РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ИРАНО-АРМЯНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА

11.04.2017

На заседании правительства Армении 30 марта 2017 г. был принят законопроект о создании зоны свободной торговли на границе с Ираном. В первый год ее работы предполагаемый объем инвестиций ожидается в размере 3 млн долларов. В последующем авторы законопроекта рассчитывают привлечь 120 иностранных инвесторов, которые принесут в регион дополнительные 350-400 млн. долларов. Зона свободной торговли создается вокруг города Мегри, расположенного в Сюникской области, граничащей с Ираном по реке Аракс. Одной из важнейших целей открытия зоны свободной торговли является создание благоприятных условий для обеспечения сближения Ирана и Евразийского экономического союза (ЕАЭС)[1].

Учитывая возможности Армении и геополитическую ситуацию на Южном Кавказе, на первый взгляд инициатива Еревана выступить посредником в отношениях между Ираном и ЕАЭС может показаться амбициозным, но нереализуемым проектом. Однако это не так. В действительности история ирано-армянских отношений позволяет делать весьма оптимистичные прогнозы. Немыслимое на первый взгляд тесное партнерство шиитского Ирана и христианской Армении на деле имеет весьма глубокие исторические, социальные и политические корни.

Исторически армянские территории, как остальные кавказские княжества, входили в сферу политических интересов Ирана. В XIX в. Иран был вытеснен более могущественными игроками с Кавказа, однако связи, формировавшиеся веками между Ираном и Арменией, сохранились. На сегодняшний день армянская диаспора в Иране составляет приблизительно 100 тыс. человек. Согласно довольно либеральному законодательству ИРИ по отношению к меньшинствам они обладают правом свободно исповедовать свою веру и имеют гарантированное представительство в Меджлисе (иранском парламенте) и местных советах. Армянская христианская община является самой многочисленной христианской общиной в Иране. По всей стране функционирует 200 армянских церквей, а их приход насчитывает 250 тыс. человек[2].

Вторым важным фактором, способствующим сближению Ирана и Армении, является геополитика. После распада СССР Южный Кавказ стал крайне чувствительной точкой, в которой пересеклись два основных геополитических вектора в Евразии: северный, реализуемый Россией и Ираном, и западный, продвигаемый США, Европой и Турцией. Если операторы западного вектора проводят свою политику через Азербайджан, то Россия и Иран используют для этих целей Армению. В условиях отсутствия общей сухопутной границы территория Армении представляет для Москвы и Тегерана очень высокую ценность, как точка прямого соприкосновения. Помимо этого, особое значение своим связям с Арменией Иран придает еще и потому, что для него она является важным противовесом укрепляющемуся союзу Азербайджана и Турции, которые стараются перекрыть все экономические и политические региональные инициативы ИРИ[3].

И, наконец, третьей не менее важной для Ирана причиной активно развивать диалог с Арменией являются ее диаспоральные связи в мире. Как известно, армянское лобби обладает значительным влиянием на Западе, в особенности в США и во Франции. Ереван и Вашингтон связаны системой экономических соглашений, которые, по оценкам американской торговой палаты в Армении делают ее узловым государством региона, проводником экономической политики США на Кавказе. Иран крайне заинтересован в подобного рода контактах, особенно в контексте установившегося за последние несколько десятилетий недоверия и враждебности по отношению к нему со стороны международного сообщества. И поскольку Тегеран обеспечил весьма комфортные условия для армянской диаспоры внутри страны, он вполне может рассчитывать на ответную поддержку Армении по диаспоральным каналам[4].

Интерес Армении к Ирану также обусловлен целым рядом политических и экономических факторов, но, пожалуй, самым весомым среди них является позиция Ирана по карабахскому конфликту. Иран не только не поддержал сторону исповедующего с ним одну веру Азербайджана, но и стал для не имеющей выхода к морю и зажатой между враждебными государствами Армении чуть ли не единственной возможностью выхода на внешние рынки. В условиях экономической блокады, развернутой против Армении Турцией и Азербайджаном, экономические отношения с Ираном оказались для нее спасительными.

В силу указанных причин в 1990-2000 гг. ирано-армянские отношения развивались стабильно и последовательно. Наиболее высоких результатов Ирану и Армении удалось достигнуть в транспортной сфере, наиболее важной для обеих стран области сотрудничества. В ирано-армянском опыте взаимоотношений существует несколько совместных инфраструктурных проектов, самым значительным среди которых, является соглашение, заключенное в 2007 г., согласно которому в обмен на газ из Ирана, Армения поставляет в его северные регионы электроэнергию. Помимо этого, активно развивались и другие сферы сотрудничества: политическая, экономическая, гуманитарная. Например, высокими темпами росли объемы взаимной торговли. В 2010 г. товарооборот между Ираном и Арменией достиг 1 млрд. долларов. Именно в этот период со стороны иранских и армянских политиков высказывались первые идеи о необходимости открытия зоны свободной торговли, которая бы укрепила экономические отношения между странами и ускорила рост товарооборота[5].

Однако в конце 2000 – начале 2010-х гг., в период, когда режим международных санкций против Ирана был наиболее жестким, приступать к реализации проекта зоны свободной торговли или иных совместных проектов было невозможным. Для этого не было ни политических, ни экономическим, ни достаточных юридических обоснований и возможностей. Кардинальным образом ситуация изменилась в 2013 г., когда, с одной стороны, началась процедура поэтапного снятия санкций с Ирана, а с другой, в евразийском пространстве под эгидой России был инициирован мощный интеграционный процесс, завершившийся созданием в 2014 г. Евразийского экономического союза, в состав которого вошла и Армения. С этого момента в армянском направлении внешней политики Ирана появилось дополнительное измерение: помимо всего прочего Армения стала рассматриваться Тегераном как своего рода «врата», открывающие ему доступ в Евразию.

В октябре 2014 г. Иран и Армении создали совместную комиссию, с целью поиска путей активизации двусторонних отношений и системного сближения стран[6]. В октябре 2015 г. заместитель министра иностранных дел Армении Ш. Кочарян объявил о создании в Армении специальной рабочей группы, которая займется разработкой проекта пограничной зоны свободной торговли между Ираном и Арменией. Конечной целью проекта было объявлено формирование устойчивого базиса для сближения Ирана с ЕАЭС7. В ноябре 2015 г. в Тегеране состоялся ирано-армянский бизнес форум, который посетили министр экономики Армении К. Чшмаритян, министр транспорта и связи А. Арсенян, председатель совета производителей и предпринимателей А. Казарян и прочие высокопоставленные представители экономической элиты Армении[8]. Выступая на бизнес-форуме вице-президент Ирана, отметил, что Армения для ИРИ является «единственной площадкой, с помощью которой иранские товары могут выйти на рынок ЕАЭС»[9].

Активизация ирано-армянских отношений было крайне болезненно воспринята Азербайджаном. Для того, чтобы сдержать укрепление ирано-армянского диалога и не допустить усиления своего соперника по карабахскому конфликту, Баку открыто начал сближаться с Израилем – важнейшим идеологическим и политическим оппонентом Ирана. Во-первых, азербайджанские дипломаты стали распространять слухи о возможности открытия азербайджанского посольства в Израиле, что воспринимается Тегераном как прямая угроза. Во-вторых, в середине декабря 2016 г. премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху посетил Баку с официальным визитом. Основными темами азербайджано-израильских переговоров были расширение двусторонних экономических отношение и укрепление военно-политического сотрудничества. Стоит отметить, что в период активного обсуждения военной операции против ядерных объектов ИРИ в 2011-2013 гг., в которой Израилю отводилась ключевая роль, неоднократно появлялись сообщения о том, что израильская авиация будет использовать азербайджанскую военную инфраструктуру для выполнения тактических задач в Иране[10].

Но дипломатические маневры Баку спровоцировали обратный эффект. Вместо того, чтобы помешать сближению между Ираном и Арменией, Азербайджан ускорил его и открыл новые горизонты. В частности, Тегеран и Ереван начали искать пути наращивания долго остававшегося нереализованным военно-политического потенциала отношений. С октября 2016 г. на регулярной основе стали проходить встречи и переговоры высшего военного руководства двух стран. Итогом этого процесса стал визит министра обороны Армении В. Саркисяна в Тегеран в феврале 2017 г. Два принципиальных направления, по которым Иран и Армения договорились сотрудничать – это развитие систем ПВО Армении и участие иранских оборонных предприятий в снабжении армянской армии[11].

Логическим итогом активного ирано-армянского сближения в 2014-2016 гг. стал первый официальный визит президента Ирана Х. Рухани в Армению 21 декабря 2016 г. Центральной темой переговоров стала реализация совместных инфраструктурных проектов, в том числе транспортных коридоров Черное море – Персидский залив и Север-Юг. Х. Рухани подтвердил сохранение устойчивого экономического и политического интереса у Ирана к Армении в контексте создания зоны свободной торговли, которая бы способствовала активизации связей ЕАЭС, и обозначил необходимость существенно нарастить двусторонний товарооборот[12]. На прошедшем через несколько дней заседании Высшего евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге президент Армении С. Саргсян передал слова своего иранского коллеги и отметил готовность Еревана способствовать налаживанию отношений между ИРИ и ЕАЭС путем запуска зоны свободной торговли[13].

Таким образом решение армянского правительства о начале работы по созданию зоны свободной торговли на границе с ИРИ стало закономерным итогом более чем 25-летней истории дипломатических контактов Армении и Ирана. При этом опыт межгосударственных отношений и достигнутый уровень взаимного доверия позволяет делать скорее оптимистичные прогнозы относительно успешности данного проекта. Причем, учитывая разветвлённые связи Армении в мире, а также наличие как у Еревана, так и у Тегерана дипломатического интереса не только на востоке, но и на западе, сотрудничество между ними будет развиваться как по линии укрепления отношений с ЕАЭС, так и с западными структурами, что в конечном итоге будет способствовать более широкой реализации евразийского интеграционного потенциала, путем создания эффективных транспортных коридоров, связывающих разные части Евразии.

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php/?ELEMENT_ID=15640

Иван Сидоров, кандидат исторических наук

Категории: Армения, Главное, Иран