РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Саммит в Сочи. Итоги и прогнозы

24 ноября 2017

По завершении трехстороннего саммита в Сочи  Россия – Иран – Турция, вечером 22 ноября, было согласовано совместное заявление трех лидеров, в котором, в общих чертах, были отмечены несколько моментов: война с ИГ (ИГИЛ) в Сирийской Арабской Республике (САР) почти завершена; экономику  Сирии необходимо восстановить, и для этого нужно подумать, как создать для этого специальный фонд, необходимо реформировать нынешнюю систему управления в стране, вплоть до принятия новой конституции;  следует провести выборы (правда неясно, президентские или парламентские) под наблюдением ООН (за это выступила исключительно Москва). Также руководители трех стран призвали продолжить процесс деэскалации напряженности в Сирии, подтвердили продолжение сотрудничества в борьбе с террористами и поддержали широкий межсирийский диалог. Звучит очень красиво и заманчиво. Но после саммита каждый из глав государств сделал личное заявление от себя, в которых акцентировано только то, что важно именно его стране, а не всей «тройке». Никто из них не скрывал, что их взгляды на будущее Сирии и на нынешнюю ситуацию там, различаются. И хотя конкретных официальных итогов саммит не дал, но, что очень важно, курс на дальнейшее урегулирования ситуации в Сирии был задан.

                                                                                Зачем было воевать в Сирии?

Если отбросить красивую риторику, то в сухом остатке результат выглядит так : ИГ почти разгромлена Россией, Ираном и Турцией, но антиасадовская оппозиция процветает в зонах деэскалации и намерена добиваться ухода нынешнего президента САР через женевский процесс и Конгресс по примирению в Сочи; Про Астану в принципе можно забыть;  Сирия поделена на зоны деэскалации ( де-факто – зоны военного присутствия) между Россией, Ираном, Турцией, США ( при участии союзников и прокси-сил каждой из этих стран); нефть досталась курдам в лице Сирийских демократических сил (СДС); США приступают к созданию на сирийской территории нескольких военных баз, а Россия выводит своих военных до наступления нового года; Башару Асаду остается либо уйти, либо воевать до конца (если Иран сохранит свое военное присутствие в Сирии); Голанские высоты в качестве трофея, скорее всего, достанутся Израилю, как впрочем будет закрыт вопрос с Палестинским государством, правом палестинцев на возвращение и Иерусалимом (этот процесс уже набирает обороты благодаря Саудовской Аравии и США); восстанавливать сирийскую экономику будет Запад и Совет содружества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), значит и правительство в Дамаске будет соответствующей ориентации.

 

Остается только проанализировать итоги этого мероприятия и дать прогноз того, что будет дальше. Нужно для начала просто понять, что война в Сирии – это война консервативных суннитов с опорой на Запад против «революционных» шиитов во главе с Ираном. И существует два расклада внешних игроков. С одной стороны — США, Израиль и Саудовская Аравия, с другой — Россия, Иран и Турция. Здесь нужно добавить «и примкнувших к ним» участников, как государства, так и прокси-силы. Абсолютно ясно, что по понятным причинам, в силу мощи первой коалиции, число «примыкающих» к ним существенно больше (все НАТО, все ССАГПЗ и большинство арабских стран).

Сирийский конфликт был важен США и Саудовской Аравии, а также Израилю  как раз для ослабления Ирана. В этом, 4 ноября, в интервью Би-Би-Си признался бывший премьер-министр Катара Хамад бен Джассем, который вскрыл весь механизм подготовки войны в САР, начиная с 2007 года. А потому, в любой форме, Сирия должна быть территорией, на которой Иран будет «сжигать и сжигать» свои ресурсы. Для этого еще есть и Йемен, куда иранцы вошли во многом вынужденно, и конечно же Ирак – вотчина Ирана.

 

В определенном смысле, США действовали на риск, но с холодным расчетом, бросив определенные свои силы на уничтожение ИГИЛ, и пойдя даже на временную коалицию с Ираном. Ведь ИГ только громко вслух называют террористической группировкой, но в реальности ее опасаются не столько как некого трансграничного террористического образования, а скорее, как проекта, способного объединить суннитов значительной части Ближнего Востока. Не зря США помогали боевикам ИГ уходить из окружения в Дейр эз-Зоре и Абу-Кемале.

Опасность только в том, что ИГ смог стать самостоятельным игроком. Потому двух «шайтанов» — суннитского и шиитского – Запад и консервативные арабские режимы Аравии бьют по частям и по очереди. ИГИЛ при этом в принципе не может пойти на союз с Ираном, даже против США — у ИГ и Ирана абсолютно экзистенциальное противоречие, связанное с Ираком, точнее, с инфраструктурным положением суннитских территорий Ирака. По крайней мере, здесь США могут быть абсолютно спокойны — их противники никогда не найдут общего языка. Тем более ИГ в Сирии почти разбит. И настала очередь Ирана и его союзников, прежде всего «Хезболлы». Не зря столько истерии со стороны КСА и Израиля вокруг Ливана и иранского присутствия в Сирии в последние 3 недели после разгрома ИГ.

                                                                                          Разногласия

Рассчитывать на договоренности внутри второй коалиции, как гарантии мирного урегулирования в Сирии, было с самого начала наивно. Противоречий хоть отбавляй. Это и курдский вопрос, и вопрос контроля над транзитным транспортно-энергетическим  коридором к побережью Средиземного моря, и сохранение режима в Дамаске (на этот счет у всех трех участников видение тоже кардинально отличается). Для первой коалиции ключевой задачей является поддержание конфликта, пусть и в тлеющем состоянии, а также создание противоречий в коалиции Турция-Россия-Иран.

 

Если в первой коалиции по ключевому вопросу разногласий нет, то во второй коалиции попытки вести торг даже не скрываются. Туркам важно соблюсти баланс интересов и ни в коем случае не довести дело до выхода из НАТО. Для Москвы важно сотрудничать с Ираном (хотя бы потому, что сейчас Россия изолирована Западом, и вакуум вокруг которой только нарастает, а потому приходится дружить со всеми, кто «против» США, включая ИРИ). Но Москва не может позволить себе, чтобы сотрудничество с Ираном стало причиной полного разрыва с Западом. В итоге позиции оси Турция-Иран-Россия выглядят более шаткими, а это означает их готовность зафиксировать любой, даже промежуточный, результат и выйти из такой несколько необычной коалиции. Так что Сочи – это, скорее,  наивысшее достижение трехстороннего альянса. Поэтому и Башара Асада на встречу не позвали, хотя речь шла о Сирии, и он за 2 дня до этого прилетал в Сочи к Владимиру Путину. Чтобы услышать от Москвы, что его ждет лично, ну и Сирию, в конечном итоге.

Отсюда и разница в подходах: американской коалиции нужно спокойное и методичное давление на обстановку, российско-турецко-иранской оси нужен быстрый результат. Особенно России, которая хочет до нового года вывести из САР своих военных: впереди (в марте 2018 года) президентские выборы в России, и властям нельзя рисковать военными неожиданностями накануне их проведения. А быстро и хорошо в гражданской войне просто не бывает.

Новый этап в сирийском вопросе?

Конечно, можно сколько угодно утверждать, что Совместное заявление президентов России, Ирана и Турции по итогам саммита в Сочи заложило практическую основу для начала политического процесса в Сирии. Об этом, кстати, заявил и глава «московской платформы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль. По его словам, это «очень важная встреча и очень важное решение, потому что для нас это означает, что положена основа для практического начала политического процесса» в САР. Как отметил Джамиль, «заявление даст новый импульс женевскому процессу». А про Астану ни слова. «Я думаю, те экстремистские (оппозиционные) силы, которые не поняли соотношения сил, не поедут», — сказал он. — И пусть не едут, они будут в изоляции». Можно даже говорить такие глупости в том духе, что «Сочинский саммит – это почти Ялтинская конференция 1945 года», как это сделали по центральным каналам российского ТВ, осквернив память наших дедов и отцов, отдавших жизни за Победу над Германией и Японией.

 

Но вернемся к Совместному заявлению. Дело в том, что лидеры Турции и Ирана на словах поддержали созыв Конгресса национального диалога, предложенный Россией в Сочи. Он уже был перенесен с середины ноября по требованию Анкары. Сейчас в Москве идут разговоры о середине декабря. В нем примут участие широкие слои сирийского общества (читай – представители всех сил сирийской оппозиции, за исключением террористов – прим. автора). Главы государств поручили министерствам иностранных дел, спецслужбам и оборонным ведомствам проработать вопрос о составе и сроках проведения этого мероприятия в Сочи. То есть пока это мероприятие под вопросом. Тем более что в Сочи Эрдоган назвал курдов СДС «кровавой бандой», с представителями которой турки не будут сидеть под одной крышей. Так какой тогда Конгресс?

 Кто за все заплатит?

Кроме того, президент Владимир Путин предложил своим коллегам из Турции и Ирана Раджепу Эрдогану и Хасану Роухани совместно подумать над комплексной программой восстановления Сирии. «Учитывая колоссальный масштаб разрушений, можно было бы вместе подумать о разработке долгосрочной комплексной программы возрождения Сирии», — сказал он в начале встречи президентов РФ, Турции и Ирана в Сочи. При этом Владимир Путин назвал беспрецедентной ситуацию, которая сложилась в Турции из-за наплыва беженцев в связи с сирийским конфликтом. «Сотни тысяч, миллионы людей находятся на территории Турецкой Республики», — сказал он. То есть их надо вернуть домой. Но тут возникает вопрос, который президенты ИРИ и Турции просто проигнорировали: а где на это взять деньги? Ведь, по подсчетом ООН, нужно не менее 300 млрд. долларов, на восстановление Сирии и возвращение беженцев домой, прежде всего из Турции, из которых на восстановление только российской зоны деэскалации потребуется 80-100 млрд. долларов. Ясно, что Москва, Тегеран и Анкара не будут оплачивать то, что уничтожали террористы и боевики оппозиции на деньги США, Катара, КСА, ОАЭ, Кувейта и т.д.  Но если отдать это дело и «фонд восстановления» в руки Запада и ССАГПЗ, то получается, что Россия —  Иран – Турция воевали за многомиллиардные и очень прибыльные заказы компаний стран, развязавших гражданскую  войну в САР? Тогда это нонсенс.

                                                             Новая конституция и выборы?

Нонсенсом являются и слова о новой конституции САР и проведении выборов под эгидой ООН. Ведь все понимают, что эгида ООН – это значит под контролем США и Запада. А изменение конституции – это форма отстранения Башара Асада от власти. Но ведь это уже предлагалось Западом и оппозицией еще в 2012 и 2013 гг.  И Москва и Тегеран тогда все это отвергали. Справедливо полагая, что такого рода вбросы – это просто поиск повода для ликвидации режима Асада наименее затратным путем, без разрушения экономики САР. Надо было тогда все это и реализовать, а не вести войну на протяжении 6 лет, уничтожая ее экономику и население. И не посылая на гибель своих военных, тратя на войну миллиарды долларов. Зачем было войска посылать в Сирию? Чтобы в конечном счете вернуться к тому, что предлагали на Западе и сирийская оппозиция? То есть мирным путем отдать власть в руки прозападной суннитской оппозиции и убрать Башара Асада.

Уже сейчас идут разговоры о том, что на некий переходный период в САР, после Конференции по сирийскому примирению в Сочи, вместо Асада президентом станет бывший вице-президент Сирии Фарук Шараа. На такой расклад и Турция согласна, но без участия курдов. Эта снова тупиковая ситуация. Как же без курдов? Они ведь контролируют четверть территории САР и 2/ 3 нефтяных месторождений страны?

Да и у Ирана свой взгляд на вещи. Иранцы просили Россию надавить на все страны, включая США и Турцию, чтобы те вывели незаконно присутствующие силы с территории Сирии, и просили обеспечить режим закрытого неба в Сирии для всех стран, кроме самой Сирии и России. Но никто не сбивал ни самолеты ВВС США, ни Израиля хвалеными комплексами ПВО С-300 и С-400, хотя постпред России при ООН громко заявлял при этом о нарушении сирийского суверенитета и соответствующих резолюций СБ ООН по САР. То есть фактически сотрясал воздух. Ведь только Россия и Иран находятся там законно – по приглашению легитимного правительства страны. А не в качестве агрессоров.

Президент Ирана, кстати, подчеркнул в ходе саммита, что Иран — единственная страна региона, где нет американских военных баз, поэтому наличие незаконных баз США и Турции в Сирии в будущем станет большой проблемой для стабильности региона. При этом, сказал он, Иран продолжит консультации и сотрудничество с Китаем и будет выступать лоббистом интересов Китая в регионе. В обмен Иран уже имеет доступ к китайской базе ВМФ в Джибути, и в случае необходимости корабли Ирана смогут иметь в Джибути техническую и материальную поддержку. Последнее очень важно. К сирийскому урегулированию не позвали Китай, который в глобальном плане не слабее РФ и США. И Пекин тоже мог бы поучаствовать в восстановлении Сирии.

                                                                          Основная война еще предстоит

Также очень примечательна одна из ремарок иранского лидера Хасана Роухани, который в Сочи выразил опасение, что коалиция против ИГ явно перерастает в коалицию против Ирана и шиитов в целом под воздействием некоторых государств (он имел в виду Израиль и КСА – прим. автора). И он имел право такое сказать. Ведь министр обороны Израиля Авигдор Либерман на днях призвал участников антиигиловской коалиции создать новую коалицию против Ирана и «Хезболлы», которую ЛАГ признал террористической организацией.

На последней встрече министров иностранных дел Лиги арабских государств (ЛАГ) была принята резолюция о противодействии Ирану и о необходимости привлечь к этой борьбе ООН. Эр-Рияд еще обвиняет Тегеран в попытке покушения на наследного принца Мухаммеда 19 ноября. Если антииранская коалиция возникнет, это приведет к резкому ухудшению военно-политической обстановки на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Москва в этом случае окажется в очень тяжелой ситуации.

И хотя боевые действия пока еще идут полным ходом, Москва уже сделала заявление о намерении существенно сократить свое военное присутствие в Сирии и оставить там только две военные базы: авиационную в Хмеймиме и морскую в Тартусе. Пока Россия единственная из участниц этой войны заговорила о выводе войск из региона. Ни Тегеран, ни Анкара, ни США таких намерений не высказывали. Более того, Вашингтон объявил о необходимости присутствия американских военных в Ираке так долго, как это понадобится. Речь идет о создании 12-15 военных баз США на этой территории.

В свою очередь, израильские спецслужбы считают, что «шиитское ополчение, участвовавшее в войне, может быть включено в состав сирийской армии». Наверняка «Хезболла» и Дамаск будут верны союзническим связям с Тегераном и выступят на его стороне. Правда, в этом случае Башара Асада наверняка покинут христиане и друзы, ему придется рассчитывать только на алавитов и шиитов. В Сирии коалиция может опираться на суннитскую оппозицию, курдов и друзов. Россия встанет перед выбором: влезать в новую тяжелую и неперспективную для себя войну, грозящую немалыми потерями, или разорвать связи со своими нынешними союзниками Дамаском и Тегераном и спокойно наблюдать за дракой со стороны.

Что касается Багдада, то в Ираке американцев ждет разочарование, шиитское правительство в Багдаде не будет воевать с Тегераном, и здесь Вашингтону придется разыгрывать курдскую карту, что однозначно не понравится Анкаре, а также делать ставку на суннитское ополчение. Турция, возмущенная возвеличиванием курдов, скорее всего не войдет в коалицию или будет в ней состоять лишь формально, действуя сугубо в соответствии со своими интересами. Если война затянется, Багдад встанет на сторону Ирана. Создание международной военной коалиции против Тегерана однозначно приведет к тому, что сначала Сирия, а затем и Ирак повторно ввергнутся в пучину гражданской войны.

Россия уходит. США закрепляются. Израиль входит

Кстати, американская «Washington Post» сообщает о том, что в планах администрации США — продолжение военного присутствия в Сирии, но теперь уже создания подконтрольного им правительства на занятых СДС территориях. Очевидно, это идет полностью вразрез с планами тройки Турция-Россия-Иран и фактически создает предпосылки для раздела Сирии. При этом, подконтрольная американцам зона, выглядит гораздо более привлекательно, чем зона ответственности России – Ирана — Турции: она существенно менее разрушена, на ней расположена значительная часть ресурсов Сирии, она имеет важное инфраструктурное значение. Более того: американская зона контроля позволяет парировать любые усилия конкурентов вполне экономными и точечными действиями. «Шиитский пояс» Ирана находится под постоянной угрозой, конфликт между «умеренной оппозицией» и любым пророссийским правительством в Дамаске гарантирован, а значит — конкуренты будут вести бесконечные согласования позиций и тратить огромные ресурсы на восстановление разрушенного.

Такая конфигурация сложилась не сама по себе. Часть ее создали американцы, четко понимающие, чего они хотят в Сирии, а потому не рефлексирующие и не допускающие метаний, как Россия или Турция. Часть проблем привезли себе сами участники «астанинского процесса»: катастрофическое опоздание, с которым Россия вошла в сирийские события, предопределило с самого начала нынешние итоговые результаты.

Чудес не бывает. Помощь Асаду была оказана очень поздно и в ситуации, которая уже сложилась и практически зафиксировалась. «Победа» над ИГИЛ никого не должна обманывать — во-первых, исламская «орденская» структура не может быть разрушена военным путем, она трансформировалась в сетевую форму и продолжает борьбу. Во-вторых, ИГИЛ занимал не самые значимые со стратегической точки зрения территории. К трехлетнему опозданию, в итоге прибавился еще целый год бесполезной со всех точек зрения войны с ИГИЛ, итогом которой стал контроль над пустыней. Условный, кстати, контроль. При этом продолжать войну в прежнем формате, Россия уже не в состоянии — слишком дорого. Придется пытаться фиксировать то, что достигнуто, и надеяться на очередное чудо, чтобы конкуренты тоже сидели тихо в кустах. Но это иллюзия.

А тут еще Израиль повышает градус напряженности. Премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху заявил 22 ноября о намерениях Ирана разместить в Сирии армейские подразделения на постоянной основе. Официальный Тель-Авив пригрозил, что в случае отсутствия международной поддержки по данному вопросу, Израиль готов предпринять «определенные действия» в одиночку и не позволить Исламской Республике получить ядерное оружие, а также закрепиться в непосредственной близости от еврейского государства. Налицо угроза нанести удар не только по иранским позициям в Сирии, но и по ядерным объектам на территории ИРИ. Это будет уже не просто война, а Последняя война на Ближнем Востоке. Для Израиля уж точно…

                                                                             ******

Так что после Сочи осталось очень много вопросов. Ясно одно – до завершения войны на Ближнем Востоке еще очень далеко. Более того, отставка ливанского премьера Харири в Эр-Рияде, а затем его неожиданное возвращение в Бейрут, уже создали фон для обвинений Ирана, «Хезболлы» и всех шиитов в региональной экспансии, которой намерены положить конец США, Израиль и ССАГПЗ. Поэтому рано расслабляться. Большая война на Ближнем Востоке еще только замаячила. Это лишь, к сожалению, вопрос времени. 

Алексей Романов

http://www.iran.ru/news/analytics/107635/Sammit_v_Sochi_Itogi_i_prognozy

Категории: Главное, Иран, Россия, Сирия, Турция