РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ОСОБЕННОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ ЧЕТЫРЕХДНЕВНОЙ ВОЙНЫ В АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ СМИ

Тема освещения конфликтов в СМИ находится в центре внимания специалистов различных сфер. В последнее время сопровождающие конфликты информационные действия доказали, что СМИ стали одним из важных инструментов управления конфликтами, а в некоторых случаях они рассматриваются как третья сторона конфликта, которая может спровоцировать или изменить ход конфликта, равно как и способствовать процессу его урегулирования.

Цель исследования – выявить особенности освещения конфликта в азербайджанских СМИ на примере апрельской войны 2016г. Качественному наблюдению были подвергнуты азербайджанские онлайн СМИ haqqin.az, apa.az, contact.az, meydan.tv1 в период 2-6 апреля 2016г. (около 500 тематических материалов).

В рассматриваемый период в азербайджанском медиапространстве были размещены материалы следующего характера:

официальные материалы информационного характера: пресс-релизы Министерства обороны Азербайджана, выступления президента и других высокопоставленных чиновников,

заявления и призывы высокопоставленных чиновников различных стран, представителей различных международных структур обеим сторонам о прекращения огня. А наиболее подробно представлены заявления чиновников, защищающих азербайджанские точки зрения.

аналитические материалы экспертов различных стран, в которых представлены возможные последствия продолжительности активной стадии, дальнейшего хода конфликта, потери сторон, вопросы и точки зрения, касающиеся возможного участия сверхдержав.

Апрельская война в азербайджанском медиа получила различные определения: «четырехдневная война», «пограничная напряженность», «вооруженные столкновения», «жаркие бои», «новая война», «вторая Карабахская война», «армянская провокация», «вооруженная операция», «насилие в Карабахе», «освободительная война» и пр.

В последние годы усиление внутренней пропаганды, контроля над СМИ в Азербайджане проявилось также в дни апрельской войны. Был ясно, что азербайджанские СМИ действовали целенаправленно, почти по одному и тому же принципу. С начала военных действий СМИ представляли материалы о мощи азербайджанской армии, зафиксированных успехах, демонстрации силы. Эти материалы зачастую представлялись с подачи азербайджанских источников, а также выступающей с позиций Азербайджана «третьей стороны», как, например, точка зрения директора Центра военного прогнозирования, российского военного эксперта Анатолия Цыганова о том, что «азербайджанская армия в начале 1990-х гг. не имела необходимой военной техники и центрального руководства, а теперь, судя по информации, она укрепилась и наносит удары противнику… То, что мы видим в зоне Карабахского конфликта, показывает, что годы режима прекращения огня сработали в пользу Азербайджана»2.

В азербайджанских текстах армянская армия характеризовалась как «небоеспособная, деморализованная, имеющая нехватку оружия армия, понесшая большие потери с первого же дня боевых действий». В рассматриваемые дни в азербайджанских СМИ нашли место материалы о военном потенциале армянской армии с ироническими оттенками. «Накануне второй карабахской войны нас терроризировал отставной генерал Аркадий Тер-Тадевосян, рассказывая в интервью о каком-то произведенном в Армении разрушительном оружии. Спасибо генералу за указание места изготовления оружия, это успокаивает»3. Такие материалы сопровождаются адресованными армянской стороне угрожающими материалами о боеспособности своей армии. Это, с одной стороны, направлено на нарушение доверия к собственной армии во внутреннем поле, с другой стороны, дискредитацию армянских ВС и распространению пораженческих настроений в РА и НКР. Той же цели служили материалы о царящей панике, атмосфере страха, побеге армянского населения из приграничных районов.

Изначально азербайджанские СМИ представляли информацию о жертвах, уничтоженной боевой технике армянской стороны. Тогда как информации о потерях азербайджанской стороны, числе жертв была слишком мало. Это также является одним из механизмов контроля азербайджанских властей. В этом плане уместно отметить, что против независимого meydan.tv было возбуждено уголовное дело после того, когда на сайте была размещена информация о том, что число жертв азербайджанской стороны достигает 93, в том случае, когда официальные источники сообщали лишь о 31 жертве4.

«Виновная» сторона конфликта согласно азербайджанским СМИ

В изученных материалах Азербайджан в основном представлен с позиций «миролюбивого, сохраняющего международное право государства, защищающего свои земли, мирных жителей, отвечающего на армянские провокации». Армения была представлена как государство, «прибегающее к провокации, нарушающее режим прекращения огня, нормы международного права, притязающее на азербайджанские земли». С первых же дней конфликта в материалах муссировалась точка зрения о том, что азербайджанская сторона готова прекратить огонь, однако армянская сторона продолжает вооруженные действия. Официальное заявление МО Азербайджана (3 апреля) об одностороннем прекращении огня также азербайджанские СМИ использовали в пропагандистских целях с намерением представить армянскую сторону как «провоцирующую конфликт, нападающую».

В рассматриваемые дни в азербайджанских СМИ с различными формулировками муссировалась мысль о том, что «…армянская сторона постоянно прибегала к провокации, в частности, тогда, когда переговорный процесс находился на активном этапе. Сохранение статус-кво выгодно Армении, поскольку в случае изменения статус-кво армянская сторона вынуждена будет уйти из оккупированных территорий»5.

В этом плане в списке рассмотренных СМИ исключение составляет только оппозиционное, независимое интернет-телевидение mey¬dan.tv, муссировавшее точку зрения о том, что Азербайджан инициировал, первым начал военные действия. В качестве аргументации этой точки зрения представлено продвижение азербайджанской стороны в первый же день боевых действий: «… армянская сторона в первый день понесла потери, что означало, что она не готова была к войне. Азербайджанская армия в течение полутора дней зафиксировала довольно большое продвижение, освободив несколько населенных пунктов и высот. Если бы инициатором этих боевых действий была армянская сторона, картина была бы совершенно иной»6.

Интересно, что во всех рассмотренных СМИ, по тем или иным причинам, «виновником», «провокатором» напряженного этапа конфликта была представлена Россия, а апрельская война получила весьма острую формулировку – «русский театр марионеток»7. Причем, в некоторых случаях она представлялась как адресованное Турции послание, как следствие напряженных российско-турецких отношений в этом районе, а также как средство наказания, оказания давления на стороны.

Примененные манипуляционные трюки

Военные действия представлялись с идеологической, пропагандистской подоплекой, с подчеркнутыми эмоциональными акцентами, с применением различных манипуляционных трюков, некоторые из которых представлены ниже.

Очевидцы событий. Применение манипуляционных трюков имеет тенденцию представлять преподносимую информацию более убедительно. В частности, в подобных условиях довольно впечатляющим оказывается подача материала, при которой, например, жители приграничных сел лично рассказывают о событиях, или, скажем, интервью раненых в больницах. Такие материалы сопровождались также эмоциональными фотографиями, кадрами, изображениями разрушенных противником домов (зачастую не имеющих отношения к данному случаю8), что обеспечивает желаемый эффект.

В рассматриваемые дни мы также неоднократно сталкивались с примерами применения трюков, как в заголовках («Азербайджан отправляет обратно добровольцев, а Армения призывает их»), так и в самом тексте. Несколько примеров применения такого трюка представим ниже: «миролюбивый Азербайджан – агрессивная оккупационная политика Армении», «соблюдающий все нормы международного права, считающийся с мнением международного сообщества Азербайджан – нарушающая все нормы международного права, игнорирующая мнение международного сообщества Армения» и так далее.

Трюк повторения. Применение этой техники призвано посредством повторения закрепить необходимую информацию, точку зрения. Так, в рассматриваемый период на всех сайтах муссировались следующие мысли: «армянская сторона прибегла к очередной провокации», «У Азербайджана мощная армия, и она может в любой момент нанести сокрушительный удар противнику», «Азербайджан высказывается в пользу мирного урегулирования конфликта, однако Армения препятствует переговорному процессу» и пр. Эти мысли представляли как официальные азербайджанские источники, так и журналисты и эксперты. Все это было направлено на представление армянской стороны «виновницей» обострившегося этапа конфликта.

Манипуляция заголовками. В рассматриваемый период встречались различные примеры применения этого трюка, когда заголовок не отражал содержания текста, вводя читателя в заблуждение. Например, из заголовка «Грузинский депутат готов выставить батальон в защиту Азер¬байджана» складывается впечатление, что грузинский депутат готов оказать военное содействие Азербайджану, однако из самого текста становится ясно, что это сказал депутат-азербайджанец грузинского парламента Азер Сулейманов. В другом примере смысл взятого из первоисточника заголовка был умышленно искажен. Так, интервью армянского журналиста Шагена Назаряна в первоисточнике (газета «Комсомольская прав¬да») было озаглавлено «В Степанакерте не паникуют и говорят о ты¬ся¬чах армян-добровольцев из России и Европы»9, азербайджанский haqqin.az представил материал с искаженным заголовком «Шаген Назарян: «Шуша пустует, лю¬ди покидают дома».

Создание иллюзии разнообразности источников. Этот трюк также постоянно применялся азербайджанской пропагандистской машиной, исключения не составили также материалы относительно четырехдневной войны. Так, следует отметить, что в рассматриваемый период были выделены три группы основных источников: азербайджанские источники (официальные источники, эксперты, журналисты, очевидцы), представляющие третью сторону иностранные источники (авторитетные международные СМИ, представители различных структур, чиновники разных стран, эксперты) и армянские или кажущиеся армянскими источники.

Вовлечение иностранных источников преследует цель придать объективность преподнесенной информации, например, когда в их роли выступают авторитетные СМИ (как, например, Associated Press) или чиновники различных государств, тем самым создавая впечатление, будто международное сообщество поддерживает точку зрения Азербайджана. А в случаях, когда иностранные источники выражали нежелательные для Азербайджана точки зрения, им предъявлялись обвинения в пристрастности, одностороннем освещении конфликта. Так, российские СМИ обвинялись в пристрастности, непрофессионализме за то, что представили интервью с представителем НКР в Москве Альбертом Андряном10. Другой пример: из Азербайджана под предлогом действия без аккредитации были выдворены журналисты российского телеканала Life¬News после того, когда журналист в своем репортаже отметил, что жители приграничного Тартара покидают свои дома11.

Использование армянских источников в этом случае было направлено на то, чтобы сделать преподносимый материал убедительным для внутренней аудитории, обеспечить его достоверность, а также укрепить в армянской аудитории атмосферу паники и страха. Одним из таких примеров является публикация отрывка из интервью армянского журналиста Шагена Назаряна газете «Комсомольская правда». В азербайджанских СМИ был размещен только тот отрывок из текста, в котором вследствие представления искаженной, оторванной от контекста информации складывалось впечатление, будто на армянской стороне царит паника, жители приграничных районов покидают свои дома, тогда как в первоисточнике отмечалось: «В Шуши паники нет, еще никого не эвакуировали, и только в случае широкомасштабной войны может быть эвакуирована часть населения». Остальные отрывки интервью, не представлявшие азербайджанскую точку зрения, просто не были опубликованы, как, например: «В Степанакерте все спокойно, люди живут нормальной жизнью»12.

Азербайджанские СМИ для продвижения своих точек зрения использовали взятые из армянских информационных сайтов, искаженные, вырванные от контекста13 тексты, создали материалы фейкового армянского источника. Одним из таких примеров была размещенная на сайте haqqin.az фотография поддельного письма министра обороны НКР министру обороны РА (см. Рисунок 1)14.

Рисунок 1

Напечатанный армянскими буквами текст, наличие герба могли создать у азербайджанской аудитории впечатление официального источника.

Двоякая интерпретация одного и того же явления. Готовность азербайджанских добровольцев участвовать в военных операциях представляется как проявление патриотизма, мужества, а в случае армянских добровольцев это интерпретируется как шаг, обусловленный отсутствием необходимой численности солдат в армянской армии. Или же другой пример: заявление азербайджанской стороны о прекращении огня представлено как проявление миролюбия, готовности мирного урегулирования конфликта, а в случае армянской стороны было прокомментировано как слабость, знать неимения достаточного потенциала для продолжения военных действий, готовности сдастся.

Заключение

Апрельская война 2016г. еще раз показала важность СМИ с точки зрения информационно-психологического воздействия во время военных операций. Азербайджанская сторона придала важность роли СМИ в информационных действиях, сопровождавших вооруженное столкновение. Об этом свидетельствуют количество и содержание материалов в азербайджанском медиапространстве в рассматриваемый период, которые представляли ход событий с азербайджанской точки зрения, анализировали первые результаты войны, делали прогнозы, обеспечивая пропагандистскую составляющую, сопровождавшую военные действия. Заметно было, что азербайджанская пресса реагировала на материалы, размещаемые в армянском медиапространстве, опровергая нежелательную информацию, либо распространяя проазербайджанские материалы, тем самым пытаясь заставить замолчать нежелательную информацию из других источников.

Если обобщить материалы рассматриваемого периода, то можно сказать, что, по оценке азербайджанских и зарубежных экспертов, апрельская война решила для Азербайджана несколько важных вопросов – повышение патриотичного духа, демонстрация мощи, военной силы, повышение авторитета президента.

Согласно нашим наблюдениям, в дни апрельской войны азербайджанское медиапространство было насыщено материалами пропагандистского характера, которые были призваны укрепить в обществе последовательно сформированный образ «врага-армянина», обеспечить атмосферу мстительности, сведения счетов с противником, а также повысить значение и роль Азербайджана в собственном обществе.

Спустя год также почти все азербайджанские СМИ целенаправленно продвигают ту же пропагандистскую линию: апрельская война «была результатом армянской провокации» и завершилась «победой» азербайджанской стороны. Этой цели служат также преувеличенные формулировки «были освобождены как имеющие стратегическое значение позиции, так и тысячи га земли на территории Физули, Джабраиля, Агдера» 15, где проводятся работы по перезаселению»16.

Таким образом, апрельская война 2016г. стала еще одной важной темой, вокруг которой азербайджанская пропагандистская машина строит свою информационную политику, нацеленную на внутреннюю и внешнюю аудиторию.

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=15867

Диана Галстян
Заместитель руководителя Центра информационных исследований НОФ «Нораванк»

Категории: Азербайджан, Армения, Главное