РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



НАЛИЦО КАЧЕСТВЕННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ В ОБЩЕСТВЕ. И, К СОЖАЛЕНИЮ – НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ

Охота к перемене мест, как правило, овладевает человеком не от хорошей жизни. Нет, конечно, есть те, кого, скажем, командируют в дальние края по служебным обязанностям, и бывает, что надолго (порой так приноравливается госслужащий трудиться на этой чужбине, что уже и возвращаться сильно неохота). Другие отправляются для научных изысканий. Третьи – чтобы растормошить творческое вдохновение. Четвертые вообще считают, что сезон не задался, если не удаётся понежить телеса где-нибудь в Паттайе или Айя-Напе. И так далее.

Однако подобная мотивация периодических передвижений по поверхности старушки Земли, при всей её очевидности, обусловлена всё же не повседневными проблемами. Человеку, обремененному ежедневными заботами о выживании, как-то по фаренгейту “олл-инклюзивные” обещания райской жизни в отелях и круизах «всего» за шести-семизначную цифру с кучей девяток. И выходные у него выпадают далеко не в каждую субботу или воскресенье. Такие люди по-прежнему превалируют по численности в социумах постсоветских республик. И Армения здесь отнюдь не является счастливым исключением. (Даже несмотря на наличие местами состоятельной Диаспоры и рекордного числа международных фестивалей на душу населения). Напротив – ситуация складывается крайне тревожная, и с каждым годом она обостряется еще более.

К подобным неутешительным выводам приводят результаты исследования демографических аспектов сегодняшней Армении, проведенного недавно экспертами Научно-образовательного фонда «Нораванк».

— Тревожные симптомы обусловлены не только тем, что сограждане продолжают массово уезжать в другие страны в поисках лучшей жизни, — отмечает руководитель НОФ «Нораванк» Гагик Арутюнян. — Такой отток населения максимально может составить несколько десятков процентов за последние 20-25 лет. Большую тревогу вызывает качественное изменение структуры самогò общества. Тенденция здесь такова, что остаётся всё меньше специалистов в своих областях, для работы в которых они в свое время получили надлежащее образование. Речь, в первую очередь, идет о людях, что называется, сложных профессий – от сварщика и токаря до физика-теоретика. В данном случае, в принципе, неважно, кем конкретно работает человек – важно, что он занимается сложным трудом и делает это хорошо.

По оценке «Нораванка», число таких специалистов в Армении за четверть века, прошедшие после обретения государственной независимости, сократилось примерно в десять раз. Наш интеллектуальный ресурс съёживается. А ведь именно эти профессионалы являются тем ядром, которое развивает общество, двигает вперед науку, технологии. Нет таких людей – соответственно, нет и развития. Что, в свою очередь, будем говорить прямо, ведет к обнищанию государства, к оттоку населения из этого государства – естественному и, к сожалению, неизбежному.

Характерно, что руководители Советской Армении это хорошо понимали, подчеркивает Г.Арутюнян.

— В частности, — говорит он, — в начале 1920-х гг. Александр Мясникян, который тогда возглавлял армянское правительство, инициировал приезд в Армению целой группы, не побоюсь сказать – блестящей когорты армянских ученых, артистов, художников, других замечательных мастеров своего дела. И на этой базе Армения, делавшая тогда первые шаги после советизации, получила возможность полноценно развиваться.

Между прочим, такими же, по сути, методами, пользуются те государства, которые хотят добиться экономического прорыва. А именно: они, первым делом, стремятся привлечь в свою страну толковых специалистов, знающих своё дело людей, то есть – ценный человеческий капитал. Располагая подобным капиталом, уже можно позволить себе рассчитывать на некоторое результативное продвижение.

На мой взгляд, именно такой шаг является сегодня приоритетной задачей для нашей страны. В недавнем прошлом у нас были впечатляющие научно технические традиции, достижения в теоретической и прикладной науке, строительстве, искусстве… Куда это всё подевалось? Сегодня, когда во всем мире раскручивается какая-то безумная геополитическая турбулентность, достигающая планетарного размаха, мы, думается, должны что-то придумать в этом направлении.

— Что же нам такого придумать?

— Я мыслю так: существует понятие технологий, подразумевающее такие разработки, которые дают возможность и производить материальные товары, и создавать пакеты программного обеспечения, и осуществлять теоретические расчеты. Плюс еще гуманитарные технологии, о них тоже нельзя забывать. Все это как раз и катализирует качественные подвижки в государстве, стимулирует прорывы в различных технологических сферах.

К слову: британцы интерпретируют понятие «технологии» именно таким образом. Они и других оценивают с этой же точки зрения. Например, один крупный британский аналитик, оценивая борьбу за свободу и независимость Арцаха, высказался в том плане, что армяне победили в этой борьбе благодаря своим технологиям. То есть – армяне оказались более знающими, более технологически развитыми. Считаю эту оценку чрезвычайно верной и уместной. Но мы и сегодня должны стремиться к тому, чтобы наш интеллектуальный уровень не сползал вниз.

— По-вашему, сегодня мы утрачиваем эту способность?

— Некоторое знание истории и накопленный жизненный и профессиональный опыт позволяют мне констатировать: наши нынешние парни и девушки в этом плане очень даже способны! И это – вовсе не бахвальство. В свое время, когда я работал в Москве, у меня были возможности сравнивать знания и навыки молодых аспирантов из Азербайджана, Армении, Грузии, других союзных республик. И наши были наиболее успешными, могу подтвердить. Не случайно же многие годы Армения объективно считалась одним из лидеров научной мысли в тогдашнем Советском Союзе. Поверьте, я далек от стремления утверждать, что армяне – самые умные, самые толковые, и вообще самые-самые, это было бы глупо. Но мы можем достойно двигать науку вперед. И мы это делаем.

К счастью, земля армянская не оскудевает талантами и в нынешние нелегкие времена. В чем убеждают организуемые у нас в «Нораванке» слушания, круглые столы, семинары, летние школы для аспирантов и студентов. Есть молодые светлые головы, есть. И это внушает надежду на то, что нам удастся и сегодня не затеряться в общей серой массе. Тем более, что созидательный труд изначально присущ армянскому социуму.

Когда мне доводится бывать на конференциях в других странах, у меня нередко интересуются: как это получается, что вот у нас – в Великобритании, Франции или, скажем, Испании – армяне живут хорошо, добиваются примечательных успехов, а в самòй Армении у вас постоянные трудности? Сложность ситуации очевидна: Армения фактически находится в состоянии войны с агрессивным соседом по Закавказью, есть целый ряд факторов объективного и субъективного характера, которые обусловливают наше сегодняшнее состояние. И все же я верю в наш интеллектуальный потенциал, он должен помочь нам преодолеть трудности, с которыми мы ныне сталкиваемся.

— А не считаете ли вы, что происходящая сегодня деинтеллектуализация нашей страны осуществляется преднамеренно?

— Мне не хотелось бы использовать такие формулировки. Но факт налицо: все постсоветские государства находятся сейчас где-то в одинаковом положении. Некоторое исключение, быть может, составляет Беларусь, где решительный и волевой лидер Александр Лукашенко сумел приостановить спад экономики, а затем и добиться развития.

— А страны Балтии?

— Прибалты вообще как-то особняком стоят, что ли. Не скажу что их сегодняшнее состояние аховое, но весьма далекое от удовлетворительного – уж точно! Отток населения там просто страшный, естественный прирост балансирует на нуле. Даже их традиционные отрасли – сельское хозяйство, лесозаготовки, пищепром – сегодня находятся в упадке. Потому что действуют чрезвычайно суровые – насчет справедливости сильно сомневаюсь – законы о рынках и прибыли. Тоталитарный неолиберальный режим попросту разрушает страны Балтии.

— Как других оцените?

По большому счету, всё в жизни имеет свои плюсы и минусы. Считаю, что санкции, инициированные Западом против России, дали россиянам возможность взять курс на реиндустриализацию своей страны, на импортозамещение, включая ВПК. При этом надо учесть, что распад Советского Союза оказался исключительно тяжелым и болезненным потрясением для всего огромного многонационального государства. По сути, это оказалось не менее тяжелым ударом, чем, скажем, Февральская, а потом – Октябрьская революции 1917 года. По данным Генпрокуратуры РФ, в 1991 г. беспризорников в России было больше, чем даже в 1917-м (!) А урон, нанесенный промышленности, оказался в несколько раз сильнее, чем даже в годы Великой Отечественной войны, когда немецко-фашистские войска дошли до Волги, рвались на Кавказ, и судьба СССР некоторое время оставалась неясной. Такие удары, конечно, не проходят бесследно.

Естественно, для нас сегодня задача №1 – как выжить в сложившихся условиях. На мой взгляд, упомянутые проблемы, при всей их несомненной сложности, всё же решаемы. Мир снова становится мультиполярным, от этого факта уже никому не отмахнуться. Формирование такого мира уже закреплено в многочисленных документах. Но в этом обновляющемся мире должен поддерживаться интеллектуальный паритет. Советский Союз отчего развалился? Оттого, что так и не сумел противопоставить чего-либо действенного «мягкой силе», которой окутывал его Запад. Ядерный-то паритет имелся, но вот соответствующего интеллектуального ресурса, для поддержания паритета и в этой сфере, не хватило. Сегодня, по существу, формируется такая же ситуация.

Кстати, в условиях нарождающейся мультиполярности продолжает работать правило «первый средь равных». Равных может быть несколько, даже много, но первыми пока остаются Соединенные Штаты. В первую очередь, думается, потому, что они больше остальных понимают важность человеческого ресурса. На долю США приходится 31% всех мировых расходов на науку и образование. По меньшей мере 50% инноваций создаётся в Америке. Штаты осознанно идут на такие громадные расходы. Примечательный факт: сегодня в США действует около 2 тысяч “think-tank”-ов, т.е. «мозговых центров», «мозговых штабов», если угодно.

Недавно, кстати, по распоряжению ЦК КПК и Госсовета КНР было принято решение о создании сети подобных структур и в Китае. Поставлена цель: как можно скорее сравниться по своему влиянию с американскими и другими “think-tank”-ами. Надо полагать, китайцы своего добьются, раз уж они заговорили об этой проблеме и приступили к конкретным шагам.

Некоторое развитие науки, включая гуманитарные направления, имеет место в России. Там уже всё больше становится людей, избавившихся от либерального угара, более разумно и трезво оценивающих, что нужно делать, где и как. Не подумайте только, что я выступаю против либерализма. Необходимо создать идеологическую триаду – чтобы достичь гармоничного сочетания либерализма, социализма и консерватизма. Если это получится, тогда и родится гуманитарная технология, применимая в нынешних условиях.

— Можно ли считать, что Армения тоже выходит из упомянутого вами либерального угара? Здесь есть кому придумать то, о чем вы сказали? Или опять придется варягов звать?

— Думаю, что и у нас найдутся люди, способные трезво оценивать ситуацию. Во всяком случае, очень на это надеюсь.

Ашот Гарегинян

http://www.yerkramas.org/article/109342/nalico-kachestvennye-peremeny-v-obshhestve—i—k-sozhaleniyu-%E2%80%93-ne-v-luchshuyu-storonu

Категории: Армения, Главное