РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



НАЁМНИКИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ АРМИИ В КАРАБАХСКОЙ ВОЙНЕ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

Прошло 25 лет, с тех событий, когда на территории Карабаха шли ожесточённые бои. Если азербайджанская сторона за всё прошедшее время  активно твердит, об участии российской армии в карабахской войне на стороне армян (о вымышленности такой позиции азербайджанской пропаганды, автор высказался в двух частях статьи «Кто победил в карабахской войне?»), то насчёт участия на стороне азербайджанской армии наёмников-иностранных и «отечественных», молчит «в доску», или полностью отрицает этот неоспоримый факт. Кто такие наёмники, «солдаты удачи», «псы войны», которые обязательный атрибут любого военного конфликта, начиная с древнейших времён.

Вспомним  хотя бы  «Анабасис( «Восхождение»), или «Отступление десяти тысяч»,- главное сочинение  Ксенофонта, в котором он описал отступление десяти тысяч греческих наёмников-гоплитов из Месопотамии на север, к Трапезу после трагической  битвы при Кунаксе (401 год до н.э..                                                     

 Определение наёмника (наёмничества)  сформулировано в ст. 47 (2) первого Дополнительного протокола, к Женевским конвенциям,  подписанного в 1977 г.  Наёмником считается  лицо, которое:     

    1. специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооружённом конфликте;

2. фактически принимает непосредственное участие в военных действиях

  1. принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантом такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооружённых сил данной стороны; 4. не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;
  2. не входит в личный состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте;
  3. не послано государством, которое не является стороной находящейся в конфликте, для выполнения обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооружённых сил.

         К тематике военного наёмничества в карабахской войне обращались, как независимые,   специалисты, такие как Томас де Ваал, автор книги «Чёрный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной»,  эксперт в области антитерроризма из датского Института международных отношений- Майкл Таарнби,  в своем труде «Моджахеды в Нагорном Карабахе: Социологическое исследование в эволюции глобального джихада» ,  а также армянские,  азербайджанские и российские  эксперты. Особую ценность представляют воспоминания непосредственных участников событий: того же Шамиля Басаева, армянского генерала Аствацатура Петросяна, ныне покойного азербайджанского военачальника, полковника, командира  Отряда полиции особого назначения (ОПОН)  (1992—1994)  Ровшана  Джавадова.  Воевавший в Карабахе азербайджанский  полевой командир Азер Рустамов, который впоследствии дослужился до полковника,   и командовал бригадой в Физулинском  районе (1999-2001),  оценивает роль Басаева  и  Радуева в сражениях лета 1992 года как «неоценимую», отмечая, что они покинули поле боя после больших потерь. По его словам, численность чеченских добровольцев составляла около 100 человек.

Примечательный штрих к портрету: как и генерал Талыб Мамедов, был резко  настроен против Ильхама  Алиева, и в год смерти Гейдара Алиева, в 2003 году ушёл из армии, заявив: «начнись война сейчас, я сам не уверен, пойду ли воевать, потому  что я видел отношение к памяти тех, кто погиб за Родину и к тем, кто остался калекой после войны…..Армия, конечно, будет воевать какое-то время. А что потом, когда надо будет пополнять поредевшие ряды? Кем будем пополнять, если более двух миллионов людей сейчас работают в России?». О таких , как он, Мамедов в Азербайджане вспоминать не любят. Тема и изученная, и не очень. С первого взгляда, какой тут могут быть секреты, разночтения? Были пленённые наёмники, в том числе и лётчики, были документы и литература на пушту (язык пуштунов,  один из восточно-иранских языков и дари( язык афганских таджиков, хазарейцев, чараймаков и некоторых других этнических  групп Афганистана). Уже в Москве я встречался с полковником в отставке Иваном  Гукасовым, который в эти годы, в ВС РА   возглавлял  отдел военной контрразведки, затем работал советником МО РА, и знал очень много про эти события, и однозначно твердил, что наёмников было несколько тысяч человек. При этом многое остается  под грифом «секретно».  Но,  не тут то было.

В апреле прошлого года, во время беседы с азербайджанскими молодыми журналистами,  меня удивила их реакция, когда я сказал, что в Армении рассматривают вероятность участия в боевых действиях турецкого спецназа элитного офицерского отряда  «Combat Search and Rescue» (CSR),  так называемых  кельбети  (призраки). Об этом поговорим отдельно. Секрет Полишинеля.  Вообще, у меня создается впечатление , что вековая «героическая» история Азербайджана местами прерывается, впрочем, на самом нужном и   удобном для азербайджанцев месте.   Моё  замечание,  точнее-констатация  неоспоримого,  задокументированного  (Коммунист, 1920, 2 декабря) факта,  что глубоко уважаемый и в независимом Азербайджане,   Нариман  Нариманов  лидер азербайджанских большевиков,  председатель Совнаркома АзССР (1920-1922),  ярый поклонник идей  мусаватиста  М.Э.Расулзаде,   в ноябре 1920-ого  года,  лично поздравил армянских соратников с определением  статуса  провинций     Нахичевань, Зангезур и Карабах в границах Армении,  вызвало  в глазах молодых азербайджанцев,  глубокое недоумение. Перед ними стоял представитель армянской «лживой  пропагандистской машины»,  и не стесняясь- «нагло говорил не «азербайджанскую» правду».

Они же не виноваты, что из них делают  манкуртов- армянофобов, или стирая целые страницы истории из памяти, и вдобавок  вдалбливая туда «мифическую героику» тысячелетнего азербайджанского народа. Участие наёмников в карабахской войне на стороне Азербайджана- тема в этой стране «табуированная». Она может внести сомнения и сумятицу  в декларируемую непобедимость азербайджанской армии. Но есть факты, и от них далеко не убежишь. Об участии военнослужащих Советской, а потом и  российской армии в карабахском противостоянии, и их предпочтениях,  мы уже говорили. Единственное, чего  хочется  добавить, это, наверное,  то, что, в  начале 90-ых мы, на Кавказе  стали свидетелями, как теперь любят говорить, «гибридной войны»? Шаманов и Басаев, прошедший Афган, полковник Селиванов, и моджахеды  Хекматиара – на одной стороне!

Внешнеполитическое  ведомство НКР, вполне официальный государственный орган, хоть и непризнанного государства,  приводит факты участия афганских моджахедов и чеченских отрядов в карабахской войне,  на стороне Баку. «Существует множество фактов, свидетельствующих о том, что в 1992-1993 гг. против карабахской армии воевали порядка 3 тыс. афганских моджахедов,  и чеченских боевиков под командованием Шамиля Басаева. В июле 1992 года в зоне карабахского конфликта уже действовали порядка 300 чеченских боевиков». По воспоминаниям Аствацатура Петросяна (отряд под его командованием был сформирован в 1992 году,  после падения стратегического пункта Арцвашен): «Чеченцы воевали в Карабахе, но не на стороне армян. Когда они попадали в плен, представлялись как русские или представители других национальностей. Они бы не воевали на стороне христиан. На нашей стороне в короткий период воевал отряд казаков из Приднестровья.

После того как в неравном бою казаки потеряли семеро человек в сентябре 1992 года, они признали, что в Карабахе воевать очень сложно. Здесь леса и горы, которые перекрывают видимость. Был даже случай, когда казак на расстоянии нескольких метров пытался  снайперски прицеливаться в противника. Петросян сообщил, что тогда с азербайджанской стороны воевали порядка 400 чеченских боевиков под руководством Басаева. “3-го июля 1992 года во время операции по освобождению села Кармираван 120 чеченских боевика попало в плен. Многие погибли». Есть версия, что Басаев был в Карабахе два раза- в 1992-ом, в Шуши  и в 1993-ом-в Агдаме.                         

Сам Басаев в 2000-ом году  дал   интервью  азербайджанской телекомпании ANS ((Интервью Ш. Басаева  азербайджанской телекомпании ANS, 14.07.2000) , в котором признал свое участие в карабахской войне:  «мы пришли воевать за Карабах не из-за трофеев, а за идею  Джихада». Однако,  рассказывал Басаев, «когда мы прибыли на место и увидели ситуацию, то поняли, что здесь нет ни одного признака Джихада». Он говорил, что в азербайджанской армии было очень мало высокопоставленных командиров, кому «можно было доверять». Кроме того, заявил Басаев, «армяне были лучше подготовлены к войне». Насчёт трофеев  покойный  всё -таки лукавил. Считается, что  интерес у Шамиля Басаева был чисто практический: по договору с властями Азербайджана все добытое на войне оружие чеченцы имели право взять к себе на родину.

 Сколько оружия унесли чеченцы на родину,  не ясно. Но одно однозначно. По просьбе пользующегося в Армении уважением Джохара  Дудаева (вспомним, что армянские гражданские самолёты в те сложные годы дозаправлялись в Грозном) с почестями передавались тела погибших вайнахов.  В   Шуши,   Басаев возложил всю ответственность за провал обороны на комбрига и коменданта Эльбруса Оруджева, который не выполнил фортификационных работ и не заминировал единственную дорогу в город. В итоге Шуши был взят у азербайджанцев при поддержке одного  танка (второй был подбит), а большинство защитников города просто бежали. Кажется, что одного горького урока должно было быть достаточно, чтобы чеченцы держались подальше о карабахской  войны.   Как свидетельствует Виталий Баласанян, по рации чеченцам объяснялось, что это не ваша война: «мы много раз общались с ними по рации, разъясняли, что это – не их война, что между нами нет проблем, здесь другие правила игры, убеждали их покинуть Карабах. Однако наши переговоры были тщетны. Оставалось объяснить силой».  Тоже не поняли.

По нашим данным,  продолжает Баласанян, члены группировки Басаева время от времени менялись. Таким образом они получали возможность подготовить как можно большее количество боевиков в условиях войны. Чеченцы появились в нашем регионе по религиозным мотивам, они пришли на священную войну – Джихад, чтобы поддержать азербайджанцев.  Наверное,  понравился «мастер-класс» карабахцев, за которым Басаев и его боевики еще вернуться. Но многие-уже без обратного билета.

Ссылка: depiararat.com

Саркис Саркисян

Категории: Азербайджан, Главное, Нагорный Карабах