РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ОТРАЖЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ВЫЗОВОВ В ФОКУСЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ (РА – НКР)

«Ничто и никогда не изменишь,
если будешь бороться с существующими реалиями.
Если же хочешь по-настоящему изменить что-то,
создай Свое Новое Видение – и старое исчезнет само собой…!»
Ричард Бакминстер Фуллер, выдающийся изобретатель и архитектор ХХ века

Часть первая: Предложение дискурса о новом Концепте преломления

Уже очевидно и бесспорно, что мы живем в такую «сконцентрированную» и стремительно меняющуюся эпоху, непрогнозируемые развития которой возрастают в геометрической прогрессии. Стремительно и кардинально меняются не только мир и миропорядок, но также представления людей об окружающих их реалиях и угрозах. Причем современные люди, в значительной степени являясь прямыми «потомками» второго тысячелетия, зачастую не успевают вовремя осмыслить эпохальную суть и осознать глубину этих всеохватных трансформационных процессов, из-за чего «медлят», вынужденно «отступают» перед явными или еще чаще – завуалированными вызовами и, теряя момент, шаг за шагом уступают позиции в этой жесточайшей конкурентной борьбе, поражение в которой сулит развитие необратимых геополитических процессов, в свою очередь инициирующих разного рода негативные «брожения» и на локально-региональных уровнях.

За последние четверть века произошли значительные качественные сдвиги во всеобщей панораме геополитической, геоэкономической и геокультурной областях. На рубеже тысячелетий Мир, в течение одного поколения людей, из двуполярного превратился в однополярный, после чего – в многополярный [1]. И нынешнее подрастающее поколение может оказаться свидетелем крушения (супер)держав, возникновения новых центров влияния и геодержавных образований (альянсов, союзов и прочих – явных или латентных), а также иных радикальных процессов перекройки административно-политической карты мира. Сегодня из плоскости всеобщих противодействий двух онтологических представлений (либерально-демократического и тоталитарно-административного) мы перешли в плоскость всеобщей корректировки моральных и этических норм мироустройства, другими словами – в плоскость диалога различных культур и цивилизаций, а зачастую, к несчастью, и в плоскость прогрессирующих процессов противостояния и/или открытых конфликтов между ними.

С точки зрения всего вышеизложенного, в качестве неотложных нерешенных проблем современного мира, на наш взгляд, были и остаются:

Разработка и внедрение максимально эффективных систем управления, при отсутствии или несовершенстве которых деформированные и все деградирующие системы ценностей и коррупция (почти всюду, и во всех своих изощренных проявлениях) продолжают являться главными препятствиями для экономического, общественного и цивилизационного развития преобладающего большинства стран не только «второго» и «третьего» миров, но также развитых стран и даже признанных сверхдержав.

Экономический прогресс, который, как уже общеизвестно, зачастую не приводит также к социальному развитию, т.е. к ощутимому сокращению бедности, и уж тем более – к реальному повышению качества жизни: не уменьшается разрыв в уровнях благосостояния в богатых и бедных странах, а количество последних все увеличивается (несмотря на беспрецедентный технологический прогресс), в обществах и общностях обостряются проблемы социальной поляризации и отчуждения, поверхностные и несвоевременно инициированные реформы во множестве стран не получают одобрения их народонаселения, поскольку углубляют социальное расслаивание и затрудняют проявления солидарности и социального взаимодействия между этими – отчужденными между собой слоями общества, более того, эти псевдореформы все чаще приводят к массовым гражданским протестам и неповиновению, социальным взрывам и даже инородным «цветным» революциям или криминальным переворотам.

Повальное чувство социально-правовой несправедливости и неравенства, охватившее большую часть населения Земли, создает благоприятную основу для проявлений бестолково-спекулятивного политического популизма, или же для беспардонного применения амбициозных тоталитарно-административных принципов и средств правления почти во всех странах мира, и наконец почти во всех (в т.ч. вполне «благопристойных» и обеспеченных) обществах усугубляются социальная напряженность, страхи и реальные риски в отношении к потенциальным опасностям, ставшим уже хроническими неопределенности и неуверенности в будущем.

Наряду с очевидным замедлением демократических процессов и/или с их нарочито-вырожденными проявлениями, во всем мире прослеживается насильное, с нарушением всех принципов и норм человеческого и цивильного сосуществования, расшатывание и дискредитация как христианской (в частности католической), так и в особенности мусульманской, фундаментальных идеологических основ и институциональных систем, запрограммировано организованная экспансия различных сектантских движений и распространение радикально-воинствующих институтов и миропонимания носителей различных конфессий и направлений исламской идеологии.

Углубление и расширение глобализации процесса научно-технологического прогресса, которое вместо гармоничного повышения качества жизни и всеобщего благосостояния населения земного шара безрассудно увеличивает непредсказуемую взрывоопасность возможных сценариев развития человеческих общностей и параллельно создает новые виды оружия массового уничтожения, средств устрашения и дополнительные угрозы их распространения, которые делают мир на Земле гораздо более хрупким, а мир в целом – гораздо более ранимым.

Уже не только в развитых странах наблюдаются феномен «старения» населения и другие демографические диспропорции и гендерные аномалии, и плюс ко всему этому – нарастающая опасность инфекционных пандемий, обусловленных возникновением новых вирусов (ВИЧ-инфекции, различные «птичьи» и «свиные» гриппы, и последние напасти – непонятные никому толком «Эбола», «Зика» или «Папилома», совсем недавно только в США унесший 50 тыс. жизней).

До сих пор, по состоянию на завершение второго десятилетия нового тысячелетия, и даже по результатам переломного Парижского Всемирного климатического форума, продолжает оставаться спорным вопрос изменения климата нашей планеты и его последствия на предстоящие 20-30 лет. А новоиспеченный и эксцентричный президент США Д.Трамп вовсе отрицает актуальность и важность решений Парижского ВКФ, априори угрожая отказом США в исполнении последних. И все это, парадоксальным образом, происходит на фоне беспрецедентных за всю историю научно-метеорологических наблюдений – климатических аномалий и связанных с ними (и превращающихся в закономерность) стихийных бедствий, что в целом, в глобальном масштабе, порождает перманентно-подсознательное чувство массового страха и параноидальной незащищенности у людей во всем мире. Стало быть, может оказаться пророческим опасение одного из умнейших людей нашего времени, английского физика-теоретика и космолога Стивена Хокинга о будущем Разума на Земле: «Опасность заключается в том, что наша способность разрушать и губить окружающую среду и друг друга возрастает гораздо быстрее, чем наша мудрость в использовании этой способности».

Перечисленные выше проблемы сами по себе могут представляться как вызовы, возникшие на старте третьего тысячелетия, для противостояния которым и дальнейшего решения которых необходимо разработать Видение с пониманием того, решение какой из тех или иных задач будет первоочередным и/или определяющим для прогнозирования будущего или разработки наиболее вероятных сценариев развития? Для максимального осознания и материализации «Назревших в нас» или «Прибывших извне» и превратившихся в «Неизбежное настоящее» вызовов, нам жизненно необходимо уметь предвидеть еще и «Наиболее вероятное, но не столь желаемое будущее», которого нужно и можно Избежать! А для того, чтобы с возможно большей вероятностью предвидеть это будущее и суметь многовариантно смоделировать его, необходимо в нас самих выработать способность и практические навыки Восприятия – Интерпретации – Применения к изменению нашего образа мышления и осознанию уже созданных знаний и представлений – качественно-востребованных с точки зрения абсолютно новых, непривычных нам реалий [2]. И если мы хотим сделать прорыв в этом архиважном деле, то должны создать, освоить и развить созвучные с третьим тысячелетием качественно новые знания и представления об окружающем нас мире, а также методы и практические навыки их претворения в жизнь.

Главным концептуальным вызовом третьего тысячелетия, согласно нашим изысканиям, является выработка кардинально иной парадигмы формирования и развития способности человека к изменению восприятия реальности. Следовательно, без изменения представлений о реалиях современного мира, невозможно истинное (а не мнимое), качественное и восходящее развитие всего сотворенного людьми на свете. Изменение представлений о реалиях современного мира нацелено на обеспечение и последовательное расширение пределов размышления вокруг возможных изменений мироустройства будущего. Итак, можно резюмировать, что изменения представлений/ожиданий приводит к изменению реальности, и в свою очередь, изменение реальности приводит к пересмотру, разновариантной трансформации и развитию представлений об ожидаемой/новой реальности.

Далее в статье, с помощью новых методов моделирования схем системо-мыследеятельности [3], приводятся представления будущего миропорядка – с общим контурным описанием его основных черт. После чего, локализируя, дабы понять главные вызовы, возникшие перед Республикой Армения (вместе с Республикой Арцах (НКР)), представляются и анализируются три сценария развития «сопредельного нам мира» на 10, 20 и 30 лет вперед, и возможные влияния-отголоски последних на вероятные изменения и прогнозируемые реальности нашего региона, в частности Республики Армения.

Первый сценарий: «Американский мир» (являющийся продуктом англо-американских или т.н. западных технологий [4], или относительно плавная глобализация гегемонии Запада под предводительством США, которая предполагает сохранение и укрепление доминирующей роли и диктата США (вкупе с НАТО) во всем мире. США будут «ответственны» (как именно – решат сами?) за глобальные системы безопасности, а их военная мощь и система ценностей не будут иметь альтернативы. В представлениях мировой общественности будут отождествляться «американизация» и «глобализация», параллельно будут усиливаться антиамериканские и/или «антизападнические» настроения и разного рода протесты против явной и латентной экспансии так называемых европейских ценностей (семейное законодательство, ювенальное и гендерное право и т.п.).

Второй сценарий: «Противоборства», предполагающий дальнейшую активизацию и расширение радикальных религиозных движений, которые объединятся, с одной стороны, против американизированного «западничества», а с другой – в поисках путей построения неомиропорядка на основе централизованного государственного управления или же религиозно-конфессионального (в преобладающем большинстве случаев – радикально мусульманского) толка, склонных к неовосточным системам ценностей, которые еще предстоит формировать и институционализировать. Будет брошен вызов западным нормам и системам ценностей, т.е. будет подвергнуто сомнению давно и несправедливо укоренившееся убеждение, что эти ценности и стереотипы являются «глобальными» и незыблемыми, стало быть универсальными и прогрессивно-культуроформирующими [5]. Процесс этот будет сопровождаться дальнейшим расширением и активизацией террористических движений, локальных войн, и стихийно расползающимися трудно управляемыми миграционными процессами. Будет также усиливаться угроза обладания разными видами оружия и средств массового уничтожения быстро меняющими «окраску» экстремистско-террористическими организациями, стремящимися к (само)институциональной легитимации. Последняя, в свою очередь, приведет к новому витку гонки вооружений, с целью защиты национально-государственных интересов и/или обеспечения дополнительных гарантий национальной безопасности. Кстати, «глобальные игроки» давно уже «вынуждены» применять подобного рода превентивно-предупредительные и ограничительные меры и санкции – вплоть до вторжений в «горячие точки» на территориях других государств, а действенная роль таких авторитетных международных организаций, как в первую очередь ООН (с его Советом Безопасности, Юнеско, Юнисеф, Юнифем и другими структурами), Всемирного Банка, Международного Валютного Фонда, Международных организаций торговли, труда, здравоохранения и др. (и их соответствующих структур) неуклонно падает и становится преобладающе формальной или лишь консультативно-рекомендательной [6].

Третий сценарий: «Диалог цивилизаций», предполагающий, что до конца 1-ой четверти 21-ого столетия глобализация потеряет «западнический» образ и характер. В глобальных консолидационных процессах (или во всемирных объединениях) усилится роль «незападных цивилизаций» (российской, иранской, арабской, индийской, китайской и др.), одновременно разрешение культурологических, межкультурных и мировоззренческих разногласий будет осуществляться путем и средствами гуманистического цивильного диалога. Не исключена возможность устойчивого экономического развития, которое возглавят Китай и Индия, в союзе с Россией (во главе с более расширенными ЕАЭС-ТС и ОДКБ), Ираном, Бразилией (и еще с некоторыми из латиноамериканских стран), ЮАР, Индонезией, возможно с Пакистаном и др. Многомиллиардные жители перечисленных стран, составляющих более половины населения Земли, обладающих относительно дешевой рабочей силой и далеко не удовлетворенным уровнем спроса большей части людей в этих странах (т.е. почти неограниченными рынками спроса к основным видам ресурсов и товарам широкого потребления) станут долговременными гарантами развития экономик этих стран, динамично превратив их в «глобальных игроков» как в плане экономическом, так и геополитическом. Последнее и сделает неотложным поиск форм глобально-солидарного сосуществования различных цивилизаций, создаст условия и освободит пространства для самостоятельного развития и совместного сосуществования локальных, но одновременно гигантских и самобытно-актуализированных цивилизационно-культурологических систем [7].

Очевидно, что ни один из вышеописанных сценариев не осуществится один к одному, однако в пределах предстоящих десятилетий тенденции, по всей вероятности, будут проявляться в формате и векторах развития, исходящих из прерогатив и аргументов, описанных в этих сценариях. Причем, в течение первого десятилетия максимально осуществятся прогнозы, приведенные в первом сценарии, в течение второго десятилетия – доминирующие тенденции, приведенные во втором сценарии, а в течение третьего десятилетия – соответственно тенденции третьего сценария.

Какими же будут, следуя логике прогнозирования сценариев предстоящих глобальных ожиданий, наиболее вероятные основные вызовы, которыми чреваты предстоящие три десятилетия для Армении вкупе с НКР – Арцахом?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ – ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ, ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ И НОВОГО КАЧЕСТВА ПРОГРЕССА.

«Уровень личных, моральных качеств, более того –
Патриотизм управленца должны быть очень высоки! Если у него не будет такого Самосознания, чтобы он болел за всю Страну,
навряд ли он воистину будет болеть за свою область,
организацию, компанию и подразделение, или даже – Семью и своих Потомков».
Георгий Щедровицкий, философ и методолог, создатель и идейный вдохновитель новой школы управления, в 1960-ые годы – основатель Московского методологического кружка1

В рамках первого сценария «Американский (или западнический) мир» в предстоящие десять лет относительный и в определенной степени хрупкий мир будет обеспечен военно-стратегической мощью США и НАТО, т.е. устоявшимися уже правилами миропорядка заранее будут предопределены векторы и география (а также дозированы темпы и уровни) геополитического развития в основных регионах «соприкосновения интересов» Запада и Востока. Решение «Карабахской проблемы» будет продолжать «регулироваться» в рамках переговорных процессов – с более активным посредническим участием международных организаций, а также надгосударственных структур и наднациональных организаций (и не обязательно традиционно – в рамках лишь давно исчерпавшей себя «Минской группы»), форматы воздействия которых на создавшееся в регионе статус-кво переживут определенные и неординарные трансформации в сторону ощутимой радикализации.

Как известно, именно после Первой мировой войны, в результате сформированных «русско-турецкой архитектурой» границ мы унаследовали давящие на нашу государственность обе проблемы современности – т.н. Карабахскую проблему и транспортную блокаду. Необходимо будет наконец осознать, что эти проблемы могут найти решение лишь в более широком контексте – в рамках нового политического проектирования Большого Ближнего Востока, которое потребует от нас большое общенациональное напряжение сил, однако позволит наконец армянской государственности в обозримом будущем обрести возможности для реализации нашей традиционной цивилизационной мисии в этом важнейшем регионе. Из-за блокады железной дороги со стороны Нахичевана Армения лишена своего естественного права Отдельного звена в представляющей самостоятельную геополитическую значимость цепи с Персидского залива к Черному морю, и на глобальных осях Запад-Восток, Север-Юг. В то же время, ближайшие региональные потрясения, связанные с курдской проблемой, не могут обойти нас и наши интересы. Эпицентр этих встрясок в скором будущем переместится к Западной Армении (восточной Анатолии) – в непосредственной близости от турецко-армянской границы. А единственный международный документ, в котором как-то оговорен вопрос о создании курдского государства – Севрский союзный договор, который на этот раз будет снят с исторических полок не армянами, а курдами, и что будет дальше? Готовы ли мы ко всему этому? С другой стороны, принятый не так давно почти единогласно в американском конгрессе и сенате и возымевший эффект политического землетрясения Закон о санкциях (в отношении РФ, Ирана и КНДР) свидетельствует о том, что сценарий нового российского отступления из нашего региона не только НЕ из области фантастики, но становится все более реальным и может в общих чертах повторить предыдущие российско-советские отступление – в 1918-20гг. и в начале 90-ых годов, уже имевшее место во времена рейгановской администрации в США. Армянство должно быть готово и к этому и по возможности без потрясений обеспечить достаточно благопристойное российское отступление. Одновременно возникнет потребность, опираясь на положительный опыт современного армяно-американского военно-политического сотрудничества, коренным образом расширить его. Следовательно армяно-американское союзничество, в своих корнях, должно основываться на уникальном наследии, сформированного после Первой мировой войны армяно-американского сотрудничества, включая и «Вильсонское правоопределяющее решение». Создание предстоящей осенью при американском содействии курдского государства может, по сути, ознаменовать начало тектонического процесса перекройки существующих границ в регионе. Понятно уже, что это может быт новым многолетним этапом кардинальной перекройки силовых векторов в Ближневосточном регионе, стремящихся также к пересмотру всей ныне действующей «русско-турецкой архитектуры» безопасности.

Здесь нужно подчеркнуть также исключительное значение армяно-иранских отношений. Парадоксальным образом именно Армения может стать местом соприкосновения региональных американо-иранских интересов, потребность в котором обе стороны будут иметь всегда. С другой стороны, фактическое «росгазпромовское» блокирование армяно-иранских экономических отношений и новая волна экономических трудностей, чреватых американскими санкциями в отношении РФ, еще более усугубят недовольство в экономических кругах – обостряя и предельно актуализируя действенную развязку клубка ГЛокальных геополитических проблем.

В рамках второго сценария «Противостояния» в стремительно меняющемся мире станет неотложно актуальной задача поиска этнической идентификации, и на этом фоне обострятся проблемы национальной и конфессиональной идентификации турок, курдов, езидов, ассирийцев (айсоры), аджарцев, лазов, черкесов, сирийских алавитов, заза, хемшилов и алеви, персов, других народностей северо-запада Ирана, Азербайджана, кавказского юга России и Крыма (таты, талыши, удины, лезгины, кавказские албанцы, горские евреи, крымские татары, мегрелы, турки месхетинцы и др.), множества этнических общностей арабского мира на Ближнем и Среднем Востоке, а также противоборствующих племен в странах северной и центральной Африки. Из-за эскалации со стороны ИГИЛ и других сторон фактической локальной войны, расползающейся к юго-востоку азиатского континента, ужесточатся религиозные тенденции и уже хаотично начавшиеся миграционные потоки ставших предельно маргинальными народонаселений Ливии, Сирии, Ирака и юга Арабского полуострова. Все вышеотмеченное, безусловно, уже больно затрагивает и грозит физическому существованию как находящейся там в бедственном положении армянской диаспоры, так и ассимилированных (в т.ч. принудительно исламизированных) армян, в достаточно больших количествах проживающих до сих пор на территории Турции, Сирии, Ирака и в др. странах Ближневосточного региона. Со стороны ведущих европейских стран, а под предводительством Великобритании – в первую очередь со стороны Британского Содружества Наций (насчитывающем 52 страны), под аккомпанемент США будет поставлен под сомнение не только вопрос интеграции Турции в Евросоюз, но существование Евросоюза вообще («зачатки раздора» которого давно уже заметны и все усиливаются не только пережившей «Брексит» Великобританией, но, как ни парадоксально, также «слабыми звеньями» ЕС – Грецией, Польшей, Венгрией, Болгарией). Армения окажется на стыке противостояния и размежевания двух глобальных цивилизаций перекраивающегося мира. Главной и первостепенной задачей для Республик Армения и Арцах станет обеспечение собственной безопасности и элементарного выживания ввиду того, что усилятся угрозы опасности применения в локальных конфликтах как обычного вооружения, так и оружия массового уничтожения (что уже неоднократно имело место в качестве военной экспансии и неприкрытых сентенций ИГИЛ на севере Сирии и Ирака – у границ с Турцией, в 300 км от юго-западной границы РА) [8]. Относительное ослабление позиций Российской Федерации на международной арене и экономический спад в результате санкций со стороны США, Великобритании и стран Евросоюза могут привести в большинстве стран ЕАЭС к необходимости разработки и претворения в жизнь новой военно-политической доктрины – о форматах и доминирующей парадигме которой не столь трудно, но пока можно лишь догадываться. Продолжающаяся более 20 лет блокада с востока и запада – по линии границ Республики Армения с севера на юг, будет тормозить экономическое развитие Армении и увеличит политические риски, со всеми вытекающими отсюда малоприятными последствиями по дестабилизации положения в стране. Как причинно-следственный результат, будет поставлена под сомнение возможность мирного урегулирования Карабахской проблемы. В деле содействия экономическому росту и относительной стабильности в Армении частные денежные трансферты гражданам РА и Арцаха останутся превалирующими, в том числе и над государственными и международными трансфертами, кредитами и разного рода грантами (несмотря на то, что все они, вероятнее всего, неуклонно будут уменьшаться по причине минимизации доверия к РА), и как результат всего этого – фактор надежности и максимального служения интересам общества и экономики страны со стороны информационно-телекоммуникационных и др. высокотехнологичных и наукоемких отраслей, а также финансово-банковской и страховой систем, будет наиважнейшей и актуальной задачей для выживания.

С точки зрения третьего сценария, «Диалога цивилизаций», станет предельно актуальной задача самоидентификации наций, которая создаст новые условия и потребности для переосмысления прошлого, настоящего и будущего – в том числе и армянского народа. Переосмысление прошлого, в первую очередь, предоставит нам возможность раскрыть ту особенность черт идентификации самости, которая позволила армянам, в разные исторические периоды, выживать в условиях различных религиозно-конфессиональных догматов и экономико-культурных формаций, в пределах разных цивилизаций – при этом сохраняя свою этническую самобытность и армянский язык, и тем самым выдвигая свою формулу мирного диалога между цивилизациями. Возникнет потребность поиска путей самостоятельного развития, переосмысления основных причин Геноцида армян 1884-1923гг. [9], разработки собственной теории (доктрины) сосуществования с другими цивилизациями. Предоставление миру собственное видение мирного, гармоничного и созидательного сосуществования цивилизаций станет главной миссией и гарантией долговечности армянского народа на старте третьего тысячелетия [10].

В рамках представленных выше всеобщих сценариев, начертив контуры основных вызовов, стоящих перед Арменией, предполагаем следующую повестку развития Армянского мира на предстоящие десять лет.

Преодоление интеллектуальной бедности

Создание эффективной и гибкой системы управления Страной армян, что в современной теоретической интерпретации означает в первую очередь стремительный рост интеллектуального потенциала и преодоление цивилизационно-культурной отсталости нации (понимай как: осознание необходимости приобретения технологично-современных навыков мышления, грамотная аккумуляция и своевременное «освежение» созидательно-целевой информации, а также умение наращивания, усвоения знаний и использования наукоемких результатов). Очевидно, что обеспечение устойчивого и долгосрочного роста созидательного потенциала Армянства возможно лишь при консолидации всего совокупного интеллектуального и высокопрофессионального потенциала Армянского мира, т.е. всей армянской диаспоры и двух армянских республик – и при условии возникновения «критической массы» и периодической актуализации возможностей мышления, воли и стремления к целенаправленно-эффективной системо-мыследеятельности, согласно известной терминологии Георгия Щедровицкого [3]. Только нация, способная создать качественную, т.е. эффективную и присущую себе систему управления, умеющая адаптироваться к стремительно меняющимся условиям миропорядка, способная предопределить и адекватно осмыслить стечение как локальных, так и глобальных событий и вызовов – в силах управлять, а на индивидуальном/сетевом уровне – (само-)управлять не только лишь процессом собственно нуклеарного выживания, но также процессами своего консолидированно-качественного развития в нашем тысячелетии.

Задача самоидентификации армянского народа

Проще говоря, это означает найти наконец ответы на вопросы: «Кто мы?», «Чем мы отличаемся от других?», «Какова наша осознанная (и что не менее важно – неосознанная) система ценностей?», «Что необходимо менять в нашей системе ценностей?», «Что есть искусственно приобретенное, наносное в нас?», «От чего нам необходимо размежеваться, и что желательно актуализировать и активизировать в нас?», и так далее…[11,12].

Можно сформулировать следующие насущные постановки задач по определению главных приоритетов, характеризующих армянский народ (и комментарии к последним):

— Современные особенности этно-цивилизационного вида «армяне» – с исторической, культурологической, идеологической и поведенческой точек зрения;

— Факторы, формирующие менталитет армян (как кредо жизни каждого из них – в доминирующих характеристиках);

— Историческая миссия и видение будущего армянской нации – есть ли они, и если да, то как проявляются и в чем заключаются?

— Влияние наличия суверенного армянского государства на стереотипы мышления и поведенческий образ жителей Армении;

— Сознает ли «среднестатистический» житель Армении роль и значение факта «Независимости» и видит ли свое ролевое целеполагание в деле ее укрепления и построения истинно суверенной армянской государственности?

— Национальная Идея/-ология/ – реальная ли это категория, которая способна стать для нации движущей силой, наметив путь к будущему, или давно уже является несостоявшимся анахронизмом, неким излишним рудиментом прошлого, несопоставимым со стремительными процессами глобализационно-космополитической мозаики перманентно трансформирующегося миропорядка третьего тысячелетия?

— Что мешает нам, армянам, построить «нормальную страну» в нашем понимании (в том числе, что очень важно, и в плане обывательских представлений о комфортности и притягательности не «этой», «той», а «нашей», «своей» страны, родного очага, родины-матери и родины предков в конце концов?!

— Являются ли все наши проблемы недоработками ныне властвующих структур, управляющих государством и страной «с эффективностью наоборот», или же – по причине почти тысячелетнего неимения армянами государственности, в наших проблемах уже глубоко заложена прерогатива иррациональности в деле выяснения и урегулирования назревших морально-этических и культурологических задач нашего общественного, внутренне личностного, еще и этнического мышления?

— Является ли наша сегодняшняя система ценностей достаточной предпосылкой для становления Армении воистину свободной, демократической страной; и в плане образа мыследеятельности и целеполагания – какой путь мы должны пройти, какие трансформации пережить, чтобы быть готовыми определить, осмыслить, принять и освоить «присущие» нам каноны и особенности если не «передовой западной демократии», то простого гражданского народовластия?

Изыскав и сформулировав ответы по разрешению-заполнению вышепоставленных характеристик, мы сможем достичь необходимого уровня как национального самопознания де-факто, так и относительно долговечного горизонта расширения кругозора де-юре – самосознания по определению Парадигмы синергетики нации – восходящего пути к более высокой «энергоемкой» степени созидательного и достойного (само-)проявления, утверждения и развития [13].

Таким образом, необходимо определить нашу роль и наше место в цивилизационном диалоге, претендуя на место самостоятельной местной (локальной), уникальной, а значит – в определенном смысле – Незаменимой цивилизации. Игнорирование этой насущной задачи может привести к тому незавидному положению, когда мы будем вынуждены идентифицировать нас с той или иной глобальной (или еще хуже – локальной) цивилизацией, как, к сожалению, уже традиционно повелось (то мы Запад, то мы Восток, то связующий мост между ними, и пр.), или же превратиться в «неудавшуюся производную» одной из них.

Проблема обеспечения безопасности Нации

Безопасность в данном контексте включает следующие составляющие: физическая, политическая, экономическая, культурологическая, экологическая, этнологическая (включая, конечно же, проблемы по состоянию и трансформациям армянской диаспоры), информационная и др., из которых мы в общих чертах (и на достаточно высоком уровне абстракции) сфокусируем внимание пока на первых трех, ввиду того, что именно эти три на настоящий момент более всего насущны и не обеспечены, а также ввиду того, что четыре последние и далее – являются предметами отдельных и весьма обширных обсуждений.

Физическая безопасность, гарантирующая необходимые и достаточные условия выживания, предполагает переформулировку и корректировку военной доктрины Республики Армения и окончательное уточнение вопросов эффективного и взаимовыгодного сотрудничества с различными военными и оборонительными союзами и структурами, как внешними, так и внутренними. Армия РА, силы полиции и внутренние войска, контингенты СНБ, МЧС и другие военизированные структуры (включая негосударственные) должны быть перманентно готовы (как в плане технико-технологическом, так и в морально-психологическом) к наихудшим развитиям в ближайшем будущем, а все народонаселение Армении, равно как личный состав и резервы вышеуказанных структур, должны обладать реальными навыками самообороны и действенной системой самообеспечения как в чрезвычайных ситуациях и при возможных террористических действиях, так и в случае прямой военной агрессии со стороны противника и применения им обычного оружия или ОМУ (не путать с декларированным с начала с.г. Министерством обороны РА концептом «Нация – Армия» или с мобилизационными программами наподобие «Честь имею» или «Я гражданин»).

Политическая, а в данном контексте неотъемлемая от нее гражданская безопасность предполагает создание, сохранение и развитие зрелой, независимой, сбалансированной и самодостаточной Системы истинного народовластия, раскрепощенной от деструктивно-самопроизводящейся партийно-кастовой и олигархическо-клановой паутины, и способной даже в экстремальных условиях ситуационно-оперативного управления принимать адекватные все усложняющимся условиям (чреватым трудно предсказуемыми рисками) легитимные, действенные и эффективные решения (проблема претворения в жизнь данной политической составляющей – также предмет отдельного и весьма многогранного обсуждения).

Экономическая безопасность означает обретение способности к жизнеобеспечению, экономическому функционированию и развитию в экстремальных условиях блокады путей и средств коммуникации, кризисных и других экстренных ситуаций. Система экономической безопасности – это и комплекс предпосылок для обеспечения надежной основы устойчивого развития экономики, обусловленной экономико-географическими условиями и ограничениями, объективными, а не номинальными возможностями раздутых, но малоэффективных на настоящий момент государственных систем управления (и местного самоуправления) и др. институциональных структур, подвижным наличием ресурсных, финансовых и человеческих резервов. Очевидно, что эта адаптивно-универсальная система должна максимально осознанно и бесперебойно функционировать не только в Армении (включая НКР – Арцах), но также на всем «сетевом пространстве», объединяющем все армянство, весь Армянский мир [13,14,15]. Необходимо также разработать соответствующую программу с целью осуществления политики поэтапного преодоления ментальной закомплексованности и выраженного или латентного чувства:

— маргинальности почти всех слоев нашего народа в отношении прошлого (включая, как это ни обидно – последние 25 лет истории побед и становления нашей символически независимой Третьей Республики),

— социально-правовой и морально-психологической незащищенности людей в настоящем, и

— панически-подсознательного страха перед «ничего хорошего не предвещающим, но заведомо рискованно-неопределенным» будущим.

В качестве концептуального стержня для данной программы, нацеленной на обеспечение способности и гарантирования готовности нации и управляемой ею Республикой Армения к преодолению опасности угроз их достойному существованию в стремительно меняющемся мире, необходимо заложить следующее действенно-консолидирующее жизненное кредо: «Будь стоек к трудным условиям настоящего времени, не ропщи, не отрекайся от Родины и не убегай, а стремись улучшить жизнь в ней, тогда и жить и творить станет легче и спокойнее (где бы ты ни оказался), а видение будущего – как Родины, так и твоего (и твоей семьи), станет предсказуемее, четче и безусловно – лучше» 2.

И в заключение (рефлексируя с дискурсом о новом концепте преломления в первой части статьи) нам представляется, что:

Новое видение будущего проецирует и представляет это будущее, формирует ожидания и преображается в политику, после чего становится если не программой к действию, то целенаправляющим принципом (парадигмой), без которого цели и ориентиры стираются, а потенциал нации тормозится и в стагнации – распыляется;

Если же мы желаем наконец построить мирное, обеспеченное и суверенное государство настоящего и будущего, т.е. единую страну самодостаточных и относительно счастливых людей [16], то должны не жаловаться или заносчиво-мечтательно грезить, а научиться неустанно действовать, бороться и созидать не столько «светлое», сколько реальное, достойное и долговечное будущее, которое станет для наших благодарных потомков счастливым настоящим – в нашей, а значит и их любимой, безусловно желанной и единственной, тысячелетиями обетованной Родине – Армении [18,19].

«Армянская интеллигенция, в своей целостности, должна освободиться от психологии раболепия и ужаса, она должна наконец стать храброй!»

Гарегин Нжде, выдающийся армянский военачальник, государственный деятель и национальный мыслитель ХХ века.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ, ЗАВЕРШАЮЩАЯ

Итак, каково сегодня, в конце 2017-го и до 2020 года, наше Видение об ожидаемых в Армении в предстоящие 2-3 года, а также среднесрочных – до 2025г. развитиях событий?

«В настоящее время в любой стране и общности, находящейся в условиях Переходного периода, главным процессом должно являться формирование Слоя высококлассных оргуправленцев, которое возможно при построении Этно-культурных идеологических основ и образа мышления в данной стране, соответствующих требованиям Организации, Руководства и Управления и их надлежащего предоставления новому поколению оргуправленцев, призванных быть их Носителями !»

Петр Георгиевич Щедровицкий, президент Института развития им. Г.П.Щедровицкого

Действительность последних лет свидетельствует о том, что начавшиеся в 2008-2009гг. и нареченные как «всемирный финансово-экономический кризис» переломные и всеохватные системные процессы уже ознаменовали собой переход человеческой цивилизации в совершенно иную историческую эпоху, в котором глобальное развитие привело к состоянию, когда степень зависимости разных стран друг от друга превысила возможности «ненавязчивой» координации этим развитием, что и привело человечество к многочисленным и сложнейшим проблемам на всех уровнях (глобальном, региональном, локальном и т.д., вплоть до межличностных) цивилизационных отношений. И, как нам представляется, по всей вероятности есть два варианта выхода из создавшегося непростого положения.

Первый вариант – Центростремительно-пирамидальный: создание гораздо более действенной и жесткой (чем номинально действующие в настоящее время, и порядком дискредитированные в глазах мировой общественности структуры – начиная с ООН и ее Совета Безопасности, и по нисходящей…) – Международной надгосударственной координирующей системы и ее соответствующих структур по урегулированию глобальных процессов (но не глобализации) [6], о назревшей необходимости которой еще в 2009г. декларировала Большая двадцатка, однако не смогла по объективным причинам реализовать (или, скорее всего, пока не сочла нужным).

И второй – Центробежно-сетевой (в определенной степени рискованный, но несмотря на это, в принципе, во многих отношениях гораздо более приемлемый подход) – по возможности не отдавая дань роли международного жандарма, одновременно и предусмотрительно сохраняя косвенные, но жесткие и действенные рычаги контроля, по дифференцированно-программному принципу минимизировать степени зависимости различных стран-государств-союзов и народов друг от друга, позволяя естественным центробежным процессам формировать свободные региональные объединения, т.е. что называется – «деглобализироваться» или «глокализироваться» (Glocalization – с формированием автономной сети локальных образований стран Glocal-Net – термины, которые уже стойко вошли в политологичекую лексику). И если трезво смотреть на происходящее в близлежащем мире – всемирные процессы в реальности протекают именно по данному сценарию, одной из «жертв» которого является такая значительная для восточноевропейского региона страна, как Украина, которая поневоле оказавшись на стыке военно-политических амбиций переформирующихся, расширяющихся с Запада на Восток региональных объединений, стала «яблоком раздора» на сцене столкновения их интересов и фронтом военного конфликта, а по сути братоубийственной гражданской войны между представителями почти идентичных славянских народов. От подобной участи, кстати, не застрахована и Армения, причем не только в плане столкновения разновекторных интересов сторон «больших игроков» с запада на восток, но также – и с севера на юг.

Руководствуясь логикой вышеизложенного, можно предположить, что те многообразные «процессы брожения», которые, несмотря на свою противоречивость и непредсказуемость, происходят и в Восточной Европе, в частности в Российской Федерации и на Украине, а также в прилегающих к ним с юга и юго-востока административно-политических единицах и государствах, перманентно пребывающих под влиянием различных, единовременно формирующихся и перестраивающихся, экономических и военно-политических союзов и альянсов (СНГ, ЕАЭС-ТС, ОДКБ, БРИКС, ШОС, страны Каспийского региона и многих других), создали ту потенциально дестабилирующую стихийную волну, которая, к несчастью, обостряет и углубляет комплексные проблемы и нашей страны, угрожая Республике Армения качественно новыми, стремительно меняющимися и опасными развитиями событий.

Итак, преобладающие за последние пять лет в Армении многовекторные процессы экономического спада и оказания за чертой бедности почти половины населения в очередной раз сигнализируют – пришло время осознать, что невозможны какие-либо положительные сдвиги, а тем более качественное развитие в условиях иррационального социально-экономического состояния нашей страны, а также в рамках давно уже изжившей себя – действующей поныне экономико-управленческой модели ведения хозяйства, а по сути – модели комплексной деградации всей социально-экономической системы. Давно пора ее менять, что, при наличии грамотно-реалистического подхода к создавшейся критической ситуации в стране и необходимой политической воли, в состоянии сделать и ныне действующая коалиционная администрация, стоящая у власти в РА. Однако давно превратившаяся в рудимент прошлого тысячелетия экономико-управленческая модель с упорством продолжает эксплуатироваться по той банальной причине, что пока с трудом обеспечивает сверхприбыли сросшимся друг с другом нескольким десяткам олигархическим кланам, партийным бонзам всех мастей, коррумпированным чиновникам разных рангов, а также обеспечивает скромное государственное жалование чрезмерно раздутому классу госслужащих (и приравненных к ним общинным аппаратчикам) и бюджетным работникам социально-культурной сферы. Весь социально-экономический комплекс нашей страны вступил в бюджетный 2017г., сильно качаясь, и едва двигается вперед – фактически без потенциально-стабильного и реально выполнимого бюджета. Результат таков, что жизнедеятельность и без того слабого экономического организма Республики, пребывающий в кризисном состоянии, лишенный корреляционной инерционности и финансово-содержательного иммунитета, при дальнейшем отсутствии значительных инвестиций в реальную экономику, через пол года – к весне 2018г. может пережить системный коллапс! Необходимо с сожалением отметить, что экономика любой страны, лишенная внешних и внутренних вливаний креативных финансовых потоков, подобна организму, лишенному элементарной пищи и кровеносной системы, в который за последние несколько лет превратилась наша страна, экономика которой целиком поставлена «на иглу» увеличивающегося «донельзя» (по отношению критического порога к ВВП) кредитного бремени. Фактически находясь в положении, лишенном собственных основных производительных сил и достаточных оборотных средств для жизнедеятельности, Республика обречена кое-как выживать лишь в качестве сырьевой базы (т.е. почти бесконтрольно добываемых за счет эксплуатации экосистемы страны и полностью экспортируемых за границу горнорудных ресурсов), и перерабатывающего транзитно ввозимое сырье алмаза и золота придатка, а также за счет неуклонно уменьшающихся государственных и частных трансфертов и малоэффективных кредитных вливаний – под натиском все увеличивающегося внешнего долга (перевалившего уже за грань $6 миллиардов).

К слову, и это следует отметить с решительностью: пока мы не будем в состоянии представить другие – присущие нам, а значит эффективные для нас модели ведения хозяйства, развития экономики и цивилизационного бытия (формации), чем те, что подсовывает нам (и всему миру) в качестве универсальной панацеи фетиширующий рынок «цивилизованный Запад», пока в нас не перестанут доминировать комплексы внутренней неполноценности и внешней ориентации (неважно в какую сторону…), чужепреклонный зуд бегства из собственной страны и от собственной идентичности, нам не удастся скомпоновать ясное Видение жизнеразвития Армянской государственности в тандеме с разбросанным по всей армянской диаспоре Армянским миром и построить достойную, конкурентоспособную, а значит перманентно обновляемую и долговечную модель претворения в жизнь этой программной и ведущей в будущее миссии. Итак, каким может быть, на наш взгляд, выход из создавшегося в стране экономического (и не только) положения. Можно предложить как минимум два основных поочередных «сценария перезапуска» экономики Армении (первый – неотложно-оперативный на предстоящие 2-3 года, и второй – «перезагрузочный», на среднесрочную перспективу до 2025г.).

I. Мобилизационно-аккумулятивный (или самодостаточно-распределительный): обязывающий учет (инвентаризацию) и мобилизацию всех наличных ресурсов, средств и рычагов, их максимально рачительное перераспределение в первую очередь за счет, как минимум, 30%-го сокращения расходных статей госбюджета, главным образом за счет резкого уменьшения расходов на сохранение чрезмерно раздутых и малоэффективных госструктур и привилегий их высокопоставленных должностных лиц (начальников всех рангов) – в результате их беспрецедентной и реальной (а не отчетно-формальной) оптимизации, и сокращения неприемлемо больших отчислений на административные расходы. Далее, в результате и в размере этих освободившихся и перераспределенных бюджетных средств – осуществление государственных капиталовложений с целью резкого увеличения доли государства в деле активизации реального сектора экономики и увеличения экспорта товаров и услуг отечественного производства, а также обеспечение гарантий защиты социальной сферы от дальнейшего спада благосостояния, от повышения уровня бедности и от ненормированной инфляции.
II. Либерально-рыночный (среднесрочный – расширенно-воспроизводительный): предполагающий создание высокой степени доверия и предоставление режима наибольшего благоприятствования для формирования качественно новой деловой и инвестиционной (частной – внутренней, и притягательной – внешней) среды, и на этой основе – постепенная диверсификация экономики, ее интенсивное оздоровление и поэтапная перезагрузка, в купе с единовременным радикальным пересмотром не только экономической, но также организационно-управленческой модели хозяйствования и построения Государства-Родины для (и с активным участием) всего Армянства…[17, 19]!

В заключение: если же, в условиях создавшегося неблагоприятного положения в нашей стране вообще, и в экономике в частности, до конца 2017г. не предпринять ничего переломно-решительного; если в 2018-ом и далее будет продолжаться порочная инерция с трудом функционирующей, ситуационно управляемой и еле действующей «традиционной-изношенной» экономико-управленческой модели и никакого «чуда» не произойдет вовсе (в т.ч., не дай бог, в смысле «чудовищного»), включая различные проявления внешней нестабильности в регионе и/или вмешательства извне, или внутренней – разнородных обострений внутриполитической ситуации или всплесков гражданского неповиновения, и в результате социального взрыва, переворота, смены не обладающей достаточным кредитом доверия и порядком дискредитировавших себя равно как власти, так и политической оппозиции3, наконец самое худшее – масштабная война… и мы кое-как доживем до выбора президента и назначения председателя нового правительства РА весной 2018 года, то наша страна и народ, монопольно правящая политическая власть и нехотя управляемое народонаселение встретят этот выбор и это назначение изначально без толики веры в их легитимность и результативность, т.е. абсолютно не адекватными, а скорее всего – адекватными «со знаком минус», т.е. (взаимо-)отрицательно настроенными, после чего просто невероятно, чтобы не изменилось вообще ВСЕ, если, конечно, не будет поздно и для этого ВСЕГО…

1 Хромченко М.С. (составитель), «Московский Методологический Клуб в лицах». – М.: Фонд «Институт развития им. Г. П. Щедровицкого», 2006 – 436 с.

2 За последние годы неоднократно предпринимались попытки разработки подобных «образующих будущее» программ, как, например, предпринятая в 2014-15гг. Армянским комитетом фонда «Галуст Гюльбенкян» программа «Армяне в 2115-ом: стратегические направления для 21-го века» (www.carmenias.gulbenkian.pt); проект «Армянский интерес», возглавляемый американистом российского происхождения Арегом Галстяном ( The Armenian Interest); или же «Концепция глобального всеармянского НеоОбщества», разработанная еще в 2008г. армянским исследователем Масисом Погояном в Гарвардском университете ( mpoghoyan@yahoo.com), и др.

3 «Уже после провозглашения независимости, параллельно с построением новой политической системы, разные политические группировки в выборе методов и средств политического противоборства наиболее часто предпочтение отдавали именно насильственным методам политической борьбы. Достаточно вспомнить нашумевшие и так и нераскрытые политические убийства высокопоставленных государственных деятелей в середине 1990-ых, нашумевшее дело «Дро», разгром парламента 1996г., беспрецедентный террористический акт, совершенный в здании Национального Собрания РА 1999 г., когда была обезглавлена исполнительная и законодательная власть Армении, трагическое столкновение власти и оппозиции после выборов 2008 г., унесшее жизни 10 наших соотечественников, массовые акции гражданского неповиновения молодежи 2014-15гг. – «Электрик Ереван» и другие, и, наконец, июльская вспышка 2016г. сторонников радикальной оппозиции «Сасна Црер», в которой также не удалось избежать человеческих жертв. Для четвертьвековой независимой государственной традиции, согласитесь, вышеперечисленные случаи, к сожалению, говорят о доминировании культуры конфликта и насилия. Их даже можно считать повседневной политической практикой» [20].

Сурен Вардумян
К.э.н., доцент кафедры Управления и планирования образованием Ереванского государственного университета им. В.Брюсова, член Евразийского экспертного клуба

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=16319

 

Источники и литература

1. Арутюнян Г., Марджанян А., Научно-технологический ландшафт в полицентричном миропорядке // «21-й ДАР», НОФ «Нораванк», N3, 2017, на арм.яз., сс. 5-27.

2. Черниговская Т., Свобода воли и нейроэтикa. Лекция в Геологическом музее им. В.И.Вернадского в рамках лекционного цикла, запущенного проектом «Сноб» и коммуникационной группой Aegis Media в 2012г. в рамках дискуссионного клуба «Интеллектуальный базар».

3. Щедровицкий Г.П., Схема мыследеятельности – системно-структурное строение, смысл и содержание», http://www.fondgp.ru/gp/biblio/rus/57.

4. Арутюнян Г., Критические инфраструктуры и идеология //«21 ДАР», НОФ «Нораванк», #4, 2017г., на арм.яз., сс. 47-59.

5. Арзуманян Р., Религия в операционной среде иррегулярных войн // «21-й ВЕК», НОФ «Нораванк», #3, 2015, сс. 28-39.

6. Аглян В., О некоторых структурных особенностях иерархичных международных систем // «21 ДАР», НОФ «Нораванк», #5, 2015г., на арм. яз., сс. 25-40.

7. Арутюнян Г., Рост экстремизма и фактор «интеллектуального паритета» // «21-й ВЕК», НОФ «Нораванк», #3, 2015, сс. 5-15.

8. Навасардян А., Проблемы малых государств Южного Кавказа после окончания Холодной войны // «21 ДАР», НОФ «Нораванк», #5, 2015, на арм. яз., сс. 17-24.

9. Манасян А., Геноцид армян: императив политического переосмысления век спустя // «21-й ВЕК», НОФ «Нораванк», #3, 2015, сс. 67-81.

10. Вардумян С., Вардумян Г., Национально-цивилизационные ценности армянства и армянское общество на старте 3-его тысячелетия // Материалы международного научного форума «Проблемы национальной безопасности в условиях глобализации и интеграционных процессов» (междисциплинарные аспекты) в Российско-Армянском (Славянском) университете, Ереван, 3-5 ноября, 2016, сс. 189-197.

11. Галикян Г.Э., Глобализация и свобода самоидентификации человека» // Материалы международного научного форума «Проблемы национальной безопасности в условиях глобализации и интеграционных процессов» (междисциплинарные аспекты) в Российско-Армянском (Славянском) университете, Ереван, 3-5 ноября, 2016, сс. 82-88.

12. Саркисян О.Л., Осмысление некоторых аспектов понятий и «национальная идентичность» и «глобализация» // Материалы республиканской научной конференции «Проблема национальной идентичности в условиях глобализации, 5 ноября 2013г., изд. РАУ, Ереван, 2014, сс. 6-20.

13. Багирян И.Г., Идеология стратегии национального развития. – изд. Научно-образовательного фонда «Нораванк», 2003г., на арм.яз. – 55 с.

14. Багирян И.Г., Национальная инновационная система (НИС) – амбициозный, но единственный вариант адекватного движения в будущее: перспектива развития (монография). – Ереван: «Гракан айреник», 2008. – 42 с.

15. Арутюнян Г., Задачи информационной организации Армянства // сборник научных докладов «Основополагающие правовые требования западного армянства» международного научно-практического форума в апреле 2008г. (Никосия, Кипр) Международного организационного комитета по подготовке Национального съезда Западных армян. – Ереван, 2009, на арм.яз., сс. 167-181.

16. Вардумян С.Д., Опыт разработки, развития и внедрения «Системы контроля и оценки, основанной на результатах» в институциональных структурах РА // Вестник Российско-Армянского (Славянского) университета, #1, 2012, сс. 29-39, изд. РАУ, Ереван.

17. Багирян И., Пять измерений государственной экономической политики // «21-й ВЕК», НОФ «Нораванк», #3, 2015, сс. 97-119

18. Вардумян С., Армянская цивилизация – как непреложная отправная точка и непреклонный стержень для разработки Армянской Национально-государственной идеологии // Исследовательско-аналитический армянский интернет-домейн Евразийского экономического союза,, 2015, 6 стр. http://www.soyuzinfo.am/rus/analitics/detail.php?ELEMENT_ID=1650.

19. Вардумян С., Национальный цивилизационный проект в качестве конкретного проявления решений основных общих вопросов безопасности // Материалы республиканской научной конференции «Проблемы национальной безопасности в условиях глобализации (междисциплинарные аспекты) в Российско-Армянском (Славянском) университете, Ереван, 4-5 ноября, 2014, на арм.яз., сс. 25-38.

20. Галстян Х., Культура конфликта VS Культура диалога: дихотомический выбор армянского общества? // Исследовательско-аналитический армянский интернет-домейн Евразийского экономического союза, 2016, http://www.soyuzinfo.am/rus/analitics/detail.php?ELEMENT_ ID=2006&print=Y.

Категории: Армения, Главное, Нагорный Карабах, США