РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Шейх Ади: Мессия или Реформатор?

 


«Никогда не позволяйте себе каждую вещь оценивать  способом,  не относящимся к тому же самому времени. Одно должно соответствовать другому» Шейх Баха ад-Дин Накшбанди Поскольку шейх Ади является ключевой фигурой в приспособлении эзидизма к новым историческим условиям, связанным с арабской экспансией и повсеместной исламизацией покоренных народов, нельзя обойти  без внимания вопрос о его происхождении, и этнической принадлежности.  Его легендарная личность полна противоречий: с одной стороны адепты эзидизма, без тени сомнения, считают Ади курдом, возвеличивая его до  уровня Бога. Порою, он приравнен   мессии, посланному спасти избранный народ, но чаще религиозный деятель, еще  при жизни причисленный к святым.  С другой стороны в научных кругах признанным является мнение об арабском происхождении шейха.

По  мнению большинства эзидов, утверждения некоторых исследователей об арабском происхождении Шихади «является ни чем не доказанной версией. Против этой версии можно возразить тем, что араб не мог принять езидизм. Ведь инициации по принятию езидизма, как таковой, в религии, на практике отсутствовало и отсутствует поныне, и посторонний иноверец, желающий принять езидизм, никогда не подвергался инициации. Сторонники арабского происхождения Шейха Ади основываются на том, что до появления Шеха Ади, касты Шейхов в Езидском обществе не было, на тот момент были две касты, каста Пиров и каста Мридов. Есть несколько версий каким образом образовали касту Шейхов: например, одна версия повествует, что касту Шехов образовали наиболее родственные к роду Шихади, рода Пиров, и эта версия является одной из самых реальных.

Намеков на арабское происхождение Шихади нет и в религиозных текстах, которых насчитывается несколько сотен». Версию курдского происхождения Ади ибн Мусафира попытался научно обосновать и известный курдский филолог К. К. Курдоев.  По мнению ученного арабский язык не раскрывает значе¬ние слова «Марван», и слово это, видимо, из курдского попало в арабский язык. Это слово представляет либо название племени «Марван», либо области «Мериван» [2]  в Иранском (Восточном) Кур¬дистане»  утверждает автор. Если учесть большое влияние цивилизации Сасанидс¬кого Ирана на Омейядский и Аббасидский халифаты, то можно заключить: Шейх Ади Мусафар Марван был езидом из области Мериван. Возникает резонный вопрос:  почему же тогда средневековые арабские хронисты указывают на арабское происхождение Ади? Это мнение разделяют и многие ученые этнографы, лингвисты, историки и теологи. Датский путешественник Нибур отметил, основываясь на устных рассказах езидов, что шейх Ади был арабом, выходцем из семьи аш-Шамра ибн  Зильджаушана [4] который принимал участие в убийстве имама аль Хусейна. Впоследствии, стал организатором религиозных гонений на сторонников имама при правлении халифа Йазида ибн Муавии.  В книге «На ближневосточных перекрестках» журналист и путешественник О. Герасимов пишет: «Доказано, что некоторые шейхи курдских племен ведут свое происхождение от семьи омеядских халифов, члены которой после захвата халифского престола Аббасидами бежали в неприступные горы Северного Ирака, и получили приют у курдских племен» [5] «С Исламом религию езидов роднят некоторые обряды; кроме того, выдающийся духовный лидер езидов, шейх Ади, был мусульманином. Его стихи религиозного содержания оказали огромное влияние на веру и общество езидов» — пишет в статье «Религия и общество езидов» доктор Мамо Отмау [6] К. А.  Амоева: «по арабским источникам Шейх Ади происходил из рода Омейядских халифов. Источники свидетельствуют, что в Омейядском халифате два халифа относились к семейству Марван: Марван I ибн ал — Хакам и Марван II, — последний Омейядский халиф. Именно из этих Mapванидов, по утверждению арабских источников, и был Шейх Ади ибн Мусафир. Исходя из этого, его считают арабом» [7] Есть еще одна категория исследователей, среди которых и Зураб Алоян, которые пытаются опосредствовать арабо-курдское происхождение Ади ибн Мусафира: «Последний Омейядский правитель и, возможно, прямой предок Шейха Ади, Марван II до восшествия на престол (740-750 гг), управлял Северной Месопотамией, Арменией и Азербайджаном. Это были провинции с большой долей курдского населения. Его мать тоже была курдянкой.
Битлиси информирует нас о том, что в курдском племени cулеймани, в основном состоящем из приверженцев Мерванидов, частично «господствовали чудовищные езидские убеждения». Стоит отметить, что не далее как в начале ХХ века секты Мерванидов в Бадахшане также назывались Езидия. Следовательно, с некоторыми оговорками, я прихожу к выводу, что шейх Ади бен Мусафир был арабом из когда-то могущественной династии Омейядов, с курдской кровью текшей в его жилах» [8]. С легкой руки З. Алояна происходит смешение арабо-курдских корней шейха Ади [9] , родившегося не на территории исторического Курдистана, а в Бейт — Фаре, в Баальбеке, расположенном в долине Бекаа современного Ливана. Езидский теолог Ханна Реза Омархали придерживается мнения, что «Шех Ади — реальная историческая личность, о которой достоверно известно, что он: Шараф ад-Дин Абу аль-Фадаил Ади ибн Мусафир ибн Исмаил ибн Муса ибн Марван ибн аль-Хасан ибн Марван родился между 1073 и 1078 годами в Бейт-Фаре, в области Баальбек, в долине Бекаа. В юношеском возрасте Ади отправился в Багдад, где получил блестящее образование.  Ученик целого ряда выдающихся шейхов и замечательных по благочестию людей.  Был знаком с известными мусульманскими богословами своего времени: аль-Газали [10]  и Абд ал-Кадиром аль-Гилани [11]. Оставил после себя несколько трактатов и касыд. Покинув Багдад, он перебрался в горы Хакиари (то же, что и Бахдинан), где когда-то правил Марван.На сегодняшний день большинство исследователей склоняются к мнению, что Шейх Ади ибн Мусафир приш¸л в курдские горы из Сирии (Шама). Об этом же свидетельствует езидская религиозная традиция.  В религиозном гимне «Mala bava» говорится: «Шейх Ади приш¸л из Шама. В Лалеше (начал) творить деяния. В представлениях езидов Шейх Ади не просто историческая личность и реформатор езидизма. Он считается вторым по значению божеством после Мелек-Тауза. Как гласит легенда, не имея ни отца, ни матери, он был послан Мелек-Таузом научить избранный им народ, чтобы тот не сбился с пути. Шейх Ади не умер и никогда не умр¸т»[12].

Обычно Ханна  Омархали выражает свою позицию ясно, четко, однозначно,  но не по этому положению. С одной стороны, она признает, что шейх Ади перебрался в горы Хакиари из Сирии, то есть является пришлым — «варягом», но в то же время как бы мимоходом упоминает о том, что на этих землях ранее правил Марван II (из династии Омеядских халифов) и допуская вероятность знакомства шейха Ади с великими суфиями, при этом отмечает  и полученное им исламское духовное образование в Багдаде.  С другой стороны, она, как бы оправдываясь, приводит стих из кавла  – «не имея ни отца, ни матери, он был послан Мелек-Таузом научить избранный им народ, чтобы тот не сбился с пути»[13]. То ли  до конца  доктор Ханна не разобралась в данном вопросе, то ли ее кастовая принадлежность не позволила  выразить точку зрения ученного.И еще одна сюрреалистическая версия от Михаила Фарои, который  в своей работе «Езиды (эзиды)»  «докопался» до того, что Шейх Ади  представляется божеством Шумеро-Аккадского пантеона мистического народа «Адаби»[14]. Воистину, нет предела человеческой фантазии.

* * *

     Каждый исследователь интерпретирует факты по-своему, но нельзя забывать, что история — наука о прошлом человечества, требует правдивого освещения событий.  Как ни парадоксально, из всех гуманитарных наук она самая запутанная и порой лживая.  Известно, из множества видов лжи самая трудно распознаваемая это та, которая смешана с правдой (тому подтверждение  находим во множественности  разночтений  о езидизме). Осознавая это, мы должны быть предельно честны в заключениях и выводах, чтобы впоследствии не испытать горечь разочарования. Любая  ложь, в какие бы обличия она не рядилась, временна, правда — вечна. Историческая наука должна основываться на фактах. Безосновательные выводы, сделанные при отсутствии фактов — это гипотезы и мифы, которые  лишь подчеркивают их уязвимость и несостоятельность. Сторонники курдского происхождения Ади, опираясь на религиозную догматику,  утверждают, что иноверцы никак не могут принять езидизм. Ведь инициация по принятию езидизма, как таковой, в религиозной практике отсутствовала,  отсутствует и поныне.  Нет прецедента, что бы иноверец, желающий принять езидизм, получил такое право, и это неоспоримый факт. В связи с этим возникает вопрос – есть ли свидетельства, что эти догматические положения у курдов существовали до реформ шейха Ади?  В Исторических анналах[15] читаем: —  в мидийскую эпоху усилилась тенденция  к обособлению жречества в самостоятельную группу, являющуюся частью господствующего класса и  монополизировавшую духовную культуру. В процессе ее объединения сложилась жреческая  каста магов;—  в связи с переходом  от родоплеменной формации к феодальной, в Парфянской империи произошло имущественное расслоение общества, население разделилось на три, а позднее при правлении Сасанидов, на четыре сословия. Однако, несмотря на существовавшие ограничения и большие трудности, переход из одного сословия в другое имел место. Езидская община поделена на три касты: две духовенство — шейхи и пири, и одна  миряне —  мриды. Ни один из прежних сословно-кастовых терминов в езидизме не сохранен. Кастовая форма деления, которая сохранена и в наши дни, ни при каких условиях не допускает межкастовые браки  и переход из одной касты в другую, носит только наследственную форму.  Есть несколько версий про то, каким образом образовали касту Шейхов. Например, одна версия повествует, что касту Шехов образовали наиболее родственные к роду Шейха Ади, рода Пиров, и эта версия является одной из самых реальных»[16]. Что такое версия, тем более «реальная версия»?  Но, версия — это предположение, которое должно быть подкреплено фактами, которых мы не находим.  Поэтому не исключено, что данная кастовая система — одно из нововведений шейха Ади. Не убедительны, на мой взгляд, и выводы основоположника курдоведения  Каната Калашевича Курдоева по поводу значения слова «Мериван», и соответственно курдского происхождения Ади ибн Мусафира. А аргументация о происхождении священных писаний «Джелва» и «Масхафе Раш»  не выдерживают никакой критики[17]. Что  касается  версии о арабском происхождения шейха Ади,  то и здесь слаба доказательная база. Прежде чем делать какие-либо заключения,  надо найти ответы на следующие вопросы:                           

 

  1. Был ли, приход шейха Ади в Хакиари случайным стечением обстоятельств, целенаправленным шагом или божественным провидением? 
  2. Что побудило правоверного мусульманина, представителя аристократического арабского рода, находясь в зените славы отречься от ислама и принять языческую веру?                   
  3. Возможно ли, было безнаказанно проповедовать «ересь», находясь в сердце исламского мира в период священной войны с крестоносцами, и дожить до глубокой старости (шейх Ади скончался в Лалеше в 1162 г. в преклонном возрасте, около 90 лет)?
  4. Под силу ли одному человеку объединить разрозненные племенные союзы в единую религиозную общину?  
  5. Насколько религиозная доктрина езидов уникальна и самобытна? 
  6. Почему в езидских религиозных гимнах и священных писаниях прослеживается арабский адстрат и суфийская эзотерика?         

* * *

     Еще раз, вернемся к биографической справке шейха Ади, которая  ни у кого не вызывает сомнения:  Шараф ад-Дин  Абу аль-Фадаил Ади ибн Мусафир ибн Исмаил ибн Муса ибн Марван ибн аль-Хасан ибн Марван родился между 1073 и 1078 годами в Бейт-Фаре, в области Баальбек, в долине Бекаа, скончался в Лалеше в 1162 г. находясь в преклонном возрасте. В среде курдов-езидов такая  сложная форма имени  ни в одной касте (ни у шейхов, ни у пиров, ни у мридов) не практикуется. Обычно указывается имя собственное, далее приводится имя отца и название племени. Если же обратимся к средневековой арабской традиции, то обнаруживается, что в странах Арабского Халифата применялась следующая форма имени: к простолюдинам  обращались по имени и отчеству (как, в случае с эзидами), а имена правителей, эмиров и халифов имели сложную форму и  состояли  из следующих частей:- имени  собственного – к примеру  Ади; — так называемого отчества – ибн Мусафир (сын Мусафира);

— затем имена  деда, прадеда и других предков, которые сопровиждались  “куньей”

(“кунья” — патронимическое обозначение субъекта, включающее слова:  “абу” — отец, ”умм” – мать, “ибн” — сын, “бинт” – дочь);— далее указывалась  “фамилия” (родовое имя) – ибн Хакам, где  “ибн” также  в значении –  потомок; — иногда добавлялась “ нисба ” (определение, указывающее на происхождение или профессию) — аль Хакиари (из Хакиари),  и — “лякаб” (прозвище или титул) – аль-Авар (одноглазый), ан-Насер (победитель). Вежливая форма обращения – называть по кунье: Абу Фадаил. Исходя из этого построения «Шараф ад-Дин, Абу аль-Фадаил Ади, ибн Мусафир, ибн Исмаил,  ибн Муса, ибн Марван, ибн аль-Хасан ибн Марван» в переводе с арабского будет звучать как: «благородный отец Фадаила – Ади, сын Мусафира, сына Исмаила, сына Мусы, сына Марвана из рода Хасана сына Марвана». Это дает право утверждать, что Ади бен Мусафир пользовался почетом в арабоязычной среде и имел знатное происхождение, чего не скажешь о шейхах рода Катани и Шамсани, к которым применялась упрощенная форма имени (т.е. они являлись представителями податного сословия).Эпитет  шараф ад-Дин  (шаРаФ – «честь», «благородный», «благочестивый»), ввиду специфики арабского письма, допускает так же прочтение ШаРиФ, что может означать суфийский старец, святой, обладатель духовной силы, а так же  человек дома пророка, то есть потомок родственников пророка от дочери Фатимы и Али по линии старшего сына Хасана, или духовную генеалогию – силсилу, восходящую к пророку Мухаммаду.  Согласно родовому имени, Шейх Ади относится к потомкам по линии Марвана. В истории Ближнего Востока существовало три династийные ветви Марванидов, две – арабские  и одна более поздняя курдская. Курдская  династия  была образована в 990 году и берет начало от Бад ал-Хамидийа или Абу Абдаллах ал-Хусайна ибн Дустак ал-Харбохти. Она владела землями в восточной Малой Азии, в числе их резиденций отмечены Майферкат (Майафарикин) и Амид.В имени Бада скрывается этноним бохти – название могущественного курдского племенного сообщества. О курдском происхождении  Бада так же говорит его нисба  — ал-Курди. Родовое имя Марваниды — получили по имени второго правителя  династии  Абу-Али ал-Хасана, который приходился племянником Баду ал-Курди со стороны сестры и сыном Марвана ибн Дустака.К. Э. Босворт, в своей работе «Мусульманские династии», приводит генеалогию династии курдских Марванидов;  за отсчет правления принимает 983 г. (372 г/хиджры), а за год падения – 1085г. (478 г/хиджры): ?  (983 г.) Бад ал-Курди380/990 Абу-Али ал-Хасан ибн Марван387/997 Мумаххид ад-даул’а Са’ид401/1011 Наср ад-даула Ахмад  ибн Марван453/1061 Низам ад-даула Наср (в Майяфарикине, а после 455/1063г. также и в Амиде 472-478/1079-1085 Мансур. Династийное древо курдских Марванидов охватило в общей сложности четыре поколения.  Родовое имя шейха Ади совпадает с именем второго правителя  и основателя династии  Абу-Али  «ал-Хасан ибн Марван», которому наследовали в начале один брат Мумаххид ад-Дауле Саид (Абу Мансур Мумаххид ад-Дауле), а затем другой — Ахмад ибн Марван (более известный под своим почетным званием Наср ад-Дауле — «Вспомоществование державы»).  Последним из династии был Мансур, внук Наср ад-даула.История умалчивает о потомках Абу-Али,  однако учитывая родословную шейха Ади в лице отца Мусафира, деда Исмаила, прадеда Мусы  и прапрадеда Марвана видим, что его династийная ветвь имеет более древние  корни, нежели курдские  Марваниды, и Ади никак  не мог относиться к курдской династии.  Значит,  имело место случайное совпадение  по родовому имени «ал-Хасан ибн Марван».  Тот факт, что  Ади родом (пришел) из Шама — вотчины Омейядов и его родовое имя «ибн аль Хасан  ибн Марван» дают основание полагать, что Ади ибн Мусафир принадлежал  к  роду Омейядских халифов по линии Марвана I или Марвана II.Халифы из рода Омейи принадлежали к двум ветвям этого рода:

 

  1. Муавийя I, его сын Йазид I и внук Муавийя II составили ветвь Суфьянидов,названную так по имени отца Муавийи I — Абу Суфьяна ибн Харба ибн Омейя.
  2. Мерван I ибн ал-Хакам и его преемники, названные Мерванидами, принадлежали к другой ветви рода Омейи, ведущей свое происхождение от двоюродного брата Абу Суфьяна — ал-Хакама ибн Абу-л-Аса ибн Омейя.
  3. 3. Что бы определиться к какой именно ветви Марванидов мог относиться шейх Ади, воспользуемся генеалогическим древом династии Омеядов[18].  Согласно этому древу Марван I (684-685 гг.), приходился сыном Хакаму (ибн Абу-Асу, ибн Омейи),  родовое имя  этого колена – «ибн аль-Марван ибн Хакам, а Марван II (744-750 гг.)  являлся сыном Мухаммада, и соответственно  родовое имя его потомков — «ибн аль-Марван ибн Мухаммад.     Доктор исторических наук Т.Ю. Имрязева в книге «История мусульманского мира от Халифата до Блистательной порты» приводит такой факт: «после разгрома Мервана II ал-Химара ( араб. «осел» – прозванный за свое упрямство), Абдаллах ибн Мухаммед ибн Али ас-Саффах, всем остававшимся в живых Омеиядам объявил амнистию и пригласил на прием во дворец халифа. Там их ждала бесславная гибель от руки палача. Так вероломство Муавии закончилось вероломством по отношению к потомкам Омейядов». Шансы на выживание у потомков Марвана II были ничтожны,  род Омейядов почти полностью был истреблен. Одним из немногих уцелевших из семьи Омейядов был Абд ар-Рахман, внук Хишама, который бежал в Северную Африку и со временем в Испании положил начало новой ветви Омейядов. Не исключено, что из этого рода уцелели еще некоторые представители, которые бежали в Горный Курдистан (или раннее, до резни осели на курдских землях)[19]. Опираясь на эти исторические факты ясно, что шансы на выживание у потомков Марвена I было выше, нежели у потомков Марвана II. Родовое имя  «Хасан», возможно,  есть искажение  имени Хакам, которое было привнесено поздними переписчиками.  Тогда подлинное имя шейха Ади должно иметь следующую форму: Шараф ад-Дин, Абу аль-Фадаил Ади, ибн Мусафир, ибн Исмаил, ибн Муса, ибн Марван, ибн аль-Марван ибн Хакам. К такому  же заключению приходит доктор Алоян. В книге «Шейх Ади, Суфизм и Курды» он делает следующее замечание:  «исследователи приводят два наиболее распространенных варианта его родословной:  1  Ади бен Мусафир бен Исмаил бен Муса бен Марван бен аль-Хасан (или бен Аль — Хакм) бен Марван;2   Ади бен Мусафир бен Ибрагим бен эль-Валид бен Абд аль Малик — бен Марван бен Аль-Хакм бен Аль-Ас бен  Утман бен Аффан бен Рабия бен Абд аш-Шамс бен Зухра бен Абд Манаф»[20]. В отношении второго варианта имени возникают сомнения, так как согласно генеалогического древа после имени Аль-Ас должен следовать родоначальник Омейя. Здесь же указаны  последовательно имена  Утман, Аффан, Рабия, Абд аш-Шамс, Абд Манаф, которые в приведенном выше генеалогическом древе омейядов не присутствуют. Несостоятельность этого предположения видится  и в том, что Ибрагим ибн аль-Валид  (126/744-127/744 гг.), предпоследний Омейядский халиф, жил в первой половине VIII века и никак не мог иметь сына, в лице  Мусафира, родившегося  три столетия спустя, уже в начале XI века.   * * *  Почтенное обращение к Ади  «шейх»[21] и его духовная нисьба Шараф ад-Дин,  предполагают, что он мог быть главой суфийского[22] братства, что  находит подтверждение  в исторических трактатах Йакута, согласно которым Ади являлся главой суфийского тариката «Адавия».  Леди Дровер[23], изучавшая жизнь йезидов Ирака, так пишет об основателе этого культа шейхе Ади ибн Мусафире (суфийское прозвище — Сын Путешественника): «Все, что известно о нем, свидетельствует об ортодоксальности шейха, и, тем не менее, он был суфием, а тайные учения суфиев всегда подозревались в склонности к пантеизму, суфийские же секты обвинялись в приверженности к древним религиям»[24]. Суфийское учение шейха Ади отмечает Идрис Шах в притче «Змея и павлин»[25].  Доктор исторических наук  Г. Асатрян в книге «Основные божества; священные книги» пишет:  «Шейх Ади был одним из самых известных проповедников в рамках сект того времени, крупным ученым и философом средневековья. Он имел тесные связи с ярчайшими представителями суфийского религиозного направления, такими как Укайл ал-Манбаджи, ал-Улвани и другими.  Выдержка из работы Рашада Мирана  «Этноконфессиональная ситуация в современном Курдистане»: «Большая часть сведений о езидах у мусульманских авторов связана с жизнеописанием суфийского шейха `Ади бен Мусафира (ум. 1160 г.), жившего в Вади Лалэш в районе Хаккари. Там он создал братство ал-Адавийа и нашел многочисленных последователей». Зураб Алоян: «Кроме того, в течение длительного периода ученые соглашались с тем, что шейх Ади провел реорганизацию «Омейядской секты езидов»[26]. Складывается парадоксальная ситуация: шейх Ади суфийский шейх,  руководитель тарикатского ордена «Адавия», и в то же время реформатор езидизма — этнической религии курдов, возведенный адептами божеством второго порядка, после Таусии Малака. Что же в действительности имело место быть: переход из одной религии в другую, или подмена одной доктрины – другой?  К этому вопросу мы вернемся ниже, а сейчас снова обратимся к истории. * * *                       Авдоев Т. В.
  4. http://kurdistan.ru/2010/02/02/articles-3329_SHeyh_Adi_Messiya_i.htm

Категории: Главное, Езиды, Курдистан