РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Армяне Нагорного Карабаха. История. Культура. Традиции . А. Е. Тер-Саркисянц

Вашему вниманию предлагается новая книга доктора исторических наук, главного научного сотрудника нститута этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, действительного чле¬на российской академии естественных наук Аллы Ервандовны Тер-Саркисянц, известного в мире специалиста в области этнографического арменоведения.
Книга представляет собой впервые выполненное на высоком научном уровне фундаментальное историко-этнографическое исследование одной из автохтон¬ных групп восточных армян, проживающих в Нагорном Карабахе (историчес¬кой области Армении — Арцах), охватывающее период с древнейших времен до наших дней. Автор, основываясь на анализе множества античных и средневековых источников, архивных документов разного происхождения XVII-XX ве¬ков, специальной литературы и современной публицистики освещает основные этапы непростой исторической судьбы карабахских армян, знакомит с трагиче¬скими и героическими эпизодами их национально-освободительной борьбы, подчеркивая их давнюю ориентацию на Россию. В книге также содержатся сведения о выдающихся историко-архитектурных памятниках, созданных ка¬рабахскими армянами на своей земле, многие из которых вошли в сокровищни¬цу общемирового культурного наследия.

Весьма интересно описана традиционно-бытовая культура армян Нагорно¬го Карабаха в XIX-начале XX века: их хозяйственные занятия, народные сред¬ства передвижения, поселения и жилища, одежда и пища, институты семьи и брака, обряды жизненного цикла (свадебные, родильные, похоронно-поминальные), календарные праздники и религиозные верования. Эти описания пред¬варяет показ динамики этнического состава населения Арцах-Карабаха с XVIII до XX века, а также анализ земельных и сословных отношений в этом регионе в XIX веке.
Автор обстоятельно рассматривает сложный в политическом отношении период 1918-1921 годов, когда Нагорный Карабах стал ареной жестокой борь¬бы между восстановившей свою государственность Первой Республикой Арме¬ния и новым государственным образованием на территории Закавказья, занятой турецкими войсками, — Азербайджанской республикой. Подчеркивается, что именно в это время, особенно после принятого 5 июля 1921 г. волевого ре¬шения партийного органа третьей стороны — Кавказского бюро ЦК РКП(б) о включении Нагорного Карабаха на правах областной автономии в состав Азер¬байджанской ССР, берет начало нагорно-карабахский конфликт, с особой силой проявившийся в конце XX века. В деталях показана анатомия конфликта: его причины, развитие национально-освободительного движения карабахских ар¬мян, безуспешные попытки Азербайджана с помощью погромов, резни, этниче¬ских чисток подавить волю народа к свободе.
Мне пришлось быть свидетелем решающей фазы национально-освободи¬тельного движения карабахских армян и хочу поделиться с читателем своими впечатлениями, подтверждающими выводы автора книги. В 1987 г. я был назначен заместителем председателя Совета министров Армянской ССР и пред¬седателем Строительного комитета республики. Как известно, 20 февраля 1988 г. сессия Нагорно-Карабахского областного Совета народных депутатов приняла решение ходатайствовать перед Верховными Советами Азербайджан¬ской ССР и Армянской ССР о передаче Нагорно-Карабахе кой автономной области (НКАО) из состава Азербайджана в состав Армении. Чтобы помешать проведению сессии областного Совета, в Степанакерт прибыли первый секре¬тарь ЦК Компартии Азербайджана К. Багиров, члены бюро ЦК КП республики и инструктор отдела пропаганды ЦК КПСС. Несмотря на их интриги, народные депутаты не отказались от своего решения, которое было отправлено в Москву.
Тогда заведующий отделом административных органов ЦК Компартии Азербайджана А. Асадов пригрозил вторжением в Нагорно-Карабахскую об¬ласть «100 тысяч вооруженных азербайджанцев».
И, действительно, 22 февраля из приграничного с НКАО Агдамского райо¬на на Степанакерт двинулась многотысячная толпа «для наведения порядка». С большим трудом в тот день удалось предотвратить кровопролитие. Тем вре¬менем в Ереване на центральной площади днем и ночью шли митинги с требо¬ванием к руководству республики поддержать карабахских армян.

26 февраля прозвучало «Обращение к трудящимся, к народам Армении и Азербайджана», подписанное М. С. Горбачевым, в котором содержался призыв уважать дружбу народов, основанную на «социалистическом интернационализ¬ме». Хотя Обращение не являлось конструктивным, митингующие в Ереване разошлись, показав, что они разделяют точку зрения Горбачева. В то же время в Сумгаите, находящемся в сотнях километров от Нагорного Карабаха, уже не¬делю на предприятиях резали и затачивали прутья, которые стали страшным оружием погромщиков.
27 февраля первый секретарь сумгаитского Горкома партии Муслимзаде, с государственным флагом Азербайджана в руках, повел толпу громить армян. В течение трех дней погромщики убили десятки армян, причем многих — с осо¬бой жестокостью, сотни человек были ранены, еще большее число подверглось насилию, пыткам и издевательствам, 18 тысяч стали беженцами.
Последствия сумгаитской резни не менее трагичны. Политбюро ЦК КПСС на своем заседании 29 февраля официально признало, что массовые погромы и убийства в Сумгаите осуществлялись по национальному признаку. Однако не было проведено своевременное расследование обстоятельств погромов, не на¬казаны виновные в резне армян. Поэтому менее чем через два года погромы прошли в столице Азербайджана Баку, в ходе которых погибло, по разным дан¬ным, около 300 армян.
Политбюро ЦК КПСС приняло постановление по Нагорному Карабаху, по сути, противоречившее международным нормам самоопределения народов. По¬литическое решение этой важной проблемы пытались подменить социально- экономическими мерами. Имелось в виду строительство на территории НК АО нескольких промышленных предприятий. Для этих целей Центр выделил зна¬чительные суммы денег, но они пошли не в бюджет Нагорного Карабаха, а в бюджет Азербайджана, и руководство Азербайджана стало строить в находя¬щемся рядом с аэропортом селе Ходжалы жилые дома, мешающие взлету и посадке самолетов, и селить в Ходжалы турок-месхетинцев.

В Ереване, куда хлынул поток беженцев из Азербайджана, возобновились митинги, на которых собиралось свыше полумиллиона человек. В те февраль¬ские дни 1988 года я каждое утро с тревогой открывал сводки МВД, но в Арме¬нии никто не ответил на сумгаитские события ни резней, ни высылкой местных азербайджанцев, ни даже просто каким-либо притеснением или оскорблением их. Позднее они сами, под воздействием пропагандистов из Баку, стали поки¬дать Армению.
Мне приходилось заниматься в это время выполнением решения об улуч¬шении социально-экономического положения в Нагорно-Карабахской области. Началась организация кооперативов с целью создания рабочих мест для карабахцев. Было принято также решение о безотлагательном строительстве двух домов в Степанакерте для сумгаитских беженцев, которое поручили тресту Араратпромстрой. Складывалось такое впечатление, что после открытия новых про¬изводств пройдет от силы два-три года, и вопрос о выходе области из Азербайд¬жана, о самостоятельности Нагорного Карабаха будет решен мирным путем.
Однако это не устраивало руководство Азербайджана. Оно продолжало на¬гнетать межнациональную рознь в республике. Пользуясь покровительством партийных верхов Центра и Азербайджана, Шушинский райком партии начал депортацию армян из Шуши. В сентябре того же года произошли кровавые со¬бытия близ села Ходжалы, когда убили и ранили несколько армян, а из Шуши были изгнаны последние оставшиеся там армяне. Одновременно в Москву по¬шел поток инспирированных руководством Азербайджана жалоб. Даже строи¬тельство жилья для сумгаитских беженцев в Карабахе стало поводом для мно¬гостраничной жалобы из Азербайджана. Ее переслали в Ереван, и по распоря¬жению Москвы была немедленно создана комиссия, которую мне пришлось возглавить. Азербайджан представлял заместитель председателя Совета мини¬стров Д. Асанов. Мы созвонились и договорились о немедленной встрече и проверке фактов, изложенных в жалобе, на месте. Суть жалобы состояла в том, что на территории Карабаха создано алюминиевое производство, которое наносит вред окружающей среде, что в Топхане вырубили реликтовые леса и т. д. В эти же дни в Баку начались массовые митинги протеста против уничтожения леса в Топхане.
Мы с Асановым прибыли в село Шош, где якобы было организовано алю¬миниевое производство. А дело обстояло так. Поскольку Азербайджан прекра¬тил поставку в Карабах шифера, один местный умелец организовал кооператив. У себя в сарае он поставил вальцы и стал через них прокатывать поставляемые Ереванским алюминиевым заводом листы алюминия, которые заменили ши¬фер. Шла так называемая «холодная прокатка», которая не могла нанести ущерб окружающей среде. Стали смотреть дальше. В Топхане в это время строились коттеджи для беженцев. Мы поискали пеньки от срубленных деревьев, но ни один факт порубки деревьев не имел места. Тогда принялись говорить, что Топ- хана — священное место для азербайджанцев. Спрашиваю, в чем святость этого места. Мне серьезно отвечали, что здесь в конце XVIII века стояли пушки пер¬сидского Каджар-хана, воевавшего против местного населения, и его пушки обстреливали Шушу. Интересная святость!
Мы составили протокол, в котором зафиксировали подлинную ситуацию, и отправили в ЦК КПСС соответствующую записку за нашими подписями, в которой прямо указали, что проверка на местах не подтвердила ни одного фак¬та, упомянутого в жалобе.
Когда жалобы не принесли желаемых результатов, в ход были пущены уже ставшие привычными в Азербайджане методы. В ноябре-декабре 1988 года по Азербайджану прокатилась волна армянских погромов. Наиболее крупные про¬изошли в Кировабаде (ныне — Гянджа), Шемахе, Шамхоре, Мингечауре, На¬хичеванской АССР, в январе 1990 г. — в Баку. В Кировабаде погромщики во¬рвались в Дом престарелых, вывезли за город, а затем жестоко убили 12 бес¬помощных стариков-армян, женщин и мужчин, в числе которых имелись и инвалиды (об этом случае писали центральные газеты). Зимой 1988 года было депортировано население десятков армянских сел из ряда районов Азербайд¬жанской ССР. Такая же участь постигла более чем 40 армянских населенных пунктов северной части Нагорного Карабаха (не вошедшей при образовании Нагорно-Карабахской автономии в ее состав) — горные и предгорные части Ханларского, Дашкесанского, Шамхорского и Кедабекского районов, включая 40-тысячное население Кировабада. После этих событий в Азербайджане, за исключением НКАО, Шаумянского района и четырех сел Ханларского района (Геташен, Мартунашен, Азат и Камо), оставалась лишь незначительная часть армянского населения, главным образом в Баку — всего около 50 тыс. человек (в 1988 г. в Баку проживало примерно около 250 тыс. армян).
Затем, после дичайших погромов в Азербайджане начался организованный поток писем в Москву, в ЦК КПСС о якобы имевших место притеснениях азер¬байджанцев в Армении. Это был настолько массовый поток, что аппарат ЦК КП
Армении не справлялся с проверкой пересылаемых из Москвы жалоб. И для их проверки были подключены работники правительственных органов. Мне пом¬нится одно из таких поручений. В одном из писем из села в Масисском районе Армении говорилось о притеснениях азербайджанцев, что дом одного из них был сожжен. Когда я приехал туда, то не обнаружил ни одного изложенного факта. В качестве следов поджога мне показали в одном из сараев обгорелую телогрейку. Но кто и когда ее поджег, никто не мог сказать ничего вразумитель¬ного. То же самое обнаруживалось в случае проверки десятков, если не сотен подобных жалоб.
О навязанной Карабаху широкомасштабной войне и ее тяжелых гуманитар¬ных последствиях, а также о длительном и пока безуспешном процессе мирного урегулирования конфликта международными организациями, в том числе и со стороны России, вы прочтете в этой книге.
Обращает на себя внимание позитивный настрой работы. Во время полевых исследований с 1968 по 2011 год автор собрала огромный материал о социаль¬но-экономическом и этнокультурном развитии карабахских армян со второй половины XX века и до наших дней. Ей удалось показать, что молодой Нагорно- Карабахской республике за годы независимости удалось стать существующим де-факто государством со всеми необходимыми органами государственной вла¬сти и управления, что трудности, связанные с непризнанием ее до сих пор миро¬вым сообществом компенсируются значительными усилиями, предпринимае¬мыми ее народом и властями по развитию своего государства.
Книга содержит обширную библиографию, указатели, иллюстрации и исто¬рические карты. Убежден, что энциклопедический труд о Нагорном Карабахе вызовет интерес как у специалистов, так и у широкого круга читателей.
Председатель Попечительского совета Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона
Вардкез Арцруни.

http://www.armeniaonline.ru/product.php/12359

Категории: Книги