РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ПРИЧИНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОРРЕКТИРОВОК ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ США

Введение

С самого своего избрания президент США Дональд Трамп поставил акцент американской внешней политики на отношениях с главным конкурентом Штатов – Китаем, демонстрирующим ежегодный экономический рост в 6%, При этом оценки Трампом перспектив отношений с Россией первоначально позволяли надеяться на их определенное потепление. Однако все последние события в первую очередь внутри США позволяют говорить о некоторых конъюнктурных корректировках в первоначальных внешнеполитических приоритетах администрации Трампа. Прежде всего в ближневосточном направлении. При этом Россия и Китай, безусловно, продолжают оставаться долгосрочными целями и мишенями американской политики. Корректировкам, причем, временным, подвергаются лишь пути достижения этих целей. В данной статье содержится попытка рассмотреть причины подобных процессов.

Отношения с Россией

Очень похоже, что отношения с Россией стали основным катализатором и механизмом влияния на внутриполитическую борьбу в США. Во всяком случае, об этом говорит целый ряд событий, начало которым было положено еще на финишной прямой предвыборной кампании по выборам хозяина Овального кабинета Белого дома. Демократическая партия США, многочисленные противники избранного президента, в частности СМИ, подняли российскую тематику на пик пропагандистской кампании, мишенью коей Дональд Трамп является, пожалуй, с самого своего избрания. И стремительно набирающая в США оборот антироссийско-антитрамповская кампания определенным образом представляет интерес ввиду намеченной на начало июля встречи президентов США и России.

Встреча Путин-Трамп произойдет на полях саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге. И уже можно смело прогнозировать, что с учётом ситуации, в которой оказался Трамп в собственной стране, от рандеву коллег можно ожидать последствий, которые только позволяет представить воображение. В определенном смысле лучшим анонсом встречи президентов могут послужить последствия состоявшейся 10 мая рабочей встречи министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова с Трампом в Овальном кабинете Белого дома в присутствии посла России в США Сергея Кисляка, которого американские СМИ называют главным русским шпионом. Встреча послужила поводом для показательной порки Трампа его оппонентами-политиками и СМИ, которых, в отличие от российских коллег, на встречу просто не пустили. После этого сенатор-демократ Джон Маккейн публично заявил, что «марионетку Путина – Лаврова» нельзя подпускать к Овальному кабинету и на пушечный выстрел, сравнив ситуацию вокруг Трампа с Уотергейтским скандалом. Кстати, именно с подачи Маккейна в США стала всерьёз обсуждаться тема импичмента Трампа. Примечательно, что сам Трамп встречей с Лавровым остался вполне доволен. А глава МИД РФ заявил, что, оставляя вопрос о форматах развития двусторонних отношений на усмотрение президента США и его команды, Москва готова двигаться вперед настолько, насколько это удобно новой администрации Белого дома1.

Все это происходит на фоне разворачивающегося в Штатах скандала вокруг российского следа избрания Трампа президентом, выявленного американской разведкой, политиками и журналистами. Тем временем ФБР продолжает вести независимое расследование взлома российскими хакерами компьютерных сетей Национального комитета Демократической партии и личного электронного ящика главы избирательной кампании Хиллари Клинтон Джона Подесты. Как результат – увольнение Трампом директора ФБР Джеймса Коми СМИ связывают с Россией, экс-советника по нацбезопасности Майкла Флинна именуют агентом Кремля, а президента США открыто подозревают в тайны связях с Москвой. Вся эта деятельность медиа надежно прикрывается первой поправкой конституции, гласящей, что Конгресс США не может посягать на свободу слова и свободу прессы.

Проецирование на real politic

Таким образом, с сожалением приходиться констатировать проецирование внутриполитической борьбы в США на перспективы отношений с Россией, перспективы их возвращения в русло real politic как свершившийся факт. В свете подобного давления представляется, что договориться по предметным вопросам двусторонней повестки президентам России и США будет довольно трудно. Россия уже превратилась в весьма эффективное оружие внутриполитической борьбы в США, борьбы против Трампа, которого добрая половина американцев по-прежнему не желает видеть своим президентом. В подобном свете теоретические желания Трампа идти на сближение позиций с Москвой особого значения уже не имеют. Реальных шагов в направлении установления плодотворного диалога он сделать не в состоянии, любой подобный шаг будет истолкован его многочисленными противниками как действие в интересах России. Между тем, по оценкам советника экс-президента США Джорджа Буша, директора Kissinger Associates Томаса Грэма, именно сейчас необходимость в диалоге между США и Россией важна как никогда2. Необходимость в обновлении каналов и связей, вполне успешно действующих до украинского взрыва. Дипломат, долгие годы занимающийся Россией, убежден в невозможности преодоления существенных осложнений и расхождений между США и Россией без диалога. Грэм считает, что Москва и Вашингтон нуждаются в лучшем взаимном понимании позиций, интересов друг друга на основе дискуссии, особенно по части взаимных действий на Ближнем Востоке.

В этом смысле довольно сложно в Гамбурге придется и президенту России, поскольку любой его шаг, любое предложение неминуемо будут использованы в США против Трампа, и против России, соответственно. Россия сегодня – всего лишь инструмент в руках конкурентов Трампа, считающих последнего заложником Путина и ищущих в любом официальном контакте между Москвой и Вашингтоном исключительно повод для новых нападок. Впрочем, Путин уже успел охарактеризовать разговоры вокруг американского коллеги как политическую шизофрению. И, тем не менее, по ключевым темам двусторонней повестки: сокращения вооружений, Сирии и Украине договориться именно сейчас уж точно не получится. В лучшем случае президентам удастся начать тот самый диалог, который так нужен американо-российским отношениям. Ожидать же реального и скорого потепления отношений, новых договоренностей между Россией и США в текущей ситуации представляется бессмысленным. Собственно, об этом уже успел заявить госсекретарь США Рекс Тиллерсон, отметивший невозможность начала отношений США и России с чистого листа. Подчеркнув долгоиграющий характер скандала вокруг российского вмешательства во внутренние американские дела, глава Госдепа заявил, что это не может не мешать налаживанию диалога между Вашингтоном и Москвой.

Корректировка векторов американской политики

Впрочем, не сидит сложа руки и Трамп, заключивший в ходе своего первого зарубежного визита в Саудовскую Аравию контрактов почти на $350 миллиардов, в том числе $110-миллиардный контракт на закупку Эр-Риядом произведенных в США вооружений3. В рамках последнего Вашингтон поставит саудитам боевые самолеты, танки, суда, системы противоракетной обороны. В целом сделка направлена на усиление военных возможностей Саудовской Аравии и партнеров США в Персидском заливе для борьбы с «Исламским государством». Согласно советнику Трампа по экономике Гэри Гону, президент США поддерживает создание арабского аналога НАТО с целью нивелирования иранского влияния в регионе. И укрепляющие сотрудничество между США и Саудовской Аравией договоренности и углубляющие противостояние с Ираном – один из шагов в данном направлении.

Представляется, что, помимо всего прочего, данные многомиллиардные контракты – один из козырей, которыми Трамп очень скоро задушит игроков-конкурентов, обвиняющих его в недостаточно патриотичном президентстве. Подобными шагами, в целом достаточно предсказуемыми, Трамп заверяет часть многочисленных недругов внутри США в своей лояльности и даже приверженности соблюдению интересов транснациональных корпораций, военно-промышленного комплекса, а значит и их интересов. Второй части недругов президент США тем самым ясно дает понять, что долго терпеть их обвинения и попытки свергнуть его с занимаемого поста он отнюдь не намерен.

Кроме того, подобной политикой недавно избранный президент США собирается выполнять предвыборные обещания по созданию новых рабочих мест. Ближний Восток по-прежнему остается самым воюющим регионом мира, и воюющие режимы крайне нуждаются в оружии, которое им в первую очередь могут предложить США. Именно поэтому Трамп явно не собирается выступать в роли голубя мира, что вроде как пытался делать его предшественник. Более того, на встрече с главами 60 мусульманских государств в Саудовской Аравии он фактически открыто призвал их к конфронтации с Ираном. И на этот призыв уже откликаются даже из граничащего с Ираном Азербайджана. Так, по оценкам директора Общества гуманитарных исследований Азербайджана, конфликтолога Аваза Гасанова, иного пути, кроме как поддержки и присоединения к направленным против Ирана инициативам США, у Азербайджана нет4.

Азербайджанский эксперт считает, что своим визитом на Ближний Восток президент США ознаменовал в отношениях Вашингтона со странами арабского и мусульманского мира новую эру, фактически отбросив на второй план собственную политику и обязательства по соблюдению прав человека во всем мире с целью достижения союза против Ирана, «Исламского государства» и «Аль-Каиды».

«Сбор лидеров 60 мусульманских стран на арабо-исламо-американском саммите – свидетельство отсутствия у Азербайджана иного пути, кроме как поддержки и присоединения к антииранским инициативам США. И это несмотря на ожидаемо серьезное влияние Ирана с мировой арены на наш регион, в результате чего могут пострадать и интересы Азербайджана», – убежден азербайджанский конфликтолог

Таким образом, именно розыгрыш антииранской карты представляется залогом успешного завершения, разумеется, для США, ближневосточной партии Трампа, что позволит американскому президенту разобраться с соперниками и на местах. Саудовская Аравия и другие арабские сателлиты Штатов в ходе реализации этой партии, разумеется, будут нуждаться в защите от Ирана. И Штаты саудовцев как крупного клиента, конечно, не бросят и будут помогать… оружием и советами. То же, что в результате подобной комбинации Большой Ближний Восток погрузиться в еще больший мрак, чем сейчас, Трампа волнует, пожалуй, в последнюю очередь. Саудовская Аравия – государство, конечно, весьма богатое, причем амбициями оно богато не в меньшей степени, чем нефтедолларами, однако предполагать, что саудовцы способны управлять Ближним Востоком, было бы, по меньшей мере, наивно. Представляется, что в этом им понадобится помощь. Поэтому итоги ближневосточного турне президента США наряду со сделанными им в Саудовской Аравии и Израиле резкими высказываниями по иранской тематике можно логически дополнить. В первую очередь достаточно четко обрисованной на встрече с Трампом президентом Израиля Реувеном Ривлином целью создаваемой под патронажем Трампа арабо-израильской коалиции. А именно изгнания Ирана из израильского приграничья – Сирии и Ливана.

Таким образом, предполагается, что направленный против Ирана союз Израиля и Саудовской Аравии способен, предельно сплотив общих врагов, радикально изменить весь комплекс взаимоотношений Израиля с арабским миром. Исходя из прежних шагов США и Израиля, можно предположить, что свои действия арабо-израильская антииранская коалиция, по всей видимости, обоснует борьбой с «Исламским государством» на территории Ливана, Сирии и Ирака. Таким образом, уже сегодня можно ожидать проецирования застарелого вала насилия и, соответственно, хаоса дальше на восток. И все это делается посредством временного, условного, однако ощутимого перевода векторов американской внешней политики с Китая и России на Ближний Восток.

Отказ от борьбы с «теневым правительством»

В ходе своей предвыборной кампании Трамп неоднократно озвучивал намерение бороться с «внутренним правительством» к коему причислял свою соперницу Хиллари Клинтон. Последние действия Трампа на ближневосточном направлении, в частности, попытки развязывания новой войны и многомиллиардные оружейные контракты, как минимум, говорят о том, что если Трамп когда-то и хотел одолеть «внутреннее правительство» в Пентагоне, ЦРУ и других подобных ведомствах, то ему это явно не удалось. И уже сегодня он идет на поводу у, олицетворяющего военно-промышленный комплекс, генералитета и руководства транснациональных корпораций. И в данном случае то делает ли он это вынужденно или осознанно уже является вопросом третьестепенной важности. Таким образом, последние действия Трампа говорят о том, что он с отведенной ему ролью и функцией по принятию во внешней политике лишь частичных решений смирился. Как минимум, на данном этапе.

В целом, практически все развития последних лет на Большом Ближнем Востоке представляются частью большой стратегии, реализуемой США с нападения в 2003 году на Ирак. Безусловно и то, что данная стратегия перекликается с интересами все того же генералитета и ТНК. Соответственно, в этом свете Трамп может претендовать на внесение в нее в лучшем случае тактических, но уж точно не стратегических изменений. Данная стратегия по целенаправленному созданию региональной дестабилизации в первую очередь направлена против основных геополитических конкурентов США в лице Китая и России. В последнем случае мы видим в вышеобозначенной американской стратегии определенные тактические смещения. Так, если раньше США стремились экспортировать беспорядки и хаос в Россию, к примеру, посредством событий в Чечне, то теперь в Вашингтоне пытаются втянуть Россию в хаос ближневосточный. И участие ВКС России в сирийском конфликте лучшее тому подтверждение. Однако последующие действия Москвы показали, что глубоко ввязываться в сирийский хаос, как это произошло в 1979 году в Афганистане, Россия явно не намерена. Однако ближневосточная логика событий, тем не менее, имеет свое продолжение еще в одном месте, на самых российских границах – юго-востоке Украины. Данный конфликт сегодня продолжает оставаться одной из главных угроз национальной безопасности России.

Заключение

Таким образом, тесное переплетение американо-российских отношений с ближневосточными конфликтами, иранско-израильской тематикой, украинским конфликтом по-прежнему налицо. Весь вопрос в том, к каким возможным изменениям в американской стратегии приведут уже проистекающие и трансформирующиеся тактические изменения, обусловленные сменой администрации Белого дома и попыткой борьбы этой администрации с последователями администрации прежней. Дополнительным вопросом-проблемой, влияющей на весь обширный спектр американской внешней политики и, соответственно, глобальных тенденций, является задействование во внутренней борьбе за власть в США российского фактора. Последнее дает ясное представление о степени ограниченности принятия внешнеполитических решений первым лицом США. Что в свою очередь дает небольшую, но надежду на то, что ареал ближневосточного хаоса все-таки останется лимитирован существующими границами и барьерами, не затронув Иран и страны с ярко выраженным иранским присутствием и не спроецируется дальше на север и восток.

1 http://embassyru.am/topic.php?id=3918.

2 http://arminfo.info/full_news.php?id=25826&lang=2.

3 https://rg.ru/2017/05/20/tramp-podpisal-sdelku-s-saudovskoj-araviej-na-110-milliardov-dollarov.html.

4 http://arminfo.info/full_news.php?id=25930.

Давид Степанян
Политический обозреватель и аналитик, информационное агентство «АрмИнфо»

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=16269

Категории: Азербайджан, Главное, Иран, Китай, Россия, США