ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



БОРЬБА ВОКРУГ ТУРЦИИ

Август был отмечен активной перестройкой действующих на Ближнем Востоке альянсов. По сути, основным содержанием этого процесса, затронувшего и регион Южного Кавказа, стало формирование взаимодействия в составе России, Ирана и Турции, нацеленного на сотрудничество как в политической, так и энергетической сферах. На Южном Кавказе ответвлением данного взаимодействия является подключение к нему Азербайджана, чья значимость обеспечена ключевой транзитной ролью страны. 

ВНУТРИ ДАННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАБЛЮДАЮТСЯ СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ СДВИГИ в отношениях по линиям Турция — Россия, Турция — Иран и в рамках отношений между Москвой и Тегераном. Наиболее проблемным членом данного взаимодействия стала Турция — в силу близости страны к Западу и позиции страны по сирийскому конфликту, в рамках которого она до сих пор противостояла Ирану и России.

Поэтому не случайно основным направлением дипломатической активности Москвы и Тегерана стала именно Анкара. Достаточно отметить, что после визита турецкого президента в Россию состоялся визит в Турцию главы МИД Ирана, за которым последовал ответный визит его турецкого коллеги в Тегеран. В ходе этих встреч наряду с энергетическим аспектом центральное место занимала именно сирийская проблематика. Стороны были заняты выработкой условий сделки с Турцией по Сирии, и в ходе встреч с турецкой стороной постепенно вырисовываются контуры подобного компромисса.

Основными пунктами противоречий с Турцией выступают курдский вопрос, проблема контроля над турецко-сирийской границей и судьба действующего президента Сирии Башара Асада. В ходе интенсивного дипломатического траффика стороны сигнализировали о возможности достижения договоренностей по всем этим пунктам. В частности, по итогам визита турецкого президента в Россию Москва и Анкара договорились о создании механизма по Сирии, который будет включать дипломатов, военных и представителей разведки.

В свою очередь глава МИД России Лавров озвучил некоторые подробности планируемого перекрытия турецко-сирийской границы. По словам российского министра, Анкара понимает необходимость принятия дополнительных мер для мониторинга на двух основных КПП сирийско-турецкой границы, однако Лавров также отметил необходимость установления контроля и над грузами, которые идут в Алеппо по дороге Кастелло.

Параллельно Анкара просигнализировала о возможности компромисса по наиболее сложной теме – политическому будущему сирийского президента. Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что Асад может быть вовлечен в работу переходного правительства, отметив, однако, что он не должен участвовать в политическом будущем Сирии. Данное заявление прозвучало сигналом о возможных уступках Анкары, так как ранее основой сирийского курса Турции было именно требование о немедленном отстранении Асада от власти.

 МЕЖДУ ТЕМ ПРОСМАТРИВАЮЩИЕСЯ УСТУПКИ СО СТОРОНЫ ТУРЦИИ относительно судьбы Асада и закрытия границы отражают как понимание Анкарой тупикового характера своей прежней сирийской политики, так и ожидание со стороны Турции ответных шагов Ирана, России и Дамаска в ключевом для Анкары курдском вопросе. И, похоже, эти ожидания далеко не беспочвенны. В ходе своего визита в Турцию глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф подчеркнул, что обе страны хотят защитить территориальную целостность Сирии. Позднее премьер-министр Турции заявил, что Анкара не позволит, чтобы Сирия была разделена по этническому принципу. Схожие заявления сторон отражают выработку Анкарой и Тегераном согласованной позиции по курдской проблеме, основанной на неприятии формирования курдского образования на севере Сирии.

Параллельно на этом фоне появились сообщения о закрытии представительства сирийского Курдистана в России (позднее данная информация была опровергнута курдской стороной). Однако наметившееся взаимопонимание сторон по курдскому вопросу явно может не ограничиться предполагаемым отказом Москвы и Тегерана от поддержки сирийских курдов и вполне может приобрести и военное измерение, при этом ключевую роль может сыграть официальный Дамаск.

Ранее западные СМИ отмечали, что в Анкаре склонны рассматривать в качестве ситуативного союзника против курдов действующий сирийский режим, который ранее выступил против планов курдов по федерализации Сирии. В последние дни Дамаск, похоже, направил Анкаре сигнал о возможности подобного взаимодействия, продемонстрировав свою готовность к серьезной военной конфронтации с курдами, от чего режим Асада воздерживался все 4 года гражданской войны в Сирии.

В августе на фоне указанной дипломатической активности вспыхнули крупные бои между курдами и проправительственными отрядами в городе Хасеке, контроль над которым курды делят с силами, лояльными Дамаску. В ходе боевых действий 18 августа правительственная армия впервые за время конфликта применила против курдов авиацию, а также артиллерию. Согласно источникам телеканала «Аль-Маядин», в Дамаске расценивают намерения курдов ввести федеративную систему управления на севере Сирии как «посягательство на национальный суверенитет». Также в заявлении командования ВС Сирии по поводу конфликта подчеркивается, что сирийская армия будет оберегать территориальное единство Сирии и безопасность ее граждан. Указанные заявления отражают стремление Дамаска подчеркнуть не тактический, а принципиальный характер конфликта с курдами.

 В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ СИРИЙСКОЙ АРМИИ ВЫЗВАЛИ ОТВЕТНУЮ РЕАКЦИЮ США, поддерживающих сирийских курдов. 18 августа США направили боевые самолеты в район Хасеке для прикрытия американских спецназовцев, оказывающих содействие курдским отрядам. Представитель Пентагона отметил, что американские самолеты будут защищать наземные силы, подчеркнув, что сирийскому режиму будет рекомендовано не подвергать их риску.

В результате, по итогам шагов Тегерана и Москвы, а также конфликта в Хасеке в Сирии формируется новая конфигурация альянсов, в рамках которой в курдском вопросе по разные стороны баррикад могут оказаться, с одной стороны, Россия, Иран, Дамаск и Турция, а с другой -противостоящие им США в союзе с сирийскими курдами. В то же время описанная новая геополитическая конструкция, инициированная Россией и Ираном, может носить временный и тактический характер, причем ключевым слабым местом нового блока является именно Турция.

Несмотря на проявленную Анкарой готовность пересмотреть свою ближневосточную политику и резкую антизападную риторику, под вопросом остается стабильность нового курса Турции и его стратегический характер. Турция может стремиться к тактическому маневру, который позволит ей в той или иной форме решить курдскую проблему в Сирии, однако в долгосрочной перспективе Анкара, скорее всего, будет восприимчивой к давлению Запада. Ключевым фактором здесь является как военно-политическая, так и экономическая зависимость Турции от США и ЕС, которую Москве и Тегерану нечем нейтрализовать.

При этом США уже успели предпринять шаги по давлению на Анкару. Его первым признаком стало появление сообщений о том, что США начали вывоз на базу в Румынии американских ядерных боеприпасов, хранящихся в Турции, что будет означать резкое понижение статуса Турции в системе союзнических отношений с США. Сообщается о планируемых визитах в Турцию вице-президента США Джозефа Байдена и госсекретаря Джона Керри. В свою очередь иранские СМИ сообщают о планируемом визите в Тегеран президента Турции Эрдогана, который обсудит создание коалиции Россия – Турция – Иран. Таким образом, борьба за воздействие на внешнюю политику Турции и передел сфер влияния на Ближнем Востоке продолжается. 

Давид Арутюнов

http://www.golosarmenii.am/article/44129/borba-vokrug-turcii

Категории: Главное, Иран, Россия, Сирия, Турция