ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Я на свободе

Дорогие читатели, мы поздравляем Раиса Сулейманова. Прекрасного, умного аналитика и политолога, человека, подобных ему у нас в стране раз, два и обчелся. Та борьба, которую он ведет с вахабитами, Игиловцами и прочей нечистью, с теми, кто пытается отойти от настоящего ислама он ставит заслон, что вызывает в среде продажного чиновничества, купленного на заокеанские сребренники, ненависть и злобу. Мы желаем Раису многие и благая лета. Ниже мы печатаем его сообщение, которое все должны внимательно прочитать. Это не «глас вопиющего в пустыне», а та реальность, в которую втягивают продажные чиновники, жаждущие смены власти в России. Придирки за любое неосторожное слово, даже за копию фотографии, где они находят экстремизм, в чем и обвиняют любого. Это похоже на то, как сказано в поговорке: в чужом глазу соринку видят, а в своем бревна не замечают». Здоровья и благополучия тебе, дорогой Раис. Так держать!

Сегодня вечером 31 декабря 2015 года я вернулся домой из заключения. О том, как я там провел, я обязательно напишу свои «Записки из Мертвого дома» — много наблюдений. Это мало, кто описывает, особенно применительно к Казани, поэтому нужно оставить такой очерк для истории. Благодаря очень внушительной и массовой общественной поддержке, за которую я искренне благодарен всем, власти в Татарстане, которые явно не ожидали такого, вынуждены были отступить. Удалось обжаловать меру наказания в Верховном суде Татарстана: вместо 7 суток административного ареста мне присудили штраф в 1,5 тысячи рублей, что уже, конечно, лучше, но не снимает с меня сам факт признания за мной административного правонарушения. Я настроен и это обжаловать, поскольку не считаю себя правонарушителем: правда, я не уверен, что этого удастся добиться в Татарстане (сами понимаете почему).

Настроение у меня в хорошем смысле боевое, упадничества нет, я намерен продолжать свою научно-исследовательскую и экспертно-аналитическую работу, несмотря на то, что был подвержен административному аресту за то, что при перепубликации статей со своими интервью и комментариями про террористические организации ИГИЛ и «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» на свою страницу в социальной сети «В контакте» я проиллюстрировал их фотографиями, опубликованными в этих же статьях как иллюстрации к ним. Именно это поставили мне в вину, уличив тем самым в пропаганде ИГИЛ и «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами». Я понимаю, что это абсурдно, но такова реальность в Татарстане. Понятно, что сейчас, если буду писать статью про сторонников ИГИЛ из Татарстана, я не смогу ее проиллюстрировать никакой фотографией с флагом ИГИЛ, потому что теперь это считается экстремизмом. Конечно, это затрудняет научно-экспертную работу, но раз теперь такие правила в Казани, придется это учитывать. Кстати, всем остальным это тоже стоит учитывать. Если будете издавать книгу про ИГИЛ, нельзя в ней публиковать фотографию, где изображен флаг ИГИЛ. Его надо обязательно заретушировать. Подчистите заодно свои страницы в социальных сетях. Будете писать курсовую или дипломную работу, готовить научный доклад со слайдами, писать статью про экстремистские организации, фотоиллюстрации с их символикой либо не помещайте вообще, либо замарайте, чтобы нельзя было видеть. Я понимаю, что это будет нелепо выглядеть, но теперь это так принято. По крайней мере, в Татарстане.

Уверен, что мой арест, который был инициирован кем-то в Казанском Кремле, преследовал цель устрашения, расчёт был на то, чтобы запугать. Но видимо те, кто планировал это, совершенно не ожидали такой общественной поддержки и возмущения подобными действиями местных властей. Логика была понятна: дескать, посадим перед Новым годом, всем будет не до этого, поскольку у всех праздничное настроение. Но все вышло по-другому: поддержка была очень мощной. Даже люди, которые не согласны были со мной, не разделяли мои какие-то экспертные выводы, мои научные оценки, некоторые мои оппоненты, но и они были против таких мер. Могу сказать одно: мой арест нанес определенный репутационный удар по Татарстану. Неужели стратеги, работающие в Казанском Кремле, не понимали этого? Очевидно, что они же подставили своего шефа – Рустама Минниханова. И еще раз спрошу: почему вместо стремления давить независимых от местных властей экспертов, не пытаться хотя бы прислушаться к тем проблемам, о которых говорит эксперт. Хотя бы начните общаться, что ли. Ведь правильно выслушивать мнения не только прикормленных «ручных» специалистов по этнорелигиозным проблемам в Татарстане, но и тех, кто имеет другую, независимую точку зрения, оценку, порой не всегда приятную. Что в этом плохого?

Также отмечу, что моим арестом этнократия в Татарстане доставила огромную радость ваххабитам, национал-сепаратистам и недругам России, это был единственный раз, когда они могли бы поблагодарить силовиков Татарстана абсолютно искренне. Помимо общественной поддержки со стороны коллег, друзей, элементарно адекватных людей, я увидел откровенное злорадство, циничное одобрение, злопыхательство, желание очернить, полное оправдание политического заказа, мерзкое потирание рук от удовольствия, что эксперта арестовали. Бог судья этим людям. Не знаю, если у них совесть.

Отдельно скажу по поводу АНО «Казанский межрегиональный центр экспертиз» — запомните название этой организации, созданной в 2010 году специально, чтобы сочинять «экспертизы». Это моя точка зрения на эту организацию. Именно ее специалисты будут сочинять на вас заказные экспертизы с заведомо обвинительным уклоном. Мне стыдно за тех мои коллег, ученых, которые согласны быть там специалистами (это вузовские преподаватели и научные сотрудники институтов). За каждую выполненную экспертизу (с заведомо обвинительным уклоном) они получают свои 30 серебряников. Совет к моим коллегам (а многих из тех, кто там подрядничает как специалист, я знаю) – не пачкайтесь и не марайтесь в этой организации, дистанцируйтесь от предложений там подзаработать, сочинив очередную экспертизу. Именно по заказным экспертизам этой организации еще недавно признали экстремистом выдающегося русского социолога, профессора Александра Салагаева (1952-2014), после чего сердце ученого не выдержало, и его довели до могилы. И в моем случае была подготовлена такая же заказная экспертиза. Мне стыдно за коллегу (я не стану называть его имя, но уверен, что он прочтет этот мой текст). Еще раз призываю коллег-ученых: в вашей биографии быть специалистом в этой структуре – это значит вам всегда будут тыкать в лицо тем, что вы там шабашили, сочиняя экспертизы, на своих же собственных коллег. Писать экспертизы на своих коллег – это равносильно тому, что делал Трофим Лысенко в отношении Николая Вавилова, устраивая травлю ученому. Неужели вы хотите, чтобы о вас думали с такой стороны? Несмотря на плюрализм мнений среди коллег, разногласия и разные, порой противоположные, точки зрения, даже если мы – научные оппоненты, недопустимо сочинять экспертизы, которые обязательно будут использованы против коллег. Ради Бога, не пачкайтесь этим, откажитесь от написания экспертиз, ведь вас никто не заставляет это делать. Неужели все дело только в желании подзаработать (экспертизы приносят авторам гонорары)? К сожалению, пока такова картина в гуманитарном научном сообществе Татарстана.

Во всей этой истории больше всего меня поражает заявление министра внутренних дел Татарстана в одном из интервью, где он сказал, что скоро в отношении меня планируется возбудить уголовное дело по статье «Экстремизм». Т.е. уже заранее решено, что меня посадят в тюрьму. Это как понимать? Команда «фас» уже дана? Сейчас уже началась следственная работа по возбуждению уголовного дела и признание меня экстремистом? Т.е. административное правонарушение – это только начало? Я правильно понял, что нужно перестать заниматься научно-исследовательской работой, потому что в Татарстане это теперь является экстремизмом?

Очень и очень хочется надеяться, что это какое-то недоразумение, и ученого не станут прессовать за то, что он пишет статьи про радикальные религиозные группировки, сепаратизм в регионе, положение русских и других православных народов в Татарстане, отстаивает важность укрепления позиций традиционного ислама и российского самосознания среди татар, чтобы они считали Россию – своей Родиной, своим государством и не ориентировались на зарубежные страны – Турцию и Саудовскую Аравию. Я понимаю, что это кому-то не нравится, но нельзя же эксперту ставить в вину, если он придерживается такого мнения, при этом называя его научную деятельность экстремизмом? Еще раз подчеркну: я надеюсь, что это всего лишь недоразумение.

С уважением,
Сулейманов Раис Равкатович,

Категории: Главное, Россия, Татарстан