РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Дипломатический разгром Турции


OВ качестве асимметричного удара Россия может расторгнуть Московский договор от 1921 года

 

 

     Нет никаких сомнений, что в Кремле готовят жесткие ответные меры на подлое уничтожение российского самолета Су-24М. Возможно, это будут не экономические санкции и не возмездие крылатыми ракетами. У нашей страны есть дипломатическое оружие. Кремль имеет полное юридическое право пересмотреть и даже денонсировать Московский договор, заключенный между Турцией и Советской Россией 16 марта 1921 года.

Для сведения, 22 сентября 1921 года в Карсе состоялся обмен ратификационными грамотами, согласно которому были измены границы на Кавказе (территория Турция увеличилась на 30%). Данный акт с турецкой стороны был подписан никем не уполномоченными переговорщиками в лице некого комиссара Юсуфа Кемаль-бея, доктора Риза Нур-бея, и Али Фуад-пашы, делегатами, так называемого, кемалистского правительства, не признанного на тот момент ни одной страной мира. Тогда юридическую силу имел регулирующий послевоенные отношения Севрский мирный договор, подписанный администрацией султана Мехмеда VI.

Однако вернемся к Московскому договору. Его первая статья гласит:

«Каждая из договаривающихся сторон соглашаются в принципе не признавать никаких мирных договоров или иных международных актов, к принятию которых понуждалась бы силою… Под понятием Турции в настоящем договоре подразумеваются территории, включенные в Национальный Турецкий Пакт от 28 января 1920 года, выработанный и провозглашенный Оттоманской Палатой Депутатов в Константинополе».

Начнем с того, что этот договор с нашей стороны подписывался под жестким прессингом турков. К этому времени незаконные военные формирования кемалистов захватили значительные кавказские территории и угрожали продвижению вглубь России, уже в союзе с Антантой. О том, что турки ведут тайные антисоветские переговоры с Лондоном, сообщил Г. В. Чичерину 12 февраля 1921 г. Г. Астахов, руководитель советского информационного бюро в Трапезунде. Таким образом, историкам не составит труда доказать факт политического и военного принуждения. Это, во-первых, а во-вторых, на тот момент действовало законное правительство султана Мехмеда VI Вахидеддина, а никак не путчисты Мустафы Кемаля, от имени которого, собственно, и подписывался несправедливый договор.

В рамках этого пакта большевики согласились отдать значительные части Армении и Грузии в обмен на спасительный мир. Конечно, с позиции сегодняшних дней можно по-разному оценивать принимаемые тогда решения, но у нашей страны, ослабленной Гражданской войной, не было сил, чтобы остановить надвигающую агрессию. В то время агрессивные круги Турции вынашивали планы по созданию «Великого Турана» до Казани и Алтая, и с этим надо было считаться.

О том, что кемалисты могли напасть без какого либо повода, свидетельствует предыдущая многовековая история русско-турецких отношений. Знали в ВЦИК и о патологической русофобии визирей. Когда Ленин принимал решение, он напомнил об антифранцузском Союзном договоре России с Турцией от 11 сентября 1805 года, который Османская сторона расторгла сразу же после победы Наполеона под Аустерлицем и начала с Россией войну.

В конечном счете, в 1921 году Стамбул получил всё, что хотел. Требовать же больше турки не рискнули, помня русские уроки Сарыкамышской операции в январе 1915 года. По сути, тогда сформировался советско-турецкий баланс интересов, который на десятилетия вперед зафиксировал статус-кво.

Между тем, страны Антанты настояли на выполнении Турцией большей части Севрского договора, по которому Стамбул по итогам Первой мировой войны потерял Измир, Сирию, Ливан, Палестину, Месопотамию, а также территории на Аравийском полуострове. Что касается Армении и Курдистана, то от опеки над этими территориями отказались Соединенные Штаты, как «незаинтересованные в этом».

Скорей всего, в этом был геополитический интерес Вашингтона. В случае штатовского покровительства на карте Кавказа появились бы новые государства: христианская Армения и свободный Курдистан, которые, наряду с шиитским Ираном, стали бы буфером между СССР и Турцией. Следовательно, отпала сама собой необходимость договоренностей со Стамбулом. И хотя история не знает сослагательного наклонения, она должна напоминать о горьких страницах прошлого.

Рассказ о Московском договоре будет неполным без упоминания о роли Мустафы Кемаля (Ататюрка), бывшего активиста младотурецкой партии «Единение и прогресс», который в 20-х годах прошлого века определял политику Турции. Его приход к власти не изменил традиционно жестокого отношения турок к другим нациям и ознаменовался страшным их истреблением. Так, в 1921 году Кемаль отдал приказ войскам Карабекир-паши о физическом уничтожении Армении. Тогда в восточных районах погибли более 200 тысяч человек. Всего в 1915 — 1922 годах, по данным Армянской церкви, жертвами геноцида стали 6 миллионов армян (английские источники называют цифру 3,5 миллиона).

В сентябре 1922 года кемалисты вырезали в Смирне 100 тысяч греков и армян, а к 1923 году — еще 500 тысяч понтийских греков в причерноморских районах. В 1925-м, 1927-м, 1937-м годах прошли масштабные этнические чистки курдов. В 1937 году Кемаль закрепил в Конституции принцип Milliyetçilik (национализма), как главной идеологии страны. Им ставилась цель тотальной и насильственной ассимиляции нетурецких этносов. Запад сквозь пальцы смотрел на эти зверства.

В условиях первой половины ХХ века Московский договор, несмотря на нынешнюю критику, дал Советскому Союзу передышку, которая позволила подготовиться к войне с гитлеровской Германией.

Но в СССР не забывали о несправедливом соглашении Ленина-Ататюрка. В 1945 году в «Правде» было опубликовано открытое письмо грузинских академиков С. Джанашиа и Н. Бердзенишвили, в котором, говорилось, что Турция, опираясь на очевидное преимущество в силе, отторгла у молодого советского государства ряд территорий, по праву принадлежащих Грузии. Безусловно, без согласия Сталина вряд ли мог появиться такой документ, где черным по белому сказано: «В тяжелое время, которое переживал грузинский народ в 1920 г. и в начале 1921 г., турки вторглись и оккупировали на территории Грузии Ардаганский, Олтинский и Артвинский округа и южный сектор Батумского округа в добавление к ранее захваченным исконным грузинским землям. Грузинский народ должен получить обратно свои земли, от которых он никогда не отказывался, и отказаться не может».

Вскоре советский историк и доктор искусствоведения А. К. Дживелегов опубликовывал в газете «Известия» (22.02.1946 года) статью, где также говорилось о несправедливости договора с кемалистским правительством: «Турция, воспользовавшись предательством дашнакского правительства, затруднениями молодой Советской Республики и слабостью Армении, опираясь на прямую поддержку германского империализма, захватила Карсскую и Ардаганскую области и Сурмалинский округ той части Армении, которая входила в состав прежней Российской империи. Мысль армян неизменно возвращалась к восстановлению их территорий в исторических границах».

По сути, это был сигнал к денонсации Московского договора (1921 года). Но тогда на охрану турецких интересов стала атомная держава США. С тех пор утекло много воды, но нынешняя ситуация заставляет Россию иначе смотреть на отношения с современной Турцией, чьи повадки практически не изменились за последние сто лет.

Понятное дело, юридически обоснованное денонсирование Московского договора не приведет к немедленному изменению границ на Кавказе. Но это решение запустит процесс восстановления исторической справедливости, а также напомнит всему миру о чудовищных преступлениях против человечности почитаемого в Турции Ататюрка.

Источник: http://svpressa.ru/politic/article/136909/

Категории: Главное, Россия, Турция