РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Строительный романтик

Наш герой родом из СССР. Из огромной империи больших строек, великих достижений, ярких личностей Варткез АРЦРУНИ – настоящий Строитель с 50-летним стажем. И с таким послужным списком, которых в сегодняшнее мелкотравчатое время, казалось, уже не бывает. Пройдя практически все великие стройки развитого социализма, он остался одной из знаковых фигур своей профессии и в новые времена.

Арцруни внимательно следит за тем, как развивается Москва – его родной город. «Для меня, – говорит он, – всегда было очевидно, что Москва не может расширяться бесконечно. В свое время я участвовал в строительстве многих спальных районов столицы. Лианозово, Бибирево, Отрадное, Бирюлево, Братеево, Ясенево и прочие оазисы, где так вольно дышит московский человек, – все они начинались на моих глазах. Уже тогда было понятно, что экстенсивный путь развития города имеет естественный лимит. А значит, рано или поздно нам неминуемо придется входить в центр города, в обжитые районы, с реконструкцией. Это, конечно, в разы дороже. Но альтернативы просто нет».

Подобный вариант застройки старых районов предусматривали советские планы. Однако, по словам Варткеза, с приходом рынка стало не до того. «В наше время, – говорит он, – строительство новых периферийных районов и вторжение в центр города приняло просто уродливые формы. Строят и уплотняют уже без всякой оглядки на удобство жителей. Все только ради денег! Фактически умерло понятие комплексной застройки – а это было свято для советского домостроения. В итоге не хватает школ, детских садов, поликлиник; негде ставить машины, гулять с детьми».

У Арцруни есть совершенно оригинальные предложения по выводу столицы из транспортного коллапса. Он убежден: самая большая ошибка руководителей города, при которых Москва строилась последние 20 лет, в том, что не прогнозировали и не просчитали резкий рост количества автомобилей.

«Радикальное решение, способное облегчить положение на дорогах, – спустить все железнодорожные пути на территории города под землю, – считает Варткез. – Это не дороже, чем строительство метрополитена. Появятся транспортные узлы, где жители Подмосковья, в большом количестве работающие в столице, смогут комфортно под землей пересаживаться на метро. И соответственно, столь же удобно будет москвичам, выезжающим за город в выходные. Как в Париже, Барселоне. Сел на «Библиотеке Ленина» в поезд и доехал с пересадкой до Рязани. Пока, правда, нет точных расчетов относительно того, какие именно площади высвободятся при таком решении. Но совершенно очевидно: это гигантские участки! В том числе и в центре Москвы». Учитывая, что в европейских мегаполисах опыт «закапывания» пригородных поездов, трамваев и даже маршрутов автобусов на некоторых участках существует лет 20, достаточно просто перенести его на нашу почву. И не нужны никакие станционные ансамбли. Достаточно платформы утилитарного дизайна. На месте же железнодорожного полотна, зон отчуждения и откровенных свалок можно будет построить новые скоростные дороги, которые свяжут город воедино.

При наличии, как сейчас говорят, «политической воли» воплотить эти амбициозные идеи в бетоне можно было бы уже через несколько лет. Тем более и не такие масштабы планирования случались в нашей стране в былые времена. Варткез Арцруни, работавший в легендарном Главмосстрое, возводил с нуля целые города: Тольятти, Набережные Челны, Тынду, Нижневартовск. Будучи еще совсем молодым специалистом, он восстанавливал Ташкент после землетрясения 1966 года. А на самом пике карьеры возводил наиболее значимые объекты московской Олимпиады-80. В 1988 г. именно ему поручили руководить штабом по ликвидации последствий страшного землетрясения, фактически полностью разрушившего город Ленинакан. В начале 90-х заслуженный строитель первым спроектировал и осуществил возведение офисно-торгового центра – совершенно нового для перестроечной столицы типа. На месте знаменитого здания ВТО на Тверской, уничтоженного пожаром, Варткез построил «Галерею Актер»: дорогие материалы, просторный атриум с фонтаном, деление уровней на торговые и офисные… Ничего подобного в Москве до этого не было. Кстати, очень часто Варткезу давались «невыгодные контракты» (как сказали бы сейчас), а поручались заведомо провальные участки. Начальство знало: он – вытянет!

В Ташкенте в начальный, так называемый организационный, период восстановления приходилось работать по 20 часов в сутки. Требовалось, в частности, обеспечить разгрузку огромного количества составов. Интенсивность их прибытия превосходила масштабы времен военной эвакуации. А в Тольятти при строительстве Автограда уже после первых четырех месяцев работы были сданы 50 тыс. кв. м жилья. Темпов возведения жилых домов достигли небывалых. Девятиэтажка монтировалась за две недели, а сдавалась в эксплуатацию через месяц – полностью готовая к заселению. Даже сейчас, спустя полвека, цифры выглядят фантастическими.

«В 1956 году, – рассказывает Варткез, – я после 8-го класса пошел работать на стройку учеником-монтажником. Тремя годами раньше у меня умер отец, и надо было помогать семье. Поэтому последние два класса отучился в вечерней школе для работающей молодежи. Первый мой объект – большой кирпичный дом с барельефом Дзержинского около станции метро «Проспект мира». Мне тогда и 15 лет не было. Потом почти четыре года армии: в начале 60-х срок службы призывников несколько раз продлевали из-за напряженной международной обстановки. Отслужив, вернулся в Москву и тут же поступил в строительный институт. Отучился год, и тут случилось землетрясение в Ташкенте. Нас, строителей, отправили восстанавливать город. Сначала – на месяц в командировку. Потом продлили еще на месяц. А затем оказалось, что в Москву меня уже отпускать не хотят: назначили главным инженером управления комплектации. Там, между прочим, работали 1500 человек! Пришлось перевестись на учебу в Ташкентский институт. Проучился там три года, а диплом защитил уже в Тольятти, где мы строили город автомобилистов».

– Как же могли только-только закончившего первый курс студента назначить на такую должность? – спрашиваю Варткеза. Он в ответ лишь пожимает плечами: «Ну, там все было, как говорится, «по ситуации». Если человек справляется – его ставят на проблемный участок.

По возвращении в Москву Арцруни последовательно возглавлял строительное управление треста «Мосжилстрой», трест «Мосстрой №3». А в 1979 г. его назначают начальником Московского государственного объединения жилищного строительства (МГОЖС). Все эти организации на момент прихода Арцруни находились в сложном положении. Зато когда он уходил – оказывались лучшими в отрасли. Подъем же с колен МГОЖС был сопоставим, считают коллеги Варткеза, с расчисткой авгиевых конюшен.

Сам же он говорит: «Это сейчас после провала можно сказать «Извините, не получилось», а тогда… И дело вовсе не в системе принуждения. Дело – в совести. Мне было бы стыдно, если б я взялся и не сделал. Но самое главное – мне всегда очень везло на людей, с которыми я работал. С самого начала попадались необыкновенно знающие руководители, у них я очень многому научился».

Варткез Арцруни – при всех его заслугах – удивительно скромный человек. Только благодаря воспоминаниям ветеранов-строителей я узнал, что на месте ужасной трагедии в Ленинакане он был уже через полтора часа. Именно Варткез принял волевое решение: прекратить строительно-монтажные работы по всей Армении и перебросить освободившуюся технику в Спитак, Ленинакан и другие города. Это позволило в первые же сутки спасти около 15 тысяч человек! И еще. В свое время Варткез Арцруни, удивленный работой зарубежных спасателей (у тех были все необходимые инструменты, методики и технологии спасработ), поставил перед властями вопрос об организации профессио­нальных спасательных подразделений. В итоге была создана Государственная комиссия Совета Министров СССР по чрезвычайным ситуациям – предшественник одного из лучших на сегодня МЧС в мире.

Недавно социологи проводили опрос среди школьников. И выяснилось: никто из них не хочет стать инженером-строителем. А между тем 50 лет назад эта профессия была одной из самых популярных. Страна буквально дышала романтикой строительства городов! Да, времена серьезно меняются. Но один из последних романтических строителей Варткез Арцруни верит: период «обмельчания задач» во всех сферах подходит к концу. Он убежден: скоро дети опять захотят быть строителями. А когда вырастут – действительно ими станут. И будут строить новые прекрасные города, вкладывая в свою работу душу и сердце!

15 июня 2011, 19:24 [ «Аргументы Недели» ]

Адрес страницы: http://argumenti.ru/society/n293/111531

Категории: Армения, Главное, Россия