РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Герой нашего времени

12.10.2016574279

Керстин Хольм (Kerstin Holm)

Библия вместо Толстого и Шекспира — в российских школах обучение станет еще более патриотичным. А что, собственно, говорит на этот счет Владимир Путин?

Поскольку школьные уроки в России должны стать более патриотичными, у бюрократов в области образования растет обеспокоенность по поводу того, что классическая русская литература может внушить подрастающему поколению ложные мысли. Поэтому президент российской Академии образования Людмила Вербицкая предложила убрать из обязательной школьной программы роман Льва Толстого «Война и мир», в котором наглядно показаны тяготы войны, а также романы Федора Достоевского. Это глубокие философские произведения, с серьезными рассуждениями на разные темы. Они непонятны школьникам, объясняет Вербицкая. Вместо этого она рекомендует включить в школьную программу больше религиозных текстов, тогда как Библия, по мнению президента Академии образования, должна войти в список обязательных произведений. Ее поддерживает руководитель Центра кризисной психологии Московского патриархата Михаил Хасьминский, который выступает против того, чтобы в российских школах читались литературные произведения, проповедующие самоубийство. К ним Хасьминский причисляет такие произведения, в которых литературные герои убивают себя, в том числе пьесы Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта», роман Толстого «Анна Каренина», а также «Чайку» Антона Чехова.

Учителя в ужасе. Профессор и доктор педагогических наук Евгений Вяземский называет «кощунственным» утилитарное низведение прекрасных литературных произведений до уровня пропагандистского воздействия. Журналист и преподаватель литературы Наталья Кениа (Natalja Kenia) направляет копье в противоположную сторону и обвиняет Хасьманского и Вербицкую в том, что они подстрекают к культурному самоубийству свою страну. Тот, кто пытался разобраться в произведениях Толстого, Достоевского или Михаила Булгакова, хуже поддается манипулированию, считает Кениа. Если запретить этих авторов, то народом, вероятно, будет легче управлять. Но если такие люди, как Вербицкая, решаются на подобную форму суицида, то они, по мнению Кениа, должны это делать в ограниченном кругу. Так, например, они могут позаботиться о том, чтобы их собственные дети больше не читали Толстого и Достоевского, а не направлять в бездну самолет со всем российским обществом на борту.

Неожиданную поддержку Кениа получила от президента Владимира Путина, который на встрече с учителями, получившими от государства премии, признался в том, что он больше всего любит читать резкого критика своего отечества Михаила Лермонтова. А известное сатирическое стихотворение, в котором говорится о «немытой России, стране рабов, стране господ» он особенно ценит, сказал Путин. Лермонтов в романе «Герой нашего времени» впечатляющим образом показал холодного человеконенавистника, с которым Путин себя, возможно, идентифицирует. Но прежде всего этот поэт, по мнению Путина, был патриотом, поскольку он участвовал в войне на Кавказе и делал это «в интересах страны».

Оригинал публикации: Held unserer Zeit

Опубликовано 11/10/2016 16:13

 

 

Категории: Главное, Россия