивился Борис Ельцин, который увидел в этом покушение на свою власть. Хотя именно при первом российском президенте Георгий Гогенцоллерн получил паспорт с российским гражданством на фамилию Романов. Но во всех геральдических книгах значится именно Гогенцоллерном, так как фамилия передаётся по отцу – Францу Вильгельму принцу Прусскому, правнуку Вильгельма II, воевавшего против России в Первую мировую войну.

А позже первое кресло государства занял Владимир Путин. Казалось бы, вопрос закрыт окончательно. Но ведь мировая финансовая «закулиса» просто так своих людей не бросает. Мария Владимировна, с подачи некоторых олигархов и «своих» чиновников, начала путешествовать по стране, как говорят, на самолёте, закреплённом за Дм. Медведевым, раздавая губернаторам и другим высокопоставленным лицам награды, которые могут позволить вручать лишь российские императоры, в частности орден Святого апостола Андрея Первозванного. Те с благодарностью принимали. То ли не зная, то ли не обращая внимания, что их награждает дочь высокопоставленного фашистского офицера. Назвать фамилии всех награждённых – не хватит газетной статьи. Кому интересно, могут найти их в любом поисковике – очень любопытные имена всплывают.

Так бы и каталась чета самозванцев по регионам России, награждая непричастных, но глава клана – Натаниэль Чарльз Ротшильд (родился 29 апреля 1936 г.) неожиданно впал в кому. А Россия буквально из-под носа у США увела свой «непотопляемый авианосец» Крым. И процесс признания Марии Владимировны и Георгия было решено ускорить.

Вначале по кабинетам Госдумы заходила некая аналитическая записка, как говорили, «составленная на самом верху». Краткая суть – в подготовке официального признания объединяющей всех россиян церемониальной фигуры «великой княгини Марии Владимировны и её сына Георгия». Ключевая фраза: «Факт введения института монархии и наследственного правления страной (государыня Мария Владимировна и наследник Георгий) при реальных рычагах управления у поддерживаемого большинством жителей страны премьер-министре позволит менее болезненно пройти пиковые экономические нагрузки ближайших десятилетий».

После того как через некоторых депутатов-коммунистов о ней стало известно (см. «Грабители страны. Пришла пора платить по долгам – 2», №9 от 12 марта 2015 г.), подписание сего документа было свёрнуто. И было решено «зайти» в Госдуму через региональные парламенты.

Вдруг о подготовке законопроекта «Об особом статусе представителей царской фамилии» проговорился очень состоятельный (по версии журнала «Форбс») депутат Заксобрания Ленинградской области Владимир Петров. Который, по случайному совпадению, вышел из правящей партии «Единая Россия» буквально за несколько дней до появления сенсационной новости. Как говорят, этот законопроект очень ждали старшие товарищи в Госдуме. Но Петров побежал впереди паровоза, разразился скандал, и законопроект пока положили в ящик стола.

Протоиерей Всеволод Чаплин, глава Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества и член Общественной палаты, также несколько раз говорил о возможности возрождения монархического строя в современной России. Правда, сам Чаплин, по данным информагентств, «указом главы Российского Императорского Дома Великой княгини Марии Владимировны Романовой был «сопричислен» к императорскому ордену Святого равноапостольного князя Владимира».

По информации «Аргументов недели», попытки протащить проект «Наследник», несмотря на противодействие некоторых не потерявших остатки совести высокопоставленных чиновников, в ближайшее время будут только усиливаться. Для реального, а не показного американского правительства очень важно, чтобы документы, о которых мы писали выше, не выплыли на свет Божий. Иначе вся их империя, основанная на владении ФРС – мировым «печатным станком», просто рухнет, посыплется как карточный домик. Допустить это, тем более во время предстоящего дележа наследства главы клана Натаниэля Чарльза Ротшильда, «вашингтонские финансовые ястребы» просто не могут.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1.

У КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА. Первый из великих князей, признавший новое правительство. Над его дворцом – красный флаг. Адмирал Романов любезно встретил меня у дверей кабинета. …Он не скрывает своего удовольствия по поводу совершившегося переворота: «Мой дворник и я – мы видели одинаково, что со старым правительством Россия потеряет всё. Здесь Кирилл Владимирович делает картинный жест рукой по кабинету, – собирались мои единомышленники, члены Государственной Думы, либеральные сановники не у дел, и мы не раз обсуждали… Но сказать царю было бесполезно. Чем он был занят, что у него не было времени выслушать? Скрывать нечего, Александра Фёдоровна правила Россией. И Виктория Фёдоровна беседовала с ней, осветила положение страны, назвала имена лиц, достойных быть ответственными министрами. Царица возмутилась».

Вошла Виктория Фёдоровна: “Как приятно говорить то, что думаешь. “Кирилл Владимирович доволен: «Теперь-то уж я свободен и могу свободно говорить по телефону. А раньше – прерывали каждую минуту. Мы ведь жили чуть ли не под гласным надзором полиции». На вопрос, правда ли, что царь последнее время спился: «Я слышал от экс-царя, что он бросил пить с начала войны»1.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА 9 марта 1917 г. «Биржевым ведомостям»:

«Что я могу добавить к тому, что известно широким массам: Моё credo? Но кто его не знает? Свершилось. Переворот произошёл по вине бывшего государя. Только безумцы могли предположить, что 1300 пулеметов на крышах и церквах…

…Разве я, великий князь, не испытал гнёт старого режима?

…Разве я скрыл перед народом свои глубокие верования? Разве я в дни великого освобождения пошёл против народа? вместе с моим любимым гвардейским экипажем я пошёл в Государственную Думу, этот храм народный… Я всё это говорю не к тому, чтобы оправдаться, — за мной нет особенных грехов. Но теперь старые корабли сожжены, впереди я вижу лишь сияющие звёзды народного счастья. Русский народ широко вздохнёт и возмётся ковать себе счастье…»2

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА 9 марта 1917 г. «Петроградской газете»:

«…Я не раз спрашивал себя, не сообщница ли Вильгельма II бывшая императрица. Но всякий раз силился отогнать от себя эту страшную мысль. Во всяком случае в Германии были великолепно осведомлены о планах царствующей семьи»3.

1 “Русская воля”, 8 марта 1917 г. // Солженицын А. Красное колесо. Повествованье в отмеренных сроках. Т. 7. Узел III. Март семнадцатого. – М.: Военное изд-во, 1994. – С. 668.

2 “Биржевые ведомости”. 1917, 9 марта. // Солженицын А. Красное колесо… Т. 7. – С. 673.

3 “Петроградская газета”. 1917. 9 марта. // Солженицын А. Красное колесо… Т. 7. – С. 673-674.

Категории: Главное, История и Культура, Россия