РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Курдский референдум: взгляд изнутри

Веселую последнюю неделю сентября 2017 года организовывают Эрбиль и Барселона: два референдума, которые не то, что меняют границы, а бери выше — сигнализируют о появлении новых суверенных стран. 25 сентября в Иракском Курдистане, а 1 октября в испанской Каталонии. Багдад и Мадрид категорически против, и делают все, чтобы плебисцитов не было.

Правительство Испании все происходящее назвало постыдным цирком, а премьер Мариано Рахой попросил Госсовет дать заключение по поводу каталонского закона. Конституционный суд приостановил действие каталонского закона о референдуме, но глава автономии Карлос Пучедемон заявил, что все это ерунда и плебисцит является «единственным возможным путем решения» каталонской проблемы. Но как бы ни крыли друг друга Мадрид и Барселона — это, все-таки, демократическая Испания и ожидать силового решения региональной проблемы там не приходится.

Иное дело Иракский Курдистан. В войне с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая группировка — ред.) курды оказались самой организованной и эффективной силой, «лучшей пехотой» нынешнего Ближнего Востока. Сейчас они критически необходимы американцам, как опора их влияния и в Сирии, и в Ираке. А багдадские власти в Иракском Курдистане просто не уважают. Как рассказывал мне один старый пешмерга (боец курдской армии): «При аль-Малики (экс-премьер Ирака — А.Г.) ИГИЛ играючи взял половину Ирака с Мосулом. Со всем оружием и деньгами что там были, а это были миллиарды». Сейчас этот «старый пешмерга» стал министром, так что он знает, о чем говорит.

А теперь Малики готов остановить создание Великого Курдистана «если потребуется, то и силой» (из интервью бейрутской газете «Al-Akhbari»). На Востоке такое не прощают, и президент Иракского Курдистана еще в прошлом году заявил: «если Малики вернется к власти, я объявлю независимость». 10 октября 2016 года Нури аль-Малики стал вице-президентом Ирака.

Против курдского референдума выстуили практически все страны, за исключением, пожалуй, только Объединенных Арабских Эмиратов да Израиля. Последний даже заявил о готовности официально признать его итоги. Но…

Буквально в канун референдума президент Эммануэль Макрон заявил, что Франция «не будет выступать против референдума о независимости Курдистана», причем заявил это практически официально, перед журналистами в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. В это же время заявляется, что «Роснефть» и Эрбиль «в ускоренном режиме» реализуют проект по строительству газопровода в ЕС и Турцию (поставки газа начнутся в 2019 г.). Ну, а американцы — те вообще начали операцию «Буря Джазиры» на левом берегу Евфрата. На кону — контроль над долиной реки Хабур, житницы Ближнего Востока, а на острие атаки, как обычно, курды из «Сирийских демократических сил» и «Отрядов народной самообороны».

Кроме того Эрбиль активно «заманивает». Постоянно приходят сообщения о курдских попытках привлечь на свою сторону (путем реструктуризации долгов или экономических преференций) таких экономических гигантов, как арабо-австро-немецкий концерн «Pearl Petroleum», английскую «Genel Energy», российскую «Роснефть», норвежскую DNO или явно арабскую Gulf Keystone Petroleum.

Так что «все, конечно, против», но, как говорят в Одессе «есть нюанс». В целом же именно сейчас у Иракского Курдистана сложились благоприятные условия для достижения результата. Об этом мне удалось коротко, в режиме «стоя», но плодотворно поговорить с доктором Ваххабом Дарвишем, председателем Общества украино-курдской дружбы. Доктор — медик, уроженец сирийского Эль-Камышлы, уже давно гражданин Украины, три десятка лет живет здесь, однако тесной связи с родиной и ее политической элитой не теряет. Вот и сейчас он только прилетел из Эрбиля, столицы Иракского Курдистана.

Доктор, ваше мнение: состоится референдум, или опять будет отложен под давлением других стран?

Очень хотелось бы, чтобы состоялся. Хочу не только я, но и подавляющее большинство курдов. Свое государство — это то, о чем мечтали многие поколения наших предков. А сама идея референдума тоже уже имеет многолетнюю историю. В 2005 году у нас проводился неофициальный референдум, или, если хотите, опрос о независимости Курдистана в составе шести провинций. Тогда «за» проголосовали более 98%. Но тогда проведение легитимного референдума посчитали преждевременным. Затем в Ираке началось катастрофическое правление Малики, потом возник ИГИЛ, война. Но сейчас, после того, как в «период ИГИЛ» курды показали себя патриотами и настоящими бойцами, они задают вопрос — сколько можно ждать. И где гарантии. Кроме того, референдум — это не сразу независимость, после голосования будет переходный период. Так что другим странам бояться нечего.

Да уж, «нечего»… Идеи курдского суверенитета боятся и в Турции, и в Иране. А сирийская Рожава сейчас уже фактически независимое государство. Да и в Ираке, во время мосульской операции вы особо не церемонились, и заняли богатый нефтью Киркук…

Мы живем на своей исторической земле. И этот кусочек, Киркук, наш. Референдум будет проводиться на территории, где компактно живут курды. Хотя там живут и арабы, и туркоманы, и езиды, и христиане. Но у нас, в Курдистане, практически не было межэтнических столкновений.

Зато в прессе постоянно появляются сведения об этнических чистках, проводимых курдами. Кстати, какое соотношение курдов и других народностей на территории, где планируется референдум?

Об этом лучше спросить у Высшей Избирательной Комиссии. Которая, кстати, считает, что референдум подготовлен на 95%. А по моим данным на территории проживает около шести миллионов человек, из которых четыре миллиона — курды. Но хочу, что бы все поняли, что референдум — не только «курдское решение». Можно верить вбросам журналистов о чистках, а можно просто узнать, что летом этого года проходило совещание политических движений Иракского Курдистана, и в поддержку референдума выступили арабы, туркоманы, армяне, ассирийцы. И даже коммунисты.

И каким, по вашему мнению, будет результат референдума?

Я же говорю, момент сейчас очень благоприятный. Не так давно произошла встреча лидеров двух ведущих партий Курдистана, Демократической Партии Масуда Барзани и Патриотического Союза Джаляля Талабани.

Это тех, которые непримиримые враги и даже воевали между собой?

Да, «Братоубийство» («Биракю», гражданская война 1994−1997 годов — А.Г.) это трагичный эпизод в истории Курдистана. Ведь даже после войны, до настоящего времени, Иракский Курдистан фактически оставался разделённым на два региона влияния: область демократов Барзани (Эрбиль-Дохук) и область патриотов (Сулеймания). Так что печальный опыт у нас есть. Но сейчас Барзани и Талабани договорились. И эта договоренность позволит с 14 сентября возобновить деятельность парламента. Тогда решение о референдуме будет утверждено парламентским актом.

Так какой же будет результат?

Против суверенитета на референдуме, очевидно, выступят туркоманы. Ассирийцы и армяне будут «за», они христиане и при радикальных суннитах или быстро радикализирующихся шиитах просто не выживут. Арабы разделятся. Против проведения референдума до реактивации деятельности парламента выступают Движение за перемены («Горран») и Исламская группа Курдистана (ИГК), но, насколько я знаю, они не будут голосовать «против», а просто не примут участия в голосовании. В целом же, полагаю, за суверенитет выступят около 60% населения.

Но 60% — это совсем не убедительная победа. Не возникнет ли противостояние по итогам референдума?

Повторюсь, у нас уже есть горький опыт, когда воевали Барзани и Талабани. Сейчас курды стрелять друг в друга не будут. Тем более, что Талабани и Барзани договорились. Так что внутри Курдистана проблем не будет. С Ираком будут.

Почему? Потому что референдум запустит реакцию развала Ирака? Или потому что курды «прихватывают» экономически перспективные территории, типа Киркука, с его нефтью, или Синджара, с его езидами?

Да, Киркук наверняка будет поводом для дискуссии, которая вполне может перерасти в перестрелку. Упаси Аллах. Хотя повод покажет будущее. А в настоящем ясна причина — курдский референдум окончательно «похоронит» иракского вице-президента Нури аль-Малики и премьера Хайдера аль-Абади. Поэтому они сейчас изо всех сил закупают оружие. Малики летом даже Путина ездил благодарить за тяжелое вооружение.

Доктор, как вы считаете, кто сильнее — Эрбиль или Багдад?

У Багдада лучше оружие, но у курдов лучше воины и больше опыта. И у нас сильный союзник — США.

А Турция может вмешаться?

Военным путем? Скорее нет… Знаете, вражда между Турцией и Иракским Курдистаном сильно преувеличена. В Эрбиле, например, все строительство ведется турками. На нашей территории работает более пятисот турецких компаний. Торговый оборот Анкары и Эрбиля подбирается к $ 10 млрд в год. Хотя следует признать, что окончательно проблема суверенитета иракских курдов будет решаться не в Эрбиле и не в Багдаде, а в квадрате США-Россия-Турция-Иран. А если еще точнее — то в дуэте США-Россия, все будет зависеть от их договоренностей. Но надеюсь, что референдум все равно будет. В любом случае это усилит политические позиции курдской автономии.

Спасибо за рассказ и будем надеяться на лучшее.

Полтора года назад я выделил три политических направления в курдской среде. «Лоялистов», которые видят своей целью существование в рамках единой, но обязательно светской страны, с пропорциональным представительством в ее управлении. «Федеральных националистов», которые предполагают будущее страны, как федерации самоуправляющихся регионов, по примеру Объединенных Арабских Эмиратов. И «суверентов», стремящихся к безусловному суверенитету Курдистана, с обязательным образованием независимого государства. В канун референдума в Иракском Курдистане доминируют, безусловно, суверенты.

Основания для проведения референдумов, что в Курдистане, что в Каталонии, примерно одинаковые. И если будет проведен хотя бы один из них, то политическая карта Ближнего Востока и Европы (что Западной, что Восточной, в том числе Украины) может просто «посыпаться». Бог весть, как там, в Испании, но курдские «суверенты» — это люди с оружием и с опытом. Так что свой выбор они будут отстаивать. И тогда начнется новый кровавый этап ближневосточного кризиса: «война за наследие ИГИЛ».

https://www.obzor.lt/news/n31729.html

Андрей Ганжа, специально для EADaily

Категории: Главное, Ирак, Иран, Курдистан, Турция