РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Рубен Заргарян: Императив признания Республики Арцах в контексте глобальной и региональной безопасности

Обстановка в мире далека от стабильности: войны, разгул терроризма, двойные стандарты правоприменительной практики международного права, обострение конкуренции в мировой иерархии.

Арцах (Нагорный Карабах) и Армения являются системообразующим фактором безопасности в регионе. Республика Арцах (Нагорно-Карабахская Республика) в ходе отражения агрессии Азербайджана в 1991-94 гг. и в апреле 2016 г. дважды провела операцию по принуждению Азербайджана к миру. Долгие годы Армия обороны НКР фактически выполняет миротворческую функцию.

Республика Арцах (НКР) — ответственное государство, никому не угрожающее войной, не предъявляющее территориальных претензий к соседям, не требующее незамедлительного вывода азербайджанских войск с оккупированных земель Арцаха (Нагорного Карабаха).  В отличии от Азербайджана, Республика Арцах, осознавая себя состоявшимся, успешным и компетентным государством, готова к прямым азербайджано-карабахским переговорам.

В Азербайджане должны наконец-то осмыслить, что Арцах (Нагорный Карабах) для Азербайджана сосед, а не враг, что карабахцы обустраивают свой дом Республику Арцах (НКР) для достойной и свободной жизни не в ущерб кому-либо. Азербайджан должен признать концепцию мирного сосуществования и сопроцветания на основе взаимного признания Республики Арцах (НКР) и Азербайджана. Эту очевидную мысль должны подсказать бакинской администрации великие державы.

Геополитическими вызовами и угрозами для безопасности в регионе являются, во-первых, затягивание признания давным-давно состоявшейся и успешной Республики Арцах (НКР) и тем самым международно-правового урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, во-вторых, агрессивная политика Азербайджана.

Азербайджан не готов к компромиссам, саботирует переговорный процесс, раскручивает гонку вооружений. Азербайджан грозится войной и даже джихадом, устраивает провокации и террористические атаки на границе, использует тяжелую артиллерию для обстрела населенных пунктов, ведет человеконенавистническую антиармянскую пропаганду в СМИ и системе образования, пытается грубо фальсифицировать мировую историю. Азербайджан агрессивно ставит по сомнение суверенитет и территориальную целостность Республики Арцах (НКР).

Азербайджан – слабое звено переговоров. Позиция властей Азербайджана, если её вообще можно квалифицировать как серьезную переговорную позицию, состоит исключительно из ничем не обоснованных территориальных претензий к НКР и сводится к требованию передачи Баку на первом этапе семи реинтегрированных исторических районов Арцаха (Нагорного Карабаха) для создания удобных плацдармов для военного захвата всего Нагорного Карабаха на втором этапе. Разрастаются и территориальные претензии на земли Республики Армения, которые бакинские власти в лице президента Азербайджана И.Алиева систематически называют «Западным Азербайджаном».

Министр иностранных дел Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) Масис Маилян (на момент заявления Посол по особым поручениям, Чрезвычайный и Полномочный Посол Нагорно-Карабахской Республики) в интервью АрмИнфо 26 июня 2017 г. констатирует: «Путем уступки территорий можно добиться не мира, а отложенной войны. И новая война начнется с более удобных для противника позиций». (http://arminfo.info/full_news.php?id=26333).

Арцах (Нагорный Карабах) в географическом и историческом аспектах больше, чем бывшая Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) и современная Республика Арцах (НКР). По международному праву, Арцах (Нагорный Карабах) имеет полное право на восстановление своей территориальной целостности и самоопределение в своих естественных исторических границах, в которых он был противоправно оккупирован и аннексирован Азербайджаном в 1921 году. Согласно нормам международного права, раздел властями Азербайджана аннексированного Нагорного Карабаха на территории с разным административным статусом не меняет статус всего Нагорного Карабаха как оккупированной  и аннексированной территории. Аналогичные решения нацистской Германии по разделу оккупированных стран Европы были квалифицированы как юридически ничтожные.

Как бы реагировали во Франции, если бы кто-нибудь требовал восстановления противоправного раздела Франции нацистской Германией на зону оккупации, зону Виши и аннексированного Эльзаса и Лотарингии, аналогичного разделу Нагорного Карабаха властями Азербайджана в 1921 г. на территории с разным административным статусом и их аннексии, и не признавал бы независимость и территориальную целостность Французской Республики?

Одним из важнейших принципов урегулирования азербайджано-карабахского конфликта является необходимость восстановления территориальной целостности именно Арцаха (Нагорного Карабаха). Президент Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) Бако Саакян 9 мая 2009 г. подчеркнул: «Есть только одна территориальная целостность — это территориальная целостность Нагорно-Карабахской Республики, записанная в конституции НКР». (http://www.regnum.ru/news/1161578.html).

Декларация Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1960 г. «О представлении независимости колониальным странам и народам» подчеркивает: «Все народы имеют неотъемлемое право на полную свободу, осуществление своего суверенитета и целостности их национальной территории (…) Целостность их национальной территории должна уважаться». (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/colonial.shtml).

Международными прецедентами могут служить: деколонизация и воссоединение Уолфиш-Бея и Пенгуин с Намибией, испанских колоний Ифни и Танжера с Марокко, Гонконга и Макао с Китаем, Гоа и Диу с Индией, Додеканеских островов с Грецией и др. В мае 1987 г. Совет ООН по Намибии принял Луандскую декларацию, в которой подтвердил неотъемлемое право народа Намибии на самоопределение и независимость именно в единой Намибии с сохранением ее полной территориальной целостности, включая Уолфиш-Бей и остров Пенгуин. (Официальные отчеты Генеральной ассамблеи, сорок вторая сессия, Дополнение №24 (А /42/24), часть вторая, глава III, пункт 203). Ранее эти территории административно не входили в состав Намибии, а принадлежали ЮАР, но исторически и географически находились в Намибии.

Архаизм ничем не обоснованных азербайджанских территориальных претензий повторяет и напоминает нелепые требования лидеров «Аль-Каиды» к Испании вывести свои войска из семи районов Южной и Центральной Испании (районы Толедо, Гранады, Севильи, Кордовы, Кадиса, Валенсии, Сарагосы) и передать больше половины испанской земли маврам. Аналогичные требования предъявляются и к Португалии — в отношении Алгарве, к Италии — в отношении Сицилии, Сардинии, Калабрии, к Греции — в отношении Крита, к Франции – в отношении Лангедока.

Основанные на фальсификациях и ничем не обоснованные территориальные претензии Азербайджана к Республике Арцах (НКР) следует рассматривать как неуместные, неприемлемые и несоответствующие поиску взаимоприемлемых решений по вопросу заключения мирного договора.

Как и в годы азербайджано-карабахской войны в 1991-94 гг., Азербайджан продолжает нарушать Резолюции СБ ООН №822, 853, 874, 884, что выражается в продолжении боевых действий в виде эскалации диверсионно-террористических атак на НКР и Армению, угроз снова прибегнуть к военной силе, отказе от прекращения враждебных актов в виде экономической, транспортной и энергетической блокады РА и НКР, отказе от прямых переговоров с Республикой Арцах (НКР).

Баку демонстративно игнорирует подписанное Азербайджаном, НКР и Арменией под эгидой ОБСЕ соглашение от 4 февраля 1995 г. об укреплении режима прекращения огня.

Официальный Баку грозит сбивать гражданские самолеты, летящие в столицу НКР город Степанакерт.  Эти террористические призывы являются вызовом не только НКР, но и мировому сообществу.

Президент Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) Б.С.Саакян в интервью «Эхо Москвы» 22 мая 2011 г. констатировал: «Мы считаем, что в лице политического руководства Азербайджана сегодня проявляется новая форма терроризма, и она не касается только Карабаха и карабахского народа, армянского народа. Эта угроза в равной степени находится и к мировому сообществу, всей цивилизации» (http://echo.msk.ru/programs/beseda/777384-echo.phtml).

Вторая региональная угроза безопасности — агрессивная политика Турции. Провозглашенная правительством Турции политика «ноль проблем с соседями» трансформировалась в «ноль соседей без проблем». Агрессивная политика Турции характеризуется следующими факторами:  разжиганием конфликтов на геополитическом пространстве от Балкан до Китая и от России до Ближнего Востока; разработкой правящими элитами Турции планов расчленения России, Украины; фактическим участием Турции в террористической войне против России на Северном Кавказе и других регионах России; турецкой оккупацией северного Кипра; искусственным разжиганием проблемы помаков («этнических турок») в Болгарии; турецким экспансионизмом в отношении Грузии в Аджарии, Квемо-Картли, Джавахке; провоцированием Турцией войны с Грецией и территориальными претензиями к ней; непризнанием Турцией геноцида в отношении армян в 1915-1923 гг.; противоправной блокадой Турцией Республики Армения; затягиванием Турцией признания независимости Республики Арцах (НКР), как того императивно требует международное право; разжиганием турецко-иранских и турецко-арабских противоречий; террористической интервенцией против Сирии; фактической поддержкой Турцией террористического «Исламского Государства». В соответствии с планами политических элит Турции, ряд территорий Болгарии, Македонии, Румынии, Сербии: Косово, Рашка (турецкое название Санджак), целые государства — Албания, Босния и Герцеговина должны войти в состав новой турецкой империи.

С другой стороны, в последние годы в турецкой прессе публикуются статьи по карабахской проблеме, которые явно адресованы азербайджанской стороне. Турецкие политологи-прагматики (Эмин Пазарджи, Кадри Гюрсель, Беглул Озкан, Рагип Зараколу и др.) пишут, что независимость НКР необратима, что Азербайджан не сможет никогда захватить НКР ни военным, ни дипломатическим путем.

Следует констатировать, что у истоков процесса деградации механизмов обеспечения безопасности в мире и появления новых конфликтов лежит  геноцид армян в Турции и Западной Армении в 1915-1923 годах, затягивание его осуждения и ликвидации его последствий, что оказало деструктивное влияние на историю, на войны и геноциды всей последующей эпохи до наших дней.

Следует подчеркнуть, что геноцид в отношении армян в Турции, расчленение колыбели средиземноморско-европейской цивилизации Армении, оккупация Турцией и Азербайджаном 9/10 территории Армении в начале XX века, в том числе и Арцаха (Нагорного Карабаха), стало величайшей цивилизационной и геополитической катастрофой в истории человечества. Если бы своевременно был осужден геноцид армян и преодолены его последствия, то ход мировой истории пошел бы более конструктивным путем, а вероятность формирования террористических организаций на Ближнем Востоке типа «Исламского Государства» была бы сведена к минимуму.

Оккупация и аннексия Азербайджаном  Нагорного Карабаха  в 1921 г., геноцид армян в Азербайджане и Нагорном Карабахе стали одним из последствий геноцида армян в Турции и Западной Армении и расчленения Армении.

Геополитическими вызовами и угрозами для глобальной безопасности является разгул терроризма, в том числе террористическая деятельность «Исламского Государства» и аналогичных организаций, их попытки распространить террористический джихад на Кавказ.

Другой проблемой является постмодернизм в политике, который ведет к хаосу в международных отношениях, дискредитации международного права. Мышление в международных делах становится формализованным и фрагментированным, не в состоянии просчитать последствия действий и риски для истории человечества. Постмодернистский подход пытается нивелировать виновных и правых, отрицает возможность постижения исторической реальности, исторического факта, навязывает искусственное представление о множественности  истины, ставит на одну доску жертву агрессии и самого агрессора.

Успешное развитие карабахского государства — один из системообразующих факторов региональной и глобальной безопасности. 100-летний азербайджано-карабахский конфликт, начавшийся еще в 1918 г., слишком затянулся. Если бы в 1991 г. после проведения референдума о независимости НКР, прошедшего в полном согласии с нормами международного права, международное сообщество признало НКР, как того императивно требовало международное право, то не было бы азербайджанской агрессии 1991-94 гг. и апреля 2016 г., а конфликт был бы давно урегулирован.

Тупик в переговорном процессе в рамках Минской группы ОБСЕ во многом объясняется тем, что Республика Арцах (НКР) продолжает де-юре оставаться стороной конфликта, но де-факто противоправно отстранена Баку от участия в переговорном процессе. Формат переговоров, в котором участвуют только Армения и Азербайджан, является нарушением принятых в ОБСЕ официальных решений Будапештского саммита декабря 1994 г. и Пражского Резюме действующего Председателя ОБСЕ от 31 марта 1995 г. о трех сторонах конфликта и не отражает суть конфликта, основными сторонами которого являются НКР и Азербайджан.

Важно подчеркнуть, что Азербайджан не полномочен решать вопрос участия или неучастия НКР в переговорном процессе, так как этот вопрос трехстороннего формата юридически закреплен в основополагающих документах ОБСЕ и других международных организаций.

Урок неурегулированности азербайджано-карабахского конфликта и роста постоянных угроз бакинской администрации возобновить агрессию, систематических азербайджанских военно-террористических провокаций на границе состоит в том, что только переговоров недостаточно для обеспечения мира и урегулирования. Необходимо также наличие ответственного и обязательного отношения к международному праву. Бакинская администрация демонстративно игнорирует международное право. Если Азербайджан отказывается признать независимость Республики Арцах (НКР), как того императивно требует международное право, то в ответ международному сообществу ничего не остается, как принудить Азербайджан уважать международное право. Затягивание решения этого вопроса фактически поощряет деструктивную политику Азербайджана, подталкивают бакинскую администрацию  действовать более агрессивно, вплоть до развязывания новой военной и террористической агрессии. Зрелость и цивилизованность мира зависит от преодоления последствий геноцида армян и признания Республики Арцах (НКР).

Бакинская администрация засоряет информационное поле Земли своими антиправовыми тезисами, что якобы есть противоречие между правом народов на самоопределение и территориальной целостностью. На самом деле, принцип права народов на самоопределение никак не может противоречить понятию территориальной целостности государств, так как они применяются к разным сферам международных отношений. Устав ООН рассматривает территориальную неприкосновенность государств как запрет на внешнее посягательство. В случае с азербайджано-карабахским конфликтом нет внешнего фактора, а есть конфликт между НКР и Азербайджаном, двумя государствами, образовавшимися на территории бывшей Азербайджанской ССР. Это понимают в Азербайджане и именно поэтому стараются подменить конфликт между Азербайджаном и Нагорным Карабахом на конфликт между Азербайджаном и Арменией. Но общепризнанным фактом, юридически зафиксированным в документах ОБСЕ, ООН и многочисленных других международных организаций, является то, что именно Нагорный Карабах является основной стороной азербайджано-карабахского конфликта.

Следует констатировать, что в международном праве нет норм, обязывающих самоопределяющееся государство  получать согласие метрополии, от которой оно отделяются. В международных СМИ и экспертных анализах ситуация с НКР и рядом других непризнанных государств характеризуется устойчивой аббревиатурой UDI от английского Unilateral Declaration of Independence – «одностороннее провозглашение независимости».

В заключении Международного Суда ООН от 22 июля 2010 г. зафиксировано: «81. …никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН». «84. По изложенным причинам Международный Суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо запрета на провозглашение независимости». (International Court of Justice, «Accordance With International Law of the Unilateral Declaration of Independence in Respect of Kosovo», Advisory Opinion of 22 July 2010, available at http://www.icj-cij.org/docket/files/141/15987.pdf; http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/78EC70B29CFE6B2144257C98004FF496).

В письменном меморандуме США от 17 апреля 2009 г. по Косово зафиксировано: «А. Принцип территориальной целостности не исключает появления новых государств на территории существующих государств» (стр.79). «Безусловно, декларации о независимости могут – и часто так и происходит – нарушать внутреннее законодательство. Однако это не означает, что происходит нарушение международного права» (стр. 51). (http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/78EC70B29CFE6B2144257C98004FF496).

Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко 11 марта 2014 г. подчеркнула «прецедент в международном праве это закон», напомнив: «Есть уже сложившаяся международная практика. В частности, я хочу напомнить решение Международного суда Организации объединённых наций по Косово от 22 июня 2010 года, которое, основываясь на статье 1 пункта 2 Устава ООН, создало прецедент, согласно которому не требуется мандата центральных властей на проведение референдума и на решение вопроса о самоопределении части государства» (http://www.tvc.ru/news/show/id/33794).

Международная правоприменительная практика разрешения этнополитических конфликтов основывается, в первую очередь, на проведении референдума о независимости. Референдумы уже прошли или планируются в Восточном Тиморе, Эритрее, Квебеке, Фарерских островах, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Крыму, Гибралтаре, Фолклендах, Аландах, Шотландии, Северной Ирландии, Каталонии, Западной Сахаре, Новой Каледонии, Южном Судане, Гренландии, Черногории.

Республика Арцах (НКР) образовалась в результате всенародного референдума о государственной независимости, проведенного в Нагорном Карабахе 10 декабря 1991 г., в полном соответствии как с международным правом, так и с законодательством еще существовавшего в тот момент СССР.

11 марта 1999 г. в Страсбурге Европарламент принял резолюцию по Нагорному Карабаху, в которой отмечалось, что «в сентябре 1991 года НКАО декларировала свою независимость после развала СССР и аналогичных деклараций бывших Союзных Республик». (21 июня 1999 года. Официальный журнал Европейских Сообществ, C175/251. http://www.mfa.am/u_files/file/nk-rus_2014.pdf). Тем самым была признана международно-правовая обоснованность провозглашения карабахской независимости, аналогичная другим союзным республикам. У НКР есть все достаточные основания для членства в ООН.

В 1905 г. в Норвегии, в 1944 г. в Исландии, в 1962 г. в Западном Самоа, в 1974 г. на Коморских островах, в 1977 г. в Джибути, в 1993 г. в Эритрее, в 1999 г. в Восточном Тиморе, в 2006 г. в Черногории, в 2011 г. в Южном Судане были проведены аналогичные референдумы о независимости, результаты которых послужили основным фактором признания последних мировым сообществом в качестве суверенных государств.

8 ноября 2002 г. в Гибралтаре прошел референдум, на котором 98,97% жителей проголосовали против проекта создания в этой самоуправляющейся британской колонии модели «совместного суверенитета» Испании и Великобритании. Великобритания сослалась на результаты референдума, как основы для окончательного решения Гибралтарского вопроса в процессе переговоров. Заместитель главы МИД Великобритании Денис Макшейн подчеркнул, что мы теперь живем не в семнадцатом или девятнадцатом веке, когда дипломаты могли подписывать договоры, а люди должны были им подчиняться.

Президент России В.В.Путин, объясняя принятое решение по Крыму, в интервью в фильме «Крым. Возвращение на Родину» 9 марта 2015 г. констатировал: «Мы результаты референдума знаем. И мы поступили так, как обязаны были поступить» (http://russia.tv/brand/show/brand_id/59195).

Таким образом, окончательное признание международным сообществом давным-давно состоявшейся и успешной Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) полностью вписывается в современные реалии.

Затягивание окончательного признания НКР, игнорирующее объективные реальности международной жизни, давно стало фактором, серьезно осложняющим межгосударственные отношения.  Согласно декларативной теории признания государств, признание констатирует появление адресата признания и служит механизмом, облегчающим осуществление с ним контактов. Большинство юристов-международников считают, что именно декларативная теория признания отвечает реальностям международной жизни.

В статье № 3 «Конвенции о правах и обязанностях государств», которая была подписана в Монтевидео (Уругвай) 26 декабря 1933 г., зафиксировано, что «политическое существование государства не зависит от признания другими государствами». В статье №1 дано юридическое определение государства — субъекта международного права, которое должно обладать следующими характеристиками: а) постоянное население; б) определенная территория; в) правительство; и г) способность вступать в отношения с другими государствами. (https://en.wikisource.org/wiki/Montevideo_Convention). Очевидно, что НКР обладает всеми перечисленными характеристиками. Таким образом, подписание «Конвенции о правах и обязанностях государств» такими странами, как США, Гондурас, Сальвадор, Доминиканская Республика, Гаити, Аргентина, Венесуэла, Уругвай, Парагвай, Мексика, Панама, Гватемала, Бразилия, Эквадор, Никарагуа, Колумбия, Чили, Перу, Куба, налагает на них юридические обязательства квалифицировать НКР как независимое государство.

Цивилизованное и прочное урегулирование азербайджано-карабахского конфликта должно основываться на следующих  принципах: определение статуса Республики Арцах (НКР) — исключительное право народа Арцаха (Нагорного Карабаха), окончательное признание международным сообществом государственной независимости Республики Арцах (НКР), взаимное признание независимости Республики Арцах (НКР) и Азербайджанской Республики, восстановление территориальной целостности Арцаха (Нагорного Карабаха), мирное разрешение споров и неприменение силы или угрозы силой.

Устав ООН, международное право императивно диктует необходимость признания НКР. Уникальность ситуации в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта, в отличии от других конфликтов, состоит в том, что у сопредседателей МГ ОБСЕ России, США и Франции нет разногласий, все три державы  признают право Арцаха (Нагорного Карабаха)  на самоопределение. Совместное окончательное признание ими независимости НКР способствовало бы региональной безопасности и стабильности, обеспечению их национальных интересов, создало бы прецедент цивилизованного урегулирования конфликта. Является ли держава ответственной или нет определяется также и тем, способна ли она предотвратить и пресечь агрессию против других стран и народов. Это признание явится превентивной мерой против новой агрессии Азербайджана и придаст динамизм переговорному процессу.

 

Рубен Заргарян, кандидат исторических наук, советник 1-го класса МИД Республики Арцах

 

http://russia-armenia.info/node/44396

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Нагорный Карабах, Россия, Турция