РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



АЗЕРБАЙДЖАН ВЫНУЖДЕН МЕНЯТЬ НЕ ТОЛЬКО ТАКТИКУ, НО И СТРАТЕГИЮ РЕШЕНИЯ КАРАБАХСКОГО ВОПРОСА (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

 В первой части статьи мы попробовали представить  возможности Азербайджана решить военным путём карабахскую проблему, в ситуации, когда  из регулярного компонента вооружённых сил этой страны, в  большей части по объективным причинам, выпадают целые виды и рода войск, на которые делался основной упор.  При этом, всё вышесказанное, насчёт реальных, а не декларируемых  возможностей военного решения конфликта,  не является секретом в первую очередь для руководства Азербайджана. Тут надо обозначить несколько направлений возможных действий Азербайджана, в контексте  понимая, что «блицкриг», в том числе и с учётом опыта прошлогоднего апреля, субстанция не реальная. Надо ожидать, что  азербайджанские военные будут наращивать «снайперскую войну», которая по их мнению поддерживает тонус противостояния. Тем более, что производство снайперских  винтовок, с калибром, превышающим в два раза,  калибр обычной нам всем  Снайперской винтовки Драгунова(СВД)  , они наладили. Ставка Азербайджана на изнуряющую войну,  вполне понятна.   Если армянские армии обязаны  руководствоваться суворовским принципом «беречь людей», как это делает, например,  израильский  ЦАХАЛ, то азербайджанская, так называемая элита, имея в виду свои и демографические,  и этнографические (поли этнические) преимущества своей страны, не будет жалеть никого.

Сын Алиева воевать вряд ли будет, но вот лезгинских и талышских детей,  свою  же тюркскую бедноту  бросать в мясорубку войны будут без зазрения совести.  И убийство любого армянского военного,  азерпропом будет преподноситься как великая победа. Это уже,  с переменным успехом делают  и  про властные, и не очень,  ресурсы. Больше будет провокаций с использованием  артиллерийских  орудий, предназначенных  для стрельбы калиберным и подкалиберным боеприпасом (особенно-самоходные миномёты 120мм 2С31 «Вена», с дальностью стрельбы 14 км). Правила игры предполагают, что иногда, некоторые командиры среднего звена, будут «слетать с катушек», и будут провокации с использованием  более мощных, чем миномёты,  видов вооружений. Изменятся прерогативы «закордонного»  информационного фронта.  Чаще, чем раньше о возможности    начала полномасштабной  войны будут вещать такие  ангажированные «некоммерческие», «независимые» грантоедские  структуры, как «Международная кризисная группа», Европейский информационно-правозащитный центр, Вашингтонский университет турецкого миллиардера  Энвера Ючела, Азербайджано-Американский альянс (ААА) и Ассамблея друзей Азербайджан(АДА), а также  прирождённые пацифисты, такие   Марков, Кузнецов, Фельгенгауэр, Трофимчук   и другие. На бумаге,  и в виртуальном пространстве будет имитация начала победоносной  войны.  

На военно-дипломатической стезе, Азербайджан будет рваться в разные «исламские НАТО», чтобы использовать фактор исламской солидарности, и попробовать «вытащить каштаны из огня» чужими руками. Никто не собирается скрывать, что сотрудничество Азербайджана с Организацией Исламской Конференции(ОИС) обусловлена,  прежде всего международной поддержкой, оказываемой этой организацией Азербайджану. Надо отметить,   что  90-ые, когда Азербайджан собрал весь исламский сброд, начиная от афганских моджахедов, до головорезов из албанского УЧК,  под свои знамёна, но это не шибко помогло победить в карабахской войне. Что касается более серьёзных игроков, уже в веке 21-ом, то есть ощущение, что весь возможный ресурс по привлечению сторонников по Карабаху Азербайджан уже использовал, и идёт по второму кругу. Ну что может изменить Пакистан в нашем регионе, если даже у себя дома не может навести порядок, и сам погряз в территориальных спорах?  И сложно сказать, почему на этом фоне Армения не старается наводить мосты с антиподом враждебного Пакистана — Индией.  Ещё в июле  2004 года во время официального визита в Баку, тогдашний президент Пакистана Первез  Мушарраф  отметил, что Баку и Исламабад поддерживают друг друга во всех вопросах: «Это проявляется в поддержке Азербайджаном нас в кашмирской проблеме, а Пакистаном Азербайджана — в карабахской. Агрессия против Нагорного Карабаха и прилегающих районов беспокоит каждого пакистанца. Мы не друзья, мы братья. Пакистан всегда был рядом с Азербайджаном».

 Для пакистанцев, после этих высказываний  прошло  ещё 13 лет страшного беспокойства за братьев-тюрок. Что изменилось? Да ничего. Где Мушарраф? Продолжает  беспокоится об обездоленных азербайджанцах на «нарах»(прошу прощения за сленг- авт.) пакистанской тюрьмы. С арабским миром ,  у Армении достаточно хорошие отношения. И ни одна страна, не взирая  на геополитические предпочтения, резолюции Организации Исламской Солидарности(ОИС) не пойдет на поводу у «страны огней». Это не говоря о том, что в арабском мире у Армении есть откровенные друзья. Не надо сбрасывать со счетов и то , что любой поход Азербайджана в разные «обще исламские, суннитские структуры,  с целью приобретения новых союзников на поприще антиармянской борьбы, влечёт за собой открытое недовольство, как Ирана, так и России. Тем более, что мы по последним событиям, связанным с Катаром, наблюдаем не консолидированные подходы арабского мира к разным процессам, происходящим в регионе.  Кто остается на кону? Как всегда, два вечных заложника политических капризов и амбиций Азербайджана: Турция и Грузия. Насчёт первой. В свое время Турция, всеми  возможными  средствами,  старалась помочь Азербайджану в решении карабахской проблемы, используя и политические, и военные инструменты. Согласно армянскому исследователю Гайку Демояну,  кроме непосредственного участия отдельных турецких отрядов в боевых действиях на карабахских фронтах, около 150 высокопоставленных офицеров турецкой армии, в том числе 10 генералов , в начале 1992г. принимали активное участие в разработке боевых операций и обучении штурмовых и диверсионных подразделений азербайджанской армии.

По сообщениям российской прессы, эти офицеры, будучи отставниками, все же были опытными профессиональными военными, отобранными специальной комиссией генштаба турецкой армии. На этом фоне неудивительно, что военным советником нового президента Азербайджана А. Эльчибея стал турецкий генерал  Яшар Демирбулак, впоследствии ставший членом Совета Безопасности Азербайджана. На данном этапе, не исключается, что Азербайджан зондирует почву, по поводу официального размещения на своей территории турецких  военных баз. Напомним, что Турция член НАТО. И отметим, что в крайне болезненных вопросах, касающихся карабахской проблематики, Азербайджан может проявить чудеса непоследовательности. Будучи  одной из немногих стран, которая конституционно закрепила отвержение  войны,  как средства посягательства на независимость других государств и как способа решения международных конфликтов в 1995-ом году,  наверное на фоне горького  поражения в карабахской войне, а также дислокацию  в Азербайджане иностранной военной базы, в военной доктрине  принятой в 2010-ом году, Азербайджан оставил вполне конкретные лазейки, которые противоречат положениям Конституции АР.  В соответствии со статьей 4.29 Доктрины «Азербайджанская Республика не допускает размещения на своей территории иностранных военных баз, за исключением обстоятельств, предусмотренных международными договорами, сторонниками которых она выступает».

В то же время Азербайджанская Республика оставляет за собой право временного разрешения на размещение на своей территории иностранных военных баз, либо присутствие в другой форме иностранного военного участия в случае основательных изменений в военно-политической ситуации. Следует также отметить, что даже заключение договора о «стратегическом партнерстве и взаимной помощи» (2010 год) между Азербайджаном и Турцией, не оказали значительного влияния на реальную ситуацию. В соответствии со статьей 5.42 Доктрины «военная агрессия со стороны какого-либо государства (за исключением Армянской Республики) против Азербайджанской Республики маловероятна на текущем этапе». Армянская  сторона всегда  отмечала, что размещать или не размещать базу той или иной страны на своей территории — «внутреннее дело каждой страны». Все прекрасно понимают, что на такое, как официальное размещение своих баз, Турция вряд ли пойдет, и вряд ли кто то ему даст возможность это делать. Но, с уверенность можно сказать, что в политологическом сообществе Азербайджана диспут на эту тему вернется  в активную фазу. Что касается Грузии, то  на сегодняшний день для этой страны сотрудничество с Арменией не дошло до приоритетного уровня. Для Тбилиси более важным являются отношения с Азербайджаном, а также с Турцией. В Азербайджане считают, что стремление Грузии в НАТО окажет положительное влияние на геостратегические и геополитические процессы вокруг Азербайджана.

Азербайджанский эксперт по международным отношениям, Намик Гусейнов, считает, что членство Грузии в НАТО послужит толчком к прояснению отношений между Азербайджаном и Евроатлантическим блоком. То есть, Грузия используется, как подопытный кролик, для того, чтобы Азербайджан прошёл тот же путь более   безболезненно. К сожалению Грузия вынуждена не всегда сама принимать важные для своей национальной безопасности  решения, и понятно, что   еще больше будет втягиваться в том числе и в антироссийские, и в  антиармянские проекты, или авантюры Баку и Анкары. Других претендентов, которых бы Азербайджан смог бы эксплуатировать в своих корыстных интересах, пока что  не намечается.  Естественно, на фоне того, что и в Азербайджане прекрасно понимают, что военный путь решения вопроса исключается, усилиться риторика по поводу неэффективности  действий Минской группы ОБСЕ.   Будет нарастать давление Азербайджана на  международные структуры, с требование применения санкций к Армении, а также выполнения резолюций Совета Безопасности ООН по Карабаху, которые Азербайджан трактует исключительно в свою пользу. Но в Азербайджане не могут не понимать, что мировым центрам силы не до Карабаха.

Скоординированная атака на парламент Ирана  и мавзолей Хомейни показывают, что борьба за контроль над  регионом входит в новую фазу, и здесь один из важнейших компонентов неурегулированность статуса Каспийского моря. Если в определённый момент, Иран, как многократно грозились руководители этой страны, перекроет Ормузский пролив, то даже трудно представить последствия, и в первую очередь для стран соседей.  Имея в виду всё вышесказанное, можно предположить, что  Азербайджан не может не считаться с тем, что ситуация на данный момент не предполагает тектонических сдвигов в регионе, а у страны нет реальных рычагов форсировать принятие основными акторами региона  кардинальных решений, тем более, как сами надеются,однозначно проазербайджанских. С большей долей вероятности можно предположить, что  для Азербайджана начинается новый этап подходов к решению карабахской проблемы, с более гибкой системой взаимоотношений, с применением элементов «мягкой силы», с целью вернуть Азербайджану позитивный имидж, который потерпел  изменения в глазах заинтересованных наблюдателей, после апрельской войны, назначения Мехрибан Алиевой на второй пост в государстве, шпионского скандала, преследования инакомыслящих,  и далее по длинному списку. Будет возрастать гуманитарный аспект азербайджанской дипломатии,  и её  неофициальная роль. Несмотря на несомненный провал с работой по кураторству над  Всероссийским азербайджанским  конгрессом,  будет активизация по работе с диаспорой.

Будут создаваться СМИ глобального значения, с  использованием «гигантов пера» разных национальностей,  нацеленные на возвращение  страны  «убийцы с топором»,  имиджа доброй, обездоленной, преследуемой агрессивной Арменией, потерявшей то ли 20, то ли 30 процентов своей «исконной территории» «светлой страны огней». Старая турецкая  дипломатия. Волк возвращается в овечью шкуру.

Саркис Саркисян.

 

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Нагорный Карабах, Турция