РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Пантюркизм: идеология, история, политика. Экспансионистская доктрина: от Османской империи до наших дней и судьбы Турции, России и Армении

обл_москва_Дек_2016.inddПредлагая вниманию современного читателя второе издание книги, увидевшей свет почти двадцать лет назад, мы не сомневаемся, что это издание, практически в неизмененном виде будет востребовано. В свое время монография российского тюрколога Надеина-Раевского В.А. была издана в далеком 1995 году, в лихие девяностые, когда на научные издание не было средств, а общественное сознание занимали далеко не научные проблемы. Однако выход в свет этой научной работы вызвал огромный интерес.

После распада СССР на карте мира появились новые независимые государства и пять из них – Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения и Узбекистан это тюркские государства или, как называет их автор – тюрко-мусульманские, имея в виду то, что хотя это светские республики, но исламская традиция в этих новых странах определяет их повседневный образ жизни, обычаи и традиции симпатии и антипатии населения. Центрально-азиатские республики – это, в прошлом, часть территории Российской империи, именовавшаяся Туркестаном и прежде всего по установкам большевистских теоретиков решения национального вопроса, получившая свою, пусть и ограниченную государственность в рамках Советского Союза.

Сколько бы ни писалось об ограниченном характере такой государственности в рамках господствовавшей в СССР коммунистической идеологии, но все республики Советского Союза имели свои парламенты, пусть внешне и декоративные, правительства, министерства и ведомства, хотя и под контролем из Москвы, но решавшие свои местные проблемы. У каждой из республик была создана система образования, опиравшаяся на национальные языки и культуру, в каждой из них были свои театры, филармонии, опера и балет, которым неизменно старались придать самостоятельный характер. Каждая из республик издавала свои газеты и журналы, художественные книги национальных авторов и переводы авторов зарубежных.

То есть, в СССР были созданы национальные элиты, пусть и весьма специфические, подчеркивавшие верность «генеральной линии» союзной идеологии, но всетаки, свои. Опыт этот был уникален для мировой истории, но и последователен: Союз распался по тем границам, которые и были начертаны тогдашним руководством, естественно, с опорой на достижения тогдашней политической науки.

В тех условиях поиск новыми независимыми государствами своего места в мире и регионе, новых приоритетов и, соответственно, новых союзов вызывал большой интерес, как у ученых, так и у политиков, а воскресшие, казалось бы, из небытия идеи создания некоего супер-государства «Великий Туран» в его разных вариантах, названиях и интерпретациях предопределили интерес к книге Надеина-Раевского.

Не будем вдаваться в подробности возникновения и развития самого течения под названием «пантюркизм», как идеологической доктрины и политических течений на ее основе, так и многочисленных проектов в области образования и культуры, претендующих на развитие некоей единой культуры тюркских народов. У автора эти многочисленные оттенки пантюркизма представлены, на наш взгляд достаточно обширно.

Интерес представляет сама история развития этой темы. Если в свое время, в первые годы после победы большевистской революции по пантюркизму было написано несколько интересных работ, хоть и с идеологическим уклоном, то затем эта тема выпала из отечественного научного оборота. Причины были разные. В тридцатые годы в Советском Союзе все еще надеялись на «антиимпериалистический союз» с Турецкой республикой и предпочитали не замечать проявления пантюркистских амбиций в окружении Кемаля Ататюрка и верить его заявлениям об отсутствии устремлений за рамки «Национального Обета», постулировавшего отстаивание послереволюционных границ республики. В годы второй мировой войны, когда Турция фактически и симпатизировала, и помогала нацистской Германии, и в первые годы после войны появился ряд достаточно резких работ о пантюркизме. Однако после смерти Сталина и попыток восстановить отношения с Турцией тема пантюркизма была запрещена.

Так продолжалось до начала «перестройки». Вместе с тем, были и отдельные исключения. В Армении все-таки публикации по этой теме были, также как и по геноциду армян в Османской империи, еще одной запретной для советской науки теме.

Интересно, что Виктор Анатольевич получил эту тему в качестве темы кандидатской диссертации в далеком 1979 г. и в 1980 г. представил диссертацию «Критика современного пантюркизма» в Институт философии АН СССР. Уже тогда стало ясно, что защищать диссертацию в таком виде и с такой терминологией нельзя и автор надолго отложил работу продолжая работать по «турецкой» тематике, вопросам внешней политики России, проблемам, связанным с тюркоязычными народами.

Но вот, наступил период перестройки и многие запретные темы стали достоянием и прессы и широкого внимания общественности. В. Надеин-Раевский не только вернулся к оставленной было теме, но и успешно защитил диссертацию, которую оценили как революционную. Еще бы! После стольких лет запрета появилась первая диссертация на крайне важную для судеб России и ее народов тему. К этому времени за границей по этой теме уже было опубликовано несколько интересных работ.

В то же время важен был взгляд из России, через призму ее богатого опыта совместной жизни национальностей славян и тюркоязычных народов.

Именно это исследование проблемы с точки зрения будущего, как самой России, так и ее отношений с турецкой республикой мы и представляем на суд современного читателя.

Немаловажен для автора и другой аспект проблемы – Геноцид армян в Османской империи, как следствие пантюркистских устремлений младотурок. Наиболее интересные, по нашему мнению, статьи автора по этому вопросу помещены в 4 разделе сборника.

 

Владимир Захаров – Президент Института политических и

социальных исследования Черноморско–Каспийского региона

 

Послесловие редактора

 

Данная книга посвящена феномену пантюркизма, который является заметной составляющей современной общественно-политической международной действительности. В ее пестрой и яркой палитре существует ряд острых проблем, каждая из которых может подорвать стабильность не только в отдельном регионе, но и на гораздо большем пространстве, прежде всего, евразийском. Существенной чертой этих проблем является утверждение тех или иных идентичностей, которые как давно существуют в этом мире, так и возникают на наших глазах. Они нередко являются «ответом-на-вызов» тех реалий, которые складываются в современной действительности, хотя корни их могут уходить далеко в историю. Пантюркизм – это та идеология, которая выстраивает понимание места тюрок, как одного из исторически активных народов, среди множества евразийских этносов. То, насколько она учитывает осмысление другими народами своей идентичности и миссии в истории, точно также как и отдельных тюркских этносов, или мусульманских народов, которые Турция стремится «взять под свое крыло»[1], важно для понимания будущего обширных территорий между Адриатикой и Великой Китайской стеной, сибирской тайгой и Тянь-Шанем, т.е. постсоветского пространства, значительную часть которого занимает Россия. Автор, являющийся опытным и высококвалифицированным исследователем, стремится ответить на вопросы, связанные с анализом явления пантюркизма, наделенного яркими чертами наступательности, особенно в части позиционирования проекта «Великого Турана». С ученым кто-то может согласиться, а кто-то нет. Но для нас несомненна фундированная подготовка ученого, глубокое знание предмета и понимание противоречий современного мира, в контексте которых возможно наиболее адекватное понимание идеологии пантюркизма, последователи которой ныне живут не только там, где она зародилась, но и в глобальном пространстве. Это не может не вызывать интереса к влиянию пантюркизма на судьбы мирового сообщества. В то же время, отдавая должное тем рискам, которые несут с собой пантюркизм и переплетающиеся с ним исламизм, фундаментализм и др., нельзя не указать на позитивную стабилизирующую роль российского ислама, как исторически важного для нашей страны направления в этой мировой религии. Есть в книге и ракурсы, касающиеся воздействия доктрины пантюркизма на конкретные регионы, например, Крым, Кавказ, Центральную Азию, и др., которые представляют большой интерес для политической регионалистики России и стран СНГ. В пантюркизме можно видеть угрозу стабильности в тех или иных ареалах Евразии, но невозможно не замечать того факта, как деятели, утверждающие эту идею, и поддерживающие ее государственные структуры ведут разностороннюю, планомерную и результативную работу по расширению своего влияния на постсоветском пространстве, что далеко не всегда можно сказать о российской стороне.  Совершенно прав автор, когда пишет: «Соответственно и перед Россией стоит задача укрепления своего влияния на постсоветском пространстве. Необходимо заниматься и укреплением «русского мира», расходовать средства на учебники русского языка, истории, выделять средства на обучение студентов из бывших союзных республик – этому учит успех тюркского проекта на постсоветском пространстве, обучать преподавателей. Эти направлениям в рамках «мягкой силы» в постсоветской России не уделялось должного внимания».

Приглашая читателя к знакомству с исследованием Виктора Надеина-Раевского, уверены, что наши современники смогут оценить как реальный политический потенциал пантюркизма, так и уровень научной проработки тех или иных его граней автором настоящей книги.

 

С.Л. Дударев – Доктор исторических наук, профессор Армавирского

Педагогического университета

 

[1] Показательно замечание В.В. Дегоева о судьбах горских мухаджиров в Османской империи: «Им не оставили иного выбора, кроме как слиться с османлы (т.е. османцами – Ред.). См.: Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. Статьи, очерки, эссе. 2-е издание, расш и дополню – М: SPSL-«Русская понорама», 2003. С.264.

Категории: Книги, Публикации