ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА В ОКТЯБРЕ 2016Г. (обзор и анализ основных событий)

05.12.2016

Резкие изменения военно-политической ситуации на Ближнем Востоке бросают новые вызовы внешней политике силовых центров региона. Иран, созвучно своей внешнеполитической повестке в плане активной вовлеченности в региональных процессах, также не остается безучастным к этим изменениям.

Иран-регион. Зоны активных военных действий в регионе продолжают оставаться основными вызовами внешней политики Ирана. Вооруженные силы арабской коалиции, сформированной во главе с Саудовской Аравией, 9 октября нанесли авиаудары по столице Йемена Сане, в результате чего среди мирного населения было более 700 погибших и раненых. Официальный Тегеран заявил, что арабские страны в Йемене действуют в условиях равнодушного молчания международных кругов, и призвал оказать гуманитарную помощь Йемену, выразив готовность присоединиться к ней.

Интересные события развернулись после встречи министров иностранных дел стран Персидского залива 14 октября. Приглашенный для участия в работе конференции глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу на совместной со своим коллегой из Саудовской Аравии пресс-конференции заявил, что Иран должен прекратить играть отрицательную роль в регионе. В частности, за политику в Ираке, Йемене и Сирии (вмешательство во внутренние дела этих стран) он, в первую очередь, критиковал официальный Тегеран. Более того, Чавушоглу сравнил политику финансирования шиитов Ирака с деятельностью Исламского государства. Если учесть довольно тесный политический диалог между Ираном и Турцией в предыдущие месяцы, достигнутые в вопросе Сирии определенные договоренности, то это заявление, по меньшей мере, вызывает удивление. Полагаем, тем самым Турция подчеркивает свои политические симпатии к мусульманским странам региона и, в частности, Саудовской Аравии. Это поведение Турции также показывает, что союзники для нее имеют лишь ситуативное значение и после урегулирования вопросов по желательному для него сценарию, их можно также обливать грязью.

Первым ответом официального Тегерана Турции было заявление руководителя внешнеполитического ведомства страны Джавада Зарифа с требованием прекратить военные действия в Сирии. 21 октября старший советник духовного лидера Ирана Али Хаменеи Али Велаяти в Багдаде встретился с президентом Ирака Мухаммедом Фуадом Масумом. В ходе встречи Велаяти подчеркнул, что Иран будет продолжать оказывать помощь в вопросах борьбы с терроризмом в Иране и утверждения стабильности в регионе. Полагаем, этот посыл адресован Турции и Саудовской Аравии с целью показать решимость Ирана в вопросе Ирака. Велаяти встретился также с духовным лидером и премьер-министром Ирака, обсудил вопрос освобождения района Мосул от боевиков Исламского государства.

24 октября представитель иранского МИД Бахрам Касеми на пресс-конференции критиковал Турцию за разворачивание военных действий в иракском Мосуле. Напомним, что 21 октября Турция в этом районе инициировала широкомасштабные военные операции по освобождению территории. Касеми отметил, что Мосул – неотъемлемая часть Ирака, поэтому любая разворачиваемая здесь операция должна быть согласована с официальным Багдадом. Полагаем, Иран, в первую очередь, опасается, что Турция может установить контроль над нефтяными инфраструктурами Мосула, ведь Турция никогда не скрывала своих «симпатий» к этому богатому нефтью региону.

Иран-Европа. В диалоге с Европой также есть множество сложностей. Еще 30 сентября вице-канцлер Германии, министр энергетики и экономики Зигмар Габриель накануне визита в Тегеран в интервью одной из немецких газет заявил, что отношения между Германией и Ираном урегулируются и будут развиваться, если Иран признает государство Израиль, одновременно пообещав оказать давление на официальный Тегеран в этом вопросе. Он говорил также о проблемах в вопросах прав человека в Иране. Это заявление удостоилось крайне жесткой реакции Ирана. Официальный Тегеран заявил, что никогда не признает оккупационный режим Израиля, Германия должна рассматривать отношения с Ираном только в двустороннем формате, а предъявляемые предусловия абсолютно неприемлемы. По прибытии вице-канцлера Германии в Тегеран с ним встретился только министр энергетики Ирана Хамид Читчиан, а политические руководители страны отказались принять его. Германский чиновник в Тегеране говорил о препятствующих развитию экономического сотрудничества между двумя странами вопросах, в частности, о необходимости урегулирования проблем в банковской сфере. Стороны подписали 10 меморандумов, а также соглашение в финансовой, банковской, нефтегазовой, транспортной и других сферах.

Справка: Несмотря на сложности в политических отношениях, экономические связи с Германией развиваются достаточно быстро. Посол ИРИ в Берлине Али Маджеди заявил, что немецкие компании собираются инвестировать в экономику Ирана 3 млрд. евро. По числу экспортеров на иранский рынок Германия нынче занимается пятое место, уступая Китаю, ОАЭ, Корейской Республике и Турции. Товарооборот между двумя странами в 2015г. составил 2,2 млрд. евро, предусмотрено за два года довести этот показатель до 6 млрд.

25 октября Европарламент принял резолюцию по урегулированию отношений с Ираном. В резолюции отмечено, что, учитывая роль Ирана в регионе, а также его положительную вовлеченность в процесс утверждения мира и безопасности, призывает развивать отношения с Ираном в политических, экономических, энергетических, образовательных, научно-исследовательских, экологических вопросах. В резолюции также отмечено, что в Иране все еще есть проблемы, связанные с правами человека и ракетными испытаниями. В качестве первого шага Европарламент снял запрет на имущество иранского банка Садерат. Официальный Тегеран положительно отреагировал на эту резолюцию, выразив готовность вступить в переговоры по вопросам прав человека и представить исламские представления на этот счет. Что же касается ракетного потенциала страны, представитель внешнеполитического ведомства ИРИ Касеми сказал, что ракетные испытание в Иране производятся в контексте национальной безопасности страны, и оборонительный потенциал Ирана ни в коем случае не может стать предметом обсуждений.

27 октября в Париж отбыла делегация меджлиса Ирана во главе с председателем комиссии по национальной безопасности и внешней политике Аладдином Боруджерди. Основной темой обсуждений с представителями Национального собрания Франции была ситуация на Ближнем Востоке. Стороны отметили, что необходимо приложить совместные усилия по урегулированию конфликтов в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене. В тот же день духовный лидер ИРИ Али Хаменеи в Тегеране принял президента Финляндии Саули Ниинистё. В ходе встречи Хаменеи в основном говорил о конфликтах в регионе и приложении единых усилий в них. В рамках визита главы Финляндии между двумя странами было подписано четыре договора, относящиеся к сферам энергетики, коммуникаций и технологий, защите окружающей среды и инвестициям. Отметим, что нынче объем товарооборота между двумя странами составляет всего $50 млн., который предусмотрено в будущем довести до $500 млн.

Иран-Россия. Иран в ближайшем будущем может встать перед серьезным выбором. Дело в том, что депутат Госдумы РФ, руководитель комиссии по экономическим, политическим вопросам и вопросам инвестиций Евгений Федоров направил запрос в меджлис Ирана, попросив обсудить вопрос признания Крыма как неотъемлемой части России. По мнению российского парламентария, тем самым Ирану дается шанс доказать, что он является не только экономическим, но и военно-политическим партнером и стратегическим союзником. В случае признания Иран может иметь серьезные проблемы в отношениях с западными странами, которые и без того хрупкие. Полагаем, сегодня, когда одной из важных оставляющих внешнеполитической повестки Ирана является урегулирование политических отношений с Европой, это был неуместный запрос. Официальная Москва должна осознать это и не оказывать давление на Тегеран в этом вопросе. Напомним, что за неделю до запроса Сирия признала Крым неотъемлемой частью РФ (она была шестой после Афганистана, Венесуэлы, Кубы, Никарагуа и Северной Кореи).

Иран-Армения. 18 октября с рабочим визитом в Ереване находился замминистра обороны Ирана Насроллах Калантари. В ходе встречи с министром обороны РА Вигеном Саркисяном стороны договорились активизировать диалог в военно-политической сфере, а также развивать сотрудничество в военно-технической сфере, обсудили также вопросы безопасности и региональных конфликтов. 24 октября министр финансов Армении Вардан Арамян встретился с послом ИРИ в РА Сейедом Каземи Саджади. Арамян отметил, что для активизации двусторонних экономических связей необходимо воплотить в жизнь крупномасштабные программы, а в качестве первого шага может быть завершение строительства автодороги Север-Юг, а также выполнение уже достигнутых в энергетической сфере договоренностей. Арамян также подчеркнул важность создания достаточных условий для увеличения объемов двусторонних инвестиций. Отметим, что объем иранских инвестиций в Армении составляет $3 млн., тогда как армянские инвестиции в Иране составляют $250 млн.

Другие направления внешней политики Ирана. 5 октября президент Ирана Хасан Роухани совершил трехдневный визит во Вьетнам, тем самым начав турне по странам Юго-Восточной Азии. Стороны подписали договоры об упразднении визового режима, налаживании и развитии сотрудничества в банковской сфере. Нынче объем товарооборота между двумя странами составляет $350 млн., который предусмотрено довести до двух млрд. Следующая остановка Роухани была в Малайзии. В ходе встречи в Куала-Лумпуре с малазийским коллегой президенты договорились возобновить экономические и политические отношения, доведя их до предсанкционного уровня. Визит Роухани в регион завершился в Таиланде. Объемы товарооборота между Ираном и Таиландом составляют $310 млн., 217 млн. из которых – импорт из Таиланда. Президенты договорились развивать экономические отношения, а в качестве первого шага – снять в ближайшее время таможенные выплаты со 100 наименований товаров. В рамках проходящего в Бангкоке форума диалога Азиатского сотрудничества Роухани встретился также с вице-президентом Китая Ли Юанчао. Роухани призвал полноценно реализовать достигнутые ранее между двумя странами соглашения, увеличить китайские инвестиции в Иране.

Справка. В текущем году объемы товарооборота между двумя странами резко сократились. За девять месяцев объем товарооборота между двумя странами сократился в среднем на 17% процентов, составив $22,1 млрд. вместо $26,6 млрд. за тот же отрезок времени прошлого года.

24 октября в Тегеран прибыл президент Венесуэлы Николас Мадуро. Основным предметом обсуждений во время встречи с лидером Ирана Хаменеи был вопрос цены на нефть. Хаменеи обвинил западные страны в том, что они желают посредством цен на нефть вмешаться во внутренние дела суверенных нефтедобывающих стран.

Перспектива урегулирования отношений с США становится более туманной. В США на обсуждение вынесена новая стратегия страны, где Иран причислен к ряду стран, представляющих угрозу (здесь отмечено, что основные угрозы для США исходят от России, Китая, Ирана и разных террористических и радикальных группировок). А министр иностранных дел Канады Стефан Дион заявил, что Оттава обсуждает возможность возобновления отношений с Ираном, в же время отметив, что для них важны интересы и ценности друзей. Полагаем, тем самым Дион дал понять, что Канада не пойдет на потепление отношений с Ираном, пока есть очевидные проблемы во взаимоотношениях ИРИ и США.

Фактически, если рассмотреть динамику политики США в отношении Ирана после ядерных соглашений, то она показывает, что США не меняют свою позицию в отношении к нему. В таком случае у Ирана есть несколько основных путей – развивать экономику и создать основы для достижения лидерства в регионе, заставив международные силовые центры считаться с ним, ценой уступок в геополитических интересах добиться основательного урегулирования отношений с Западом и, наконец, пополнить ряды «недружественных» или «отверженных» США стран.

Роман Карапетян
Преподаватель кафедры международных отношений и дипломатии ЕГУ

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=15234

Категории: Главное, Европа, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Турция