РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Россия и Иран: стратегический альянс или стратегическое сотрудничество?

 

 

В последние годы СМИ интересуются характером взаимодействия Тегерана и Москвы. В феврале 2017 года в Тегеране прошёл семинар, приуроченный к 515-й годовщине установления отношений между Ираном и Россией. На протяжении последних лет сирийского конфликта страны тесно взаимодействовали в сфере безопасности и расширили сотрудничество до военной кооперации, что отвечало интересам обеих сторон и было важно для восстановления стабильности и безопасности на Ближнем Востоке. Но что представляют из себя эти отношения: стратегический альянс или стратегическое сотрудничество?

Для начала необходимо разделить понятия «стратегический альянс» и «стратегическое сотрудничество». По моему мнению, стратегический альянс имеет своей целью борьбу с реальной угрозой государственной безопасности и поддерживается долгосрочной устойчивой правовой базой. Вторая концепция предполагает отсутствие государства-противника и краткосрочное ситуативное взаимодействие.

Через четверть века после обретения независимости центральноазиатскими и южнокавказскими странами и окончания кризиса на юге Азии Тегеран и Москва приступили к эффективному диалогу в целях обеспечения стабильности в регионе. Иран и Россия были всерьёз обеспокоены конфликтом в Нагорном Карабахе, гражданской войной в Таджикистане и приходом к власти талибов в Афганистане, совместно проводили встречи с представителями сторон гражданской войны в Таджикистане, что и привело к компромиссу в 1996 году. Кроме того, следует учитывать сотрудничество России и Ирана при поддержке Северного альянса Афганистана в борьбе с атаками «Талибана» в 1996–2001 годах. Несмотря на существенные расхождения по региональным вопросам, Москва и Тегеран всегда были едины в мнении, что экстремистские и радикальные религиозные движения на территориях между их границами подвергают серьёзной опасности их интересы.

После «арабской весны» и затяжного конфликта в Сирии, начавшегося в 2012 году, российско-иранское взаимодействие по обеспечению безопасности сирийской власти существенно возросло. Дипломатическое, разведывательное, техническое и оперативное сотрудничество между двумя странами в целях деэскалации сирийского кризиса и пресечения распространения терроризма в регионе развивалось последние пять лет очень успешно. Сюда можно включить использование российскими ВКС иранской авиабазы для нанесения ударов по позициям террористов на территории Сирии. Если бы Тегеран и Москва отказались от сотрудничества на Южном Кавказе и Ближнем Востоке, нестабильность и нарушение баланса сил охватили бы оба региона, что нанесло бы вред и Ирану, и России.

Помимо того, что Тегеран и Москва имеют схожие взгляды на региональную стабильность, необходимость борьбы с терроризмом, сохранение регионального баланса сил и защиту территориальной целостности, сирийский кризис и сотрудничество в области безопасности могут стать реальной основой для стратегического взаимодействия двух стран. Региональное сотрудничество Москвы и Тегерана можно считать стратегическим, поскольку страны взаимодействуют на оперативном и военном уровнях в Таджикистане, в ходе борьбы с «Талибаном» в Афганистане и на протяжении сирийского кризиса – в целях установления стабильности и сохранения статус-кво в регионе. Таким образом, военное сотрудничество двух стран можно рассматривать в региональном контексте как стратегическое, необходимое для восстановления стабильности и безопасности в регионе.

Взаимодействие на таком уровне является гибким и не обязательно направлено против интересов других стран. В этом аспекте российско-иранское взаимодействие по сирийскому кризису крайне важно, однако не стоит присваивать этим отношениям статус «стратегического альянса», поскольку, как говорилось ранее, такой вид сотрудничества предполагает наличие общей угрозы, является долгосрочным и направлено против интересов других стран.

Основные документы, касающиеся внешней политики России в 2016 году и её отношений с Израилем, Саудовской Аравией и Турцией, подтверждают, что Россия не намерена вступать в стратегический альянс с Ираном, а он в свою очередь по политическим причинам не может быть стратегическим союзником России. Таким образом, подобное взаимодействие можно назвать стратегическим партнёрством или стратегическим сотрудничеством, которое носит временный характер.

Джахангир Карами,
эксперт по международным отношениям, Тегеранский университет

Подробнее: http://ru.valdaiclub.com

 

Категории: Ближний Восток, Главное, Иран, Россия