РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ВОЙНА ДРУГИМИ МЕТОДАМИ

Зара Гeворкян

Мы живем в эпоху информационных войн, мощнейшего информационного воздействия, создания и развития соответствующих технологий по управлению и манипуляции общественным сознанием. Знать о методах информационного воздействия, быть в курсе постоянно совершенствующихся технологий – сегодня это не только и исключительно прерогатива экспертов, но просто необходимость для любого современного человека, если только он не живет на необитаемом острове.

ИМЕННО ЭТОЙ ТЕМЕ БЫЛА ПОСВЯЩЕНА ПРОШЕДШАЯ 25 ИЮЛЯ В НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ФОНДЕ «НОРАВАНК» научная конференция «Новые методы информационного воздействия», организаторами которой выступили «Нораванк» совместно с общественной организацией «Интеграция и развитие». Кстати, скажем, что «Нораванк» готовит к публикации объемный труд – учебное пособие по информационной безопасности, а недавно выпустил в свет англо-русско-армянский энциклопедический словарь по информационной безопасности за авторством Эдуарда Казаряна. Обе работы – нечто принципиально новое, аналогов им нет.

Глобальные цели

В свое время известный теоретик военного искусства Карл фон Клаузевиц дал следующее классическое определение войны: «Война есть продолжение политики другими средствами». Между тем сегодня реалии настолько изменились, что можно утверждать: политика является продолжением информационных войн другими средствами. Об этом заявил директор научно-образовательного фонда «Нораванк» Гагик Арутюнян в своем выступлении, посвященном новым методам информационного воздействия.

«В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ ЦЕЛИ СТАВЯТСЯ весьма глобальные, — сказал Г.Арутюнян. – Среди них снижение уровня информационной безопасности правительства и правительственных органов, побуждение и вдохновение на неверные решения в сфере управления; дискредитация международного авторитета государства; нанесение вреда жизненно важным интересам государства в политической, экономической, оборонной и прочих областях; внедрение противником собственного культурного «кода» посредством манипуляционных технологий в сознание общества и т.д. Кроме того, в информационных войнах нового поколения другое содержание обретают такие понятия, как «начало» и «конец войны», «победа» и «поражение».

По словам Г.Арутюняна, если раньше в традиционных «горячих» войнах (например, во Второй мировой) проигравшая сторона подписывала капитуляцию, сдавала территории, сокращалась ее армия, рушилась экономика, из страны вывозились наукоемкие технологии и т.д., то в современных войнах проигравшая сторона не всегда принимает собственное поражение.

«Сегодня в стране, потерпевшей поражение в информационной войне, происходит продолжительное стабильное сокращение потенциала знаний и информации, разрушение элементов и инфраструктур государственной, национальной, общественной системы, что делает эту страну безопасной для противника и, самое главное, управляемой, — отметил Г.Арутюнян. — Из проигравшей страны, как и в случае с войнами прошлого, вывозятся наукоемкие технологии, однако не так, как было принято в прошлом. Скажем, после Второй мировой войны победившие страны вывезли из Германии оборудование и технологические документы из тысяч заводов и исследовательских центров, лишь объем последних составил более ста эшелонов. Также были вывезены многочисленные передовые специалисты, основная часть которых начала работать в военно-промышленных структурах США, Великобритании и СССР. Сегодня все происходит по-другому – не спецслужбы охотятся за специалистами, а просто создаются условия, при которых лучшие умы вынуждены покидать свою страну и искать работу у победителя. Скажем, в качестве первостепенной задачи ставится цель сделать из технологически развитой в прошлом страны «туристический центр». В итоге в сложившейся «туристической» экономической ситуации проигравшая сторона стремится «освободиться» от утратившего свою актуальность технологического наследия прошлого и сама вывозит из страны оборудование, возможно, даже в виде металлолома. Очевидно также, что в «туристическом центре» не найдут себе места и покинут родину ведущие ученые, технологи и прочие эксперты…»

Другой важнейший вектор победителя в информационной войне – стремление лишить народ его ценностей, истории и национальной памяти, сформировав новые мифологемы, где акценты расставляются с выгодной для победившей стороны точки зрения.

«НАШЕ СОВЕТСКОЕ ПРОШЛОЕ ВРЯД ЛИ МОЖНО НАЗВАТЬ РАДОСТНЫМ И БЕЗОБЛАЧНЫМ – была и гражданская война, и 1937 год, и репрессии, и чистки 50-х годов, — сказал Г.Арутюнян. – Мы, армяне, с честью вышли из этих передряг, но и много потеряли. Не говорить об этих потерях – преступление против тех, кто подвергся репрессиям, кого гнали в лагеря и расстреливали. Но мы должны говорить и о том хорошем, что было. Например, о том, что в Советском Союзе в самое тяжелое время, когда шла гражданская война (в 1918-1923 годах), уже создавались десятки научных структур, организаций, уделялось серьезнейшее внимание развитию науки, особенно техническим наукам. Любопытно вот что: в советское время полностью игнорировалась история периода «до Социалистической революции». В Армении мало кто знал о Первой Республике, например. Но то же самое было и после развала Союза. Мы начали полностью игнорировать историю своей Второй Республики. Между тем давайте вспомним о том, что Советская Армения по своему развитию вполне соответствовала определению «информационное общество» – у нас имелась большая концентрация ученых, технологов, инженеров. И весь этот потенциал оказался размытым и практически уничтоженным вследствие действий противника – победителя.

Подобная ситуация стала итогом первой холодной войны, когда СССР потерпел унизительное поражение, то есть развалился. Аналогичный процесс уничтожения интеллектуального ресурса, конечно, происходил везде на постсоветском пространстве – в России примерно 250 тысяч высококлассных специалистов на уровне докторов наук покинули страну, уехав за рубеж. Сегодня Россия начала восстанавливать свой научно-технологический, интеллектуальный ресурс – нам тоже давно следует начать работать в этом направлении.

Другой наглядный пример исторической амнезии: в этом году 22 июня отмечалось 75-летие начала Великой Отечественной войны, а в этой войне и в деле приближения Победы над фашистской Германией армяне сыграли весьма существенную роль. Но этот день никак не был здесь отмечен, единичные СМИ вспомнили об этой дате, и только газета «Голос Армении» отреагировала своими публикациями на столь значимое событие. Подобная историческая амнезия лишает нацию фундамента, и именно это ставят своей целью информационные интервенты».

Что же касается нивелирования нравственных, семейных, традиционных ценностей, то, по словам Г.Арутюняна, и здесь действуют апробированные технологии. Одна из самых известных – так называемое Окно Овертона, последовательно претворяющее в жизнь любые идеи, включая изначально неприемлемые, и закрепляющее их впоследствии на законодательном уровне. Ярчайший пример – пропаганда гомосексуализма, легализация однополых браков и т.д.

Законы для «иностранных агентов»

Грамотные законы, четко определяющие границы деятельности всевозможных общественных организаций, зачастую несущих роль «иностранных агентов», играют существенную роль в деле обеспечения информационной безопасности. Об этом заявила участница конференции – заместитель руководителя Центра информационных исследований «Нораванка» Диана Галстян.

«ПОДОБНЫЕ ЗАКОНЫ ПРИНИМАЮТСЯ ВО МНОГИХ СТРАНАХ — самых передовых, развитых и демократичных, — сказала Д.Галстян. – Например, в Великобритании действует самая старая система прозрачности и контроля над деятельностью общественных организаций. Согласно Акту благотворительного доверия, деятельность благотворительных организаций контролирует соответствующая комиссия, подотчетная правительству за состояние благотворительного сектора. В США закон «Об иностранных агентах» действует с 1938 года. Согласно этому закону, «иностранные агенты», представляющие в американской политике интересы правительств других государств, а также иностранные физические и юридические лица должны представить правительству США свою деятельность и источники финансирования. Довольно жесткое в этом плане и законодательство Франции. В этом году парламент Израиля утвердил государственный законопроект, по которому общественные негосударственные организации обязуются сообщать, получают ли они финансовое содействие от иностранных государств. В Китае на государственном уровне принят законопроект, в результате чего ужесточена финансовая деятельность действующих на территории Китая общественных организаций».

В Армении сотни всевозможных общественных организаций, в том числе по правам человека. На средства, которые предоставляются им для зачастую весьма сомнительных целей, давно можно было построить с десяток заводов, где люди смогли бы работать, тем самым обеспечив одно из своих фундаментальных прав: право на работу. Давно бы пора задуматься о том, чем заняты здесь в таком количестве «иностранные агенты». Точнее, чем заняты, понятно, непонятно наше благодушие…

И, наконец, старший эксперт Центра информационных исследований «Нораванка» Самвел Мартиросян рассказал о роли, которую играют в контексте информационных войн социальные сети. Практически во всех странах созданы целые подразделения, активно «работающие» в социальных сетях и блогосфере. Чем не поле для ведения информационной войны? Другими методами.

http://golosarmenii.am/article/43587/vojna-drugimi-metodami

Категории: Главное, Конференции