РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Армянская Апостольская Церковь и IV Халкидонский Собор

Армянская Апостольская Церковь и IV Халкидонский Собор

Как армянскую церковь называли еретической и почему она не является таковой

Догматы веры обозначают теологические, богооткровенные истины, содержащие учения о Боге и Его домостроительстве. Церковь его определяет и использует как неизменное и непререкаемое положение веры. Это в идеале. А на самом деле трактовка догматов часто превращается в своеобразные «крестовые походы» одних церквей на другие, преследующих одну цель – утверждение собственной власти

PanARMENIAN.Net — Христианские догматы устанавливаются на Вселенских Соборах. Сознательный отход от догмата (полное неприятие или иная трактовка) называется ересью и часто приводит к религиозным конфликтам. В этом смысле Собор можно справедливо назвать Вселенским, если, во-первых, на нем в лице своих представителей присутствуют все церкви, и во-вторых, если на нем обсуждаются вопросы, затрагивающие и волнующие все церкви.

Первые три Собора, справедливо называемые Вселенскими (Никейский – 325-го г., Константинопольский – 381-го г. и Эфесский – 431-го г.), не вызвали разногласий и их постановления были единодушно приняты всеми Церквами. Кроме того, Православное вероисповедание во всей полноте было сформулировано именно во время этих первых трех Вселенских Соборов. Раскол в догматическом направлении в церквях произошел в 451 году на IV Халкидонском Соборе.

Халкидонский собор явился серьезной угрозой единству Вселенской Церкви и стал орудием в руках Запада, в частности Рима, для разделения. Это было разделение не столько на почве веры, сколько на политической почве. Церковь распалась на три ветви: в Риме и на всем Западе распространилось халкидонство, в Византии – монофизитство в духе Энотикона Зенона (потом она тоже приняла халкидонство), в Персии – несторианство. В продолжение полувека заявляли о себе самые противоречивые декларации относительно авторитета Халкидонского Собора. Потом халкидонство стало силой и оружием насаждаться среди инаковерующих.

Толкование

На протяжении веков Армянскую Апостольскую Церковь обвиняют в ереси монофизитства, учении, которое во Христе принимает одно только божественное начало из-за чего Христос признавался только Богом, но не человеком.

Создание ереси приписывается константинопольскому архимандриту Евтихию, который, вооружаясь против ереси Нестория, признававшее в свою очередь во Христе два лица, две природы, две ипостаси — человеческой и Божественной, разделяющее эти природы до полной самостоятельности, впал в противоположную крайность.

Евтихий осужден на Константинопольском поместном соборе 448 года, и анафематствуются как ересиарх всеми историческими христианскими конфессиями, как халкидонской богословской традиции (Римо-католической и Греко-православной церквей), так и традиций нехалкидонских (Древневосточных православных церквей).

Апостольская церковь Армении — одна из древнейших христианских церквей, имеющая ряд особенностей в догматике и обряде, отличающих ее как от византийского православия, так и римского католицизма. ААЦ относится к группе дохалкидонских Древневосточных Православных Церквей (Коптская православная, Эфиопская православная, Эритрейская православная, Сирийская православная, Индийская Малабарская православная)».

В прошлом Византийская и Римская империи дискредитируя учение ААЦ, пытались навязать свою формулировку природы Христа, обвиняя армян в монофизитстве. Это была политическая игра по религиозным соображениям, продиктованная желанием Византии полностью присоединить западную часть Армении к Империи и ассимилировать армянский народ. В этих условиях верность своей Церкви стала средством самосохранения армянского народа. По тем или иным причинам обвинение в ереси ААЦ продолжаются и поныне, в частности со стороны Русской Православной Церкви.

Если же говорить о Халкидонской догматической формуле, то она подчеркивает единство личности Христа и различие его двух полноценных природ, божественной и человеческой, в единстве между собой. Она учит, что Христос имел ту же сущность, что и люди, и что обе его природы (человеческая и божественная) существуют нераздельно и неслиянно, не будучи поглощенными одна другой. При этом разница природ не исчезает через соединение, а еще более сохраняется особенность каждой природы, сходящейся в одно Лицо и в одну Ипостась (лицо, сущность).

«Единство Христа для Халкидона есть производный (дифференцированный) союз, который состоит из двух частей. И этот составной союз, части которого выступают в своих качествах, характеризуется следующими четырьмя определениями: неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно. В Халкидонском определении есть некий скрытый момент. По связи речи сразу чувствуется асимметричность Богочеловеческого единства, то есть видно, что ипостасным центром Богочеловеческого единства признается Божество Слова — «Одного и того же Христа, Сына, Господа, Единородного, в двух естествах познаваемого…». Но об этом не сказано прямо — единство ипостаси прямо не определено как ипостась Слова. Именно отсюда дальнейшая неясность о человеческом естестве. Разве может реально быть «безипостасная природа»? В Халкидонском определении ясно исповедуется отсутствие человеческой ипостаси (именно в этом и есть разница с несторианством), в известном смысле именно «безипостасность» человеческого естества во Христе. И не объясняется, как это возможно. Это объяснение было дано с большим опозданием, почти через 100 лет после Халкидона, во времена Юстиниана, в трудах Леонтия Византийского, где говорится, что природа может «осуществиться» или же во-ипостасироваться в ипостаси иной природы. Для Леонтия не Бог, а Ипостась Слова стала плотью, о чем говорит протоиерей Иоанн: «Вкратце этот новый смысл сводится к нижеследующему. Ипостась Слова именно как ипостась, то есть как личность, восприняла человечество. Бог не стал человеком по существу, ибо Отец и Дух не воплотились», — пишет в своей статье иеромонах Гевонд Оганесян.

Непринятие Халкидона связано с его взаимоисключающими понятиями и христологическими исповеданиями, не соответствующими Апостольским преданиям. Храня исповедание первых трех Вселенских Соборов и учение Св. Кирилла, Армянская Церковь остерегалась опасностей, идущих от халкидонской формулировки, ибо в ней видела скрытое несторианство.

Согласно формуле догмата Третьего Вселенского Собора «Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. Божество и человечество соединены в единую природу неизменяемым, неслитным и нераздельным образом. Это соединение есть существенное и естественное соединение, в одно и то же время несказуемое и недосягаемое для ума».

Восточное богословие отвергает во Христе всякого рода разделение и двойственность. Един Христос — Воплощенное Слово, единая Богочеловеческая природа, единая ипостась, единое лицо, единая воля, единое действие. Разделенные природы, но соединенные ипостасью и лицом, со стороны Восточных отцов рассматриваются как унижение несказуемого таинства Богочеловека, а также как попытка превратить созерцательное исповедание веры в механизм, воспринимаемый умом.

http://www.panarmenian.net/rus/details/220533/

Категории: Армения, Новости, Христианство