РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Турецкий разворот

Интервью публикуется в полном формате. Администратор.

Неожиданное для многих послание президента Турции Реджепа Таиба Эрдогана Владимиру Путину с извинениями за сбитый самолет, последовавший за этим ответный звонок российского президента в Анкару и решение обоих встретиться лично в сентябре с.г. многим показались неожиданными. На самом деле такой поворот событий выглядит логичным. Что крылось за решением турецкого руководителя, еще недавно отрицавшего неправомерность своих действий, изменить позицию – с таким вопросом обозреватель газеты обратился к известному российскому тюркологу Виктору Надеину-Раевскому.

Виктор Анатольевич, что-то в турецкой политике не заладилось?

Там давно не заладилось. Он не сегодня понял, что потери от сбитого российского самолета будут большими. А вот поначалу все складывалось вроде бы хорошо. Он получил серьезные имиджевые плюсы у себя в стране, поддержка его действий со стороны турецкого электората выросл

а на 30-33%. Кроме того, обозначилась поддержка со стороны «арабской улицы»: вот он, отважный мужик, осмелившийся поднять руку на ядерную державу! Но по прошествии месяцев дела пошли не так хорошо, и первоначальные приобретения перестали приносить ему девиденды. А вот конкретные последствия этого шага стали сказываться. Отрицательно. Америка не поддержала его поступок, сунулся в НАТО – и там его встретили без интереса. Добиться результатов в ходе переговорного процесса с Евросоюзом не удалось – обе стороны высказали недовольство друг другом. Арабская улица его поначалу поприветствовала, а арабские лидеры нет. Ушел в отставку главный идеолог неоосманизма Ахмет Давутоглу. Деваться, как говорится, некуда. Турция начала искать пути примирения с Израилем, а вслед за этим – и с Россией.

Вот этот жестокий террористический акт в аэропорту Стамбула многие обозреватели связывают с местью Турции со стороны боевиков за восстановление отношений с Израилем. Или это месть за попытку восстановить отношения с Россией, которая, как известно жестко противостоит ИГИЛ?

Я бы не стал так жестко увязывать с Россией. Такой террористический      акт готовится не за один день, а достаточно долго. Операция хорошо продумана, три смертника, заранее были разведано, как проехать к аэропорту, не засветившись по дороге, как провезти оружие и взрывчатку, как отойти салам прикрытия, которых сейчас разыскивает турецкая полиция. Так быстро не бывает.

Судя по тому, как турецкий правоохранительные структуры пришли к однозначному выводу о причастности к теракту ИГИЛ, мы сейчас говорим о том, что за последнее время между Турцией и ИГИЛ нарастали противоречия.

Именно так. Дело в том, что турецкие спецслужбы до поры до времени поддерживали «Джабхат ан-Нусра» и негласно – ИГИЛ. Раненые боевики лечились в турецких госпиталях. Но дело в том, что в Турции нет бесплатных лечебниц, за лечение нужно платить. Это лечение оплачивали частью Катар, частью Саудовская Аравия, иные спонсоры. Кто-то за них платил. В Турции нет благотворительности, социализма. Поэтому лечение – это тоже бизнес, просто отличный бизнес, и занимаются им близкие к руководству люди. И вот проплаты перестали поступать.

На фоне этого федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель очень быстро выступила с поддержкой Эрдогана в его борьбе с терроризмом, но одновременно заявила о продлении санкций в отношении России. Складывается впечатление, что в Европе недовольны процессом восстановления отношений между Россией и Турцией или хотели бы видеть на этом месте тлеющий конфликт.

Безусловно, Германия очень не хочет, чтобы Турция каким-то образом попала в орбиту российского влияния. Меркель никогда об этих моментах не забывает. Она очень активна на российском направлении и делает все, чтобы позиции России не усилились. Напомню, что среди участников Евросоюза именно она готова была идти на самые большие уступки Эрдогану в ходе переговоров об ассоциации Турции в ЕС. Понятно, что в Германии проживает с разным статусом три с половиной миллиона выходцев из Турции, и она к ним прислушивается. Правда из них полтора миллиона – турецкие курды. Это серьезная сила, и Эрдоган пытался влиять через эту силу на немецкое руководство.

В связи с турецким политическим разворотом, насколько возможно изменение позиции Турции на сирийском направлении, тем более, что турецкие власти бросили прямое обвинение в адрес ИГИЛ?

Я бы не стал говорить о каких-то радикальных изменениях на сирийском направлении. Но вот об осознании проблемы сказать стоит. Сейчас в Турции многие политические деятели сожалеют, что они влезли в сирийскую проблему, разбудили силы, о которых даже не подозревали. В том числе внутренние силы. Ведь режим алавитов – наиболее близкий по духу к Турции – по мировосприятию, философии и т.д. Алавитов в Турции, согласно разным оценкам – точно не говорится, от 6 (согласно официальным данным) до 12 (более реально) миллионов человек. Поэтому братание Турции и Сирии до Арабской весны было вовсе не случайным. Кого они получат в Сирии вместо алавитов – вот турецкий вопрос.

Телефонная беседа Владимира Путина и Реджепа Эрдогана состоялась, имела самый положительный результат, речь пошла о восстановлении тех связей, которые были утрачены в результате упомянутого инцидента. В какой степени, и в какие сроки все это возможно?

Сама беседа продолжалась порядка 40 минут. Это говорит о чем? Лидеры обсудили достаточно широкий круг вопросов двусторонних отношений. Но я бы не стал очень обольщаться, не так просто восстановить то, что было нарушено даже часто в техническом плане. Например, многие туроператоры, с Турции переориентировались на иные направления, обозначились иные поставщики сельхозпродукции. Нужно перезаключать целый ряд соглашений, фрахтовать самолеты, транспорт. По оптимистическим прогнозам восстановление турпотока займет минимум три месяца. Да и сами террористические акту в Турции отнюдь не способствуют активизации обменов. Вопросы поддержания безопасности являются краеугольными.

Какие уроки мы все могли бы извлечь из развития российско-турецких отношений за последний год?

К выстраиванию двусторонних отношений, тем более, если это отношения стратегического партнерства нужно подходить более взвешенно. И вот тот принцип, которым многие руководствуются: доверяй, но проверяй, он обрел свою актуальность. Нельзя с абсолютным доверием относиться к своим партнерам, даже таким близким, как Турция.

                                                                       Беседу вел Александр ФРОЛОВ

http://www.redstar.ru/index.php/newspaper/item/29494-turetskij-razvorot

Категории: Главное, Россия, Турция