РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Спасет ли меморандум сирийцев от их дальнейшего уничтожения?

Stanislav-Ivanov-vedushhii---nauchnyii---sotrudnik-IME`MO-i-Instituta-vostokovedeniya-RAN-kandidat-istorichskih-nauk-696x391-1

6 мая 2017 г. вступил в силу меморандум, подписанный в столице Казахстана Астане странами-гарантами мирного процесса в Сирии (Россия, Иран, Турция) о создании в стране четырех зон деэскалации гражданской войны. Согласно этому документу, правительственные войска и вооруженная оппозиция должны полностью прекратить боевые действия между собой, над этими зонами запрещаются полеты любой военной авиации, в том числе и с целью ударов по террористам. На границах районов безопасности будут установлены КПП для пропуска мирных жителей и гуманитарной помощи. Также учреждаются группы мониторинга, которые будут следить за соблюдением режима прекращения огня. Меморандум можно считать вторым важным шагом по прекращению насилия в Сирии и спасению сирийцев от их дальнейшего истребления. По данным ООН, за прошедшие 6 лет страна потеряла убитыми, ранеными, инвалидами и беженцами примерно половину своего населения (свыше 10 млн. человек). Общие потери в процентном отношении превышают потери стран-участниц Второй мировой войны. Эти цифры звучат особенно трагично в преддверии очередной годовщины Победы над гитлеровским фашизмом.

Меморандум является открытым документом и предусматривает создание дополнительных зон деэскалации по мере вытеснения из страны бандформирований радикальных исламистских группировок типа «Исламского государства» и «Джабга ан-Нусра». Как известно, начало мирному процессу в Сирии было положено Соглашением о прекращении огня от 30 декабря 2016 года, которое подписали представители правительства и вооруженной оппозиции и в качестве гарантов его соблюдения выступили Россия, Иран и Турция. Однако, обе стороны конфликта неоднократно нарушали это соглашение, а применение химического оружия против мирного населения в г.Хан-Шейхун 4 апреля 2017 г. не только поставило на грань срыва достигнутые ранее договоренности, но и послужило предлогом для Вашингтона нанести ракетный удар по авиабазе аш-Шайрат правительственных сил 7 апреля 2017 г. Администрация США не посчиталась с тем, что соответствующая комиссия ОЗХО ООН тогда еще не приступила к расследованию всех обстоятельств данного инцидента и установлению виновных. До сих пор официального заключения независимых экспертов по этому вопросу нет.

Таким образом, Меморандум по Сирии от 6 мая т.г. оказался весьма своевременным, он не допустил дальнейшей эскалации конфликта и возобновления масштабных боевых действий в этой стране. А то, что документ поддержали Дамаск, значительная часть полевых командиров оппозиции, а также США, Саудовская Аравия и ряд других заинтересованных стран, вселило определенную надежду на продолжение мирного процесса в Сирии. Безусловно, потребуются большие усилия и значительное время (до 6 месяцев) для реализации многих пунктов Меморандума (разграничение зон на карте и на местности, создание КПП, размежевание отрядов оппозиции и террористических группировок, обмен пленными и заложниками, организация гуманитарной помощи населению и т.п.). Следует учитывать, что многие полевые командиры оппозиции пока остались в стороне от переговорного процесса, некоторые участники встречи в Астане даже выдвинули свои встречные требования (вывод иранских войск из страны и т.п.). К тому же, многие коренные противоречия между сторонами сирийского конфликта и внешними заинтересованными акторами сохраняются.

Если рассмотреть их по порядку, то вырисовывается следующая картина.

  1. Прекращение в стране войны и переход к созданию нового коалиционного правительства может привести к отстранению от власти мирным путем не только Башара Асада, но и возглавляемых им алавитского клана и партийной баасистской верхушки. Большая часть арабо-суннитского населения страны (65 %) и нейтральные курды (13 %) вряд ли поддержат на любых выборах нынешнее правительство. Да и правительственная армия без поддержки КСИР Ирана, боевиков ливанской «Хизбаллы», шиитских отрядов наемников из Афганистана, Ирака, Йемена, Пакистана будет не в состоянии противостоять арабо-суннитским и курдским вооруженным силам. О борьбе Дамаска с террористическими группировками исламистов в таком случае речь вообще не пойдет. Поэтому в окружении Асада сохраняется мощная «партия войны» или, так называемые, «ястребы», которые боятся утратить не только власть, влияние и потерять свой бизнес, но и, как они сами считают, могут повторить судьбу Саддама Хусейна и его окружения. Судебные и внесудебные расправы над ними за преступления против своего народа вполне реальны. Эти партийные функционеры, чиновники и силовики готовы продолжать войну до последнего сирийца.
  2. Оппозиция Асаду остается во многом раздробленной и разношерстной. На нее оказывают влияние не только сирийцы (арабы-сунниты), но и различные радикальные исламистские группировки, а также внешние спонсоры сопротивления (Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Турция, другие). Привести сегодня сирийскую оппозицию к единому знаменателю не представляется возможным. Среди полевых командиров на земле и лидеров внешней оппозиции, как и в окружении Асада, есть значительное число лиц, выступающих за продолжение войны до победного конца. Многие оппозиционеры требуют немедленного ухода Башара Асада в отставку.
  3. Мирное урегулирование конфликта в Сирии означает в конечном итоге вывод из страны всех иностранных войск (Иран, Ливан, Турция, Россия) и в случае формирования коалиционного правительства с преобладанием в нем арабов-суннитов и курдов, утрату влияния в Сирии Тегерана. Иранские аятоллы слишком много вложили сил и средств в режим асадов и понимают, что потеря Сирии будет означать для них и потерю Ливана, ослабление позиций в Ираке и в целом в арабском мире. Иран будет цепляться за Асада и его клан до последнего, чтобы сохранить свои позиции в регионе.
  4. Р.Эрдоган, в свою очередь, согласившись на перемирие и роль гаранта этого процесса, уверен, что все это завершится приходом к власти в Сирии дружественного Турции, арабо-суннитского, умеренно исламистского режима во главе с «Братьями-мусульманами». В таком случае, обновленный Дамаск не только избавит Анкару от присутствия в стране Тегерана, но и закроет российские военные базы в Тартусе и Хмеймиме. Заодно будет покончено и с идеей создания курдской автономии на севере страны, новые арабские исламистские власти еще жестче, чем семейство асадов, будут подавлять все курдские национальные движения.

Таким образом, Меморандум на время дает возможность прекратить открытое вооруженное противостояние между правительством и оппозицией и сосредоточить усилия всех сторон на борьбе с радикальными исламистскими группировками террористической направленности. Однако, сохраняющиеся противоречия у большинства сторон конфликта в Сирии и внешних заинтересованных акторов никуда не денутся и объективно будут препятствовать достижению прочного мира в этой стране. Борьба с терроризмом осложняется и тем, что боевики радикальных исламистских группировок рассредоточились на больших пространствах и не только прикрываются населением как «живым щитом», но и пользуются поддержкой части местных жителей. Следует иметь в виду, что, идеология радикального ислама салафито-ваххабитского толка, в какой-то степени,  стала популярной в регионе и заменила собой потерявшие привлекательность идеи «арабского социализма» и панарабизма. Большинство арабов-суннитов видят в радикальных исламистах-джихадистах своих защитников от экспансии иранского шиитского фундаментализма в Сирии и регионе в целом. Не случайно, Лига арабских государств (ЛАГ) на своем очередном заседании 11 марта 2016 года признала шиитское движение Ливана «Хизбаллу” террористической организацией.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

Источник: http://riataza.com/2017/05/07/spaset-li-memorandum-siriytsev-ot-ih-dalneyshego-unichtozheniya/

Категории: Ближний Восток, Главное, Сирия