РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



НАЁМНИКИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ АРМИИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ — АФГАНСКИЙ СЛЕД (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

И так, в декабре 1992 года Ровшан Джавадов, в качестве заместителя министра внутренних  дел АР , и командира отряда полиции особого назначения (ОПОН),  вылетел в Афганистан на встречу с премьер-министром Афганистана Гульбеддином (Гюльбеддином) Хекматияром, возглавляющему Исламскую партию Афганистана(«Хизб-и-Ислами»)   и получившему ранее прозвище «мясник Кабула»,  и  генералом  Рашидом Дустумом, который с 1992 года практически   возглавлял   2,5-миллионный центрально-северный, населённый в основном этническим узбеками регион Афганистана   (провинции Балх,  Джаузджан, Фарьяб,  Кундуз), с центром в Мазари-Шарифе. В организации этих встреч Джавадову помогал анонимный  афганский друг детства. Полковник  добился прибытия весной 1993 года около 1000 афганских бойцов в помощь Азербайджанской Республике в карабахской войне. Цифры и количество афганских боевиков, побывавших в Карабахе приводятся разные.

Согласно эксперту по Кавказу Томасу де Ваалу, Азербайджан, привлек на свою сторону от 1.500 до  2.500 афганских моджахедов. Официально они не существовали, и азербайджанское правительство отрицало их присутствие. Однако, очевидцы сообщают что видели, в центре города Баку, длинноволосых и не похожих на других, некоторые из которых носили традиционные афганские одежды- перухан: длинная рубашка, широкие брюки. Они были замечены настолько часто, что их существование не возможно было отрицать. В письме, направленном Арменией в ООН говорилось, что афганские моджахеды принимали самое активное участие в боевых действиях в Нагорном Карабахе, оценивая их число огромной цифрой в 3000 человек. Интересно, что в докладе говорится, что афганцы также занимались «специальными задачами», что, ввиду отсутствия дисциплины, означает карательные операции против азербайджанских дезертиров, в том числе и исполнение функций так называемых «заградительных отрядов».

Примерно цифру в 1500 приводит политический аналитик, президент «RSA Conference-Where the world talks security» Патрик Горман, согласно которому «ситуация в 1992 году была следующая: Азербайджан не имел ни сил, ни материальных ресурсов, чтобы одновременно защитить свои южные границы, подавить возможность этнического конфликта на севере, обуздать мятежных турок в Нахичевани и продолжать операции против армян в Нагорном – Карабахе». Согласно Революционной Ассоциации Женщин Афганистана (RAWA), в сообщении, датированном 23 мая 1994 года, «Хизб-и-Ислами» увеличила набор вербуемых для Азербайджана бойцов. Следует отметить, что  сообщения того RAWA, обычно собираемые при исключительно трудных обстоятельствах, являются как правило весьма надежными. В содействии женщинам, правам человека и пропаганды светской демократии в Афганистане, женщины RAWA сообщали о ситуации в Афганистане.

Согласно их отчету, группа из примерно 500 афганцев была на пути в Баку, хотя это была  не первая  группа  и ей  предшествовал ряд других. «Примерно 1500 афганских ветеранов прибыли в Азербайджан в сентябре 1993 г. Летом 1994 г. их число возросло до 2500. После тяжелых потерь в боях с армянами афганская бригада расформировалась в том же 1994 г., однако многие из них участвовали в других региональных конфликтах» («Washington ProFile»). По данным » Независимого военного обозрения», который ссылается на «Washington ProFile»  в сентябре 1993 г. »Аль- Каида» организовала переброску в зону  нагорно- карабахского конфликта более 1,5 тыс. афганских талибов- моджахедов. К лету 1994 г. их число выросло до 2.5- 3 тыс. человек. С этими цифрами соглашается известный исследователь Майкл Таарнби, чьему перу принадлежит исследование «Моджахеды в Нагорном Карабахе», которое, по его признанию,  оказалось одной из самых сложных исследовательских программ, предпринятых автором. Источников на данную тему очень мало.  Так, или иначе,  в зависимости от источника, оценки количества афганских моджахедов приехавших в Азерабайджан между 1993 и 1994 годами, имеют резкие колебания от 1000 до 3000 человек. Это расхождение объясняется тем, что информация берется из открытых источников.

Согласно «Christian Science Monitor», число моджахедов было приблизительно 1000. В  докладе озвученном в британской палате Лордов говорится о том, что их было до 1500 человек.  Цитирующая западных дипломатов «Вашингтон Пост» указывает цифру между 1000 и 1500.  По мнению «Дейли Телеграф» моджахедов было 1000.  Пресс-служба Армии Обороны НКР говорит 2500, и на конец Марк Ухлиг оценивает число афганцев в 1500 человек. Первая партия афганцев,  отправленная в Баку состояла из 200 моджахедов. Нанятые Азербайджаном наемники получали от $700 до $1,000 месяц.  Наемники были прежде всего размещены в деревне Толипар, Ждановского района (ныне Бейлаганский район-ред.),  деревни Сельфул Шамхорского района,  между Кучо и Менгечаурским районом, и, наконец, в Али-Байрамлы.  Они служили в 860-ой и 723-ей моторизированных стрелковых бригадах.

Сразу оговоримся.  Ни о какой реальной «исламской солидарности» не могло быть и речи, по нескольким причинам. Во первых и Хекматиару, и Дустуму  нужно было кормить оравы озлобленных, вооружённых  людей, которые остались без спонсоров из США, Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Китая, буквально на следующий день  после того, как генерал Громов, последний командующий 40-ой армией, с последней колонной советских войск Ограниченного контингента в Афганистане (ОКСВА), 15 февраля 1989 года пересёк афгано- советскую границу, через мост на реке Пяндж.  Во вторых: и Абульфаз Эльчибей, и Гейдар Алиев вели жёсткую  секуляристскую  политику в духе идей Ататюрка, подавляя любое проявление религиозной активности, и этим вызывая недовольство, в том числе  и ваххабитской Саудовской Аравии, других монархий Персидского  залива, и особенно антипода последних-  шиитского Ирана. Примерно 85%(есть цифра и в 60 %, но по всей вероятности она обусловлена субъективными желаниями правящего в Азербайджане клана) населения Азербайджана исповедует шиизм джафаритского мазхаба, так называемые шииты-двудесятники, как и в Иране.

Естественно, пуштуны, которые, составляли преобладающий костяк афганских наёмников в Азербайджане, сунниты, многие из которых под влиянием активно участвующих в войне против советских войск в Афганистане идеологов «Братьев мусульман», «Египетского арабского джихада», «Мактаб аль Хыдамат» (Бюро помощи), «Аль-Каиды» (организации запрещённые в РФ- ред.)-влиятельного  палестинского теолога Абдулла Аззама, Усамы бен Ладена, духовного лидера и религиозного учителя египетских исламистов Шейха Омара Абдель Рахмана, Аймана аз-Завахири стали адептами фундаментальных течений ислама, в первую очередь джихадистского  салафизма и ваххабизма (политического салафизма).

При этом, если и учесть, что между двумя течениями ислама- суннизмом и шиизмом есть существенные разночтения, и  различия между суннитами и шиитами в первую очередь касаются не догматики, а религиозного права, то  несовпадения позиций двух исламских течений затрагивают основополагающие  нормы поведения, принципы некоторых юридических решений, отражаются на характере праздников и отношении к иноверцам. Присутствие афганских бородачей ешё аукнется шиитскому населению Азербайджана, которое выросло в условиях доминирования в советской идеологии в первую очередь атеистических, отрицающих религию воззрений.  В  результате советской атеистической политики население Азербайджана во многом утратило свою религиозность и практически полностью утратило культурные и социальные связи с соседним Ираном, с другими исламскими странами.  Две, кардинально противоположные мировоззренческие  группы мусульман не могли не возненавидеть друг друга.

Чадра, шариат, таухид «пуритан и протестантов ислама» с одной стороны,  и короткие юбки, с земными развлечениями, с не восприятием всех этих религиозных ограничений-с другой. Тем более, что практически с первых дней независимости Азербайджана, первый президент, по оценкам аналитиков — «страстный тюркский националист с идейным “западничеством”»  -Абульфаз Эльчибей,  взял курс на идеологию турецкого национализма- кемализм, с упором на лаицизм  Ататюрка, что означало светский характер государства и отделение государства от ислама. Одной из первых реформ Мустафы Кемаля Ататюрка была отмена шариатского права. Затем был введен запрет на религиозное образование, а все школы были подчинены министерству просвещения. В современной Турции этот принцип проявляется в том числе в судебном преследовании партий происламской ориентации.  В этом контексте любые попытки Ильхама Алиева стать «своим» в таких организациях, как Всемирный исламский конгресс, Всемирная Исламская Лига, Организация Исламского сотрудничества(до 2011 года называлась — Организация Исламская конференция (ОИК), где верховодит ваххабитская Саудовская Аравия, и использовать их влиятельные рычаги для решения карабахской проблемы в свою пользу, могут вызывать лишь усмешки,  и молчаливое, по крайней мере пока,  раздражение Ирана.

Без подсказки США монархии залива  не примут ни одного важного решения, или документа. Икрой, долларами и небоскрёбами их  не заманишь, у самих этого добра навалом. Всё население «страны огней» не переубедишь перейти в суннизм, несмотря на то, что, как пишут аналитики, правящая в Азербайджане элита стремится максимально в сжатые сроки изменить имидж страны, переформатировать религиозный шиитско- суннитский расклад в стране, чтобы поставить Азербайджан в один ряд с прогрессивными суннитскими Турцией и Казахстаном, и продемонстрировать современному миру свою прозападность, светскость и цивилизованность. Им  очень не хочется оказываться в одной компании с шиитским теократическим Ираном, которого и США, и Израиль считают оплотом зла. Так что, никакой исламской солидарности, никакой пуштуно- азербайджанской дружбы и в помине не было. Лишь голый расчёт: азербайджанская верхушка старалась и  старается всеми возможными и невозможными средствами, игнорирую все правила морали, подставляя гражданское население под удары артиллерии, используя наёмников, ангажированные  международные структуры, политиков,  чувство жалости к себе, угрозы оружием решить карабахский вопрос. Может автор  и не прав, но  Карабах им реально и не нужен.

Если очень  гипотетически порассуждать, то:  Карабах  в составе Азербайджана может стать конкретной головной болью для правящей верхушки, бездонной бочкой, при хороших аппетитах «условной армянской широчайшей автономии,  с правами, равноценного субъекта конфедерации, с  многократно превышающими права и статус, допустим Нахичевана»,  новой «умиротворённой условной  республикой Северного Кавказа», куда,  как в песок уходят миллиарды. Это не считая возврата почти 25% жилого фонда самых престижных районов Баку и Гянджи, не по кадастровой, а по рыночной стоимости.  Всё это прекрасно понимает так называемая азербайджанская элита. Но пока вопрос не решён, никто им не даст свободно «осваивать» нефтяные миллиарды, мёртвым грузом лежащие на счетах швейцарских банков. Что касается  афганских наёмников «идеологического» фронта, то они же не сильно отличались  от других «диких гусей», в своей тотальной беспринципности, исповедующие лишь один принцип: «за ваши деньги-любой каприз».  Единственные-  религозно и по этногенезу родственные  ираноязычные шииты тюркского и монгольского происхождения , населяющие центральный Афганистан (8-10 % от общей численности населения страны) не были сильно замечены в рядах моджахедов даже в Афганистане.

Майкл Таарнби считает, что  в основном вербовка, организованная командиром Фазелем Хак Маджахидом из партии «Хизб-и-Ислами», шла в Пешаваре и Пакистане. Непроверенно в сообщении говорится, что среди афганских моджахедов было неизвестное число арабов, которые воевали в Афганистане против Советского Союза в 1980-х. Предположительно некоторые из арабов были доставлены в Баку вместе с афганскими моджахедами. Однако это остается неподтвержденным, хотя кажется вполне вероятным, особенно в свете последующих событий в Азербайджане.

Продолжение следует.

Саркис Саркисян.

Категории: Азербайджан, Афганистан, Главное, Нагорный Карабах, США