РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ПОЛИТИКА ИРАНА В ОТНОШЕНИИ НАУЧНОЙ ДИАСПОРЫ

Формирование иранской научной диаспоры было обусловлено двумя основными факторами – ядерными и ракетостроительными программами и «утечкой мозгов».

Ядерные и ракетостроительные программы берут начало в 1950-х гг., когда шахский режим взялся за тотальную модернизацию страны. В то время Иран был одним из основных союзников Запада (во главе с США) на Ближнем Востоке. Следовательно, Запад был заинтересован в усилении этой страны. И не случайно за учреждением ядерной программы, равно как и множества других наукоемких направлений стояли именно США.

Развитие наукоемких направлений неизбежно предполагало подготовку соответствующих кадров в области физики, инженерии и пр., т.е. обучение иранской молодежи в западных вузах (США, Великобритания, Германия и пр.). Следовательно, «для осуществления ядерной программы иранское руководство придало большое значение подготовке иранских специалистов в сфере ядерной физики и техники управления ядерными объектами»1. Благодаря сотрудничеству Иран-Запад в 1950-е гг. было положено начало массовому обучению иранских студентов в лучших западных университетах. «Подготовку будущих иранских специалистов осуществили США, Бельгия, Великобритания, ФРГ, Италия, Швейцария и Франция»2.

В 1977г. в американских колледжах (по оценке Госдепа США) обучалось 30-40 тысяч иранцев3, причем часть из них училась по специальностям, связанным с ядерной физикой и ракетостроением. В 1970-77хх. в четырех ведущих американских компаниях по выпуску ядерной продукции было подготовлено 35 иранских специалистов4.

В 1977-78-м учебном году в зарубежных вузах учились около 100 тысяч иранских студентов: 36.220 студентов учились в США, остальные получали высшее образование в вузах Великобритании, ФРГ, Франции, Австрии, Италии. В 1978-79гг. число обучающихся в США иранских студентов дошло до 45.340 человек и достигло своего пика в 1979-80-ом учебном году (51.310). По данным Международного института образования, в этот период по числу иностранных студентов США иранцы были на первом месте5. До начала исламской революции в 1979г. в лучших вузах планеты (в основном в США) учились около 100 тысяч иранцев6.

В то же время серьезное внимание отводилось также военному образованию, подготовке офицерских кадров для армии Ирана. В военно-учебных заведениях США, Великобритании и других странах была подготовлена значительная часть офицерского состава иранских ВС. Так, в 1976г. в США образование получали около трех тысяч иранских военнослужащих7.

После исламской революции 1979г. превалирующее большинство обучавшихся за рубежом студентов не вернулось в Иран, составив его научную диаспору. Как отмечает эксперт, «бóльшая часть подготовленных на Западе специалистов после исламской революции эмигрировала, а студенты, все еще продолжавшие учебу за границей, опять же в большинстве своем не вернулись на родину»8. Помимо неприемлемости нового исламского режима, причиной эмиграции специалистов было также временное пресечение ядерных программ.

В дальнейшем, возобновив ядерные программы для решения задачи обеспечения соответствующими кадрами, руководство ИРИ наряду с другими направлениями попыталось сделать акцент на следующее: а) репатриация иранских специалистов на родину, б) открытое или замаскированное сотрудничество с ними, в) профессиональная подготовка молодых иранцев за рубежом9.

Спустя какое-то время после исламской революции, когда сотрудничество Запад-Иран в ядерной и других научно-технических сферах было прекращено, Иран начал искать новых партнеров для реализации ядерных программ. После долгих поисков и переговоров с разными странами (европейские страны, Япония и т.д.) выбор пал сначала на Китай, затем – на Россию. Сотрудничество с ними также предполагало подготовку иранских специалистов в ядерной сфере. Так, по российско-иранскому соглашению «Об использовании атомной энергии в мирных целях» от 25 августа 1992г. в числе прочего предусматривалось: а) проектирование, строительство и эксплуатация ядерных исследовательских и энергетических реакторов, б) промышленное производство необходимых для использования в ядерных реакторах и их топливных циклах компонентов и материалов, в) проектирование и обучение (курсив наш. – В.О.)10. По вышеупомянутому соглашению, ежегодно подготовку в сфере ядерной физики в России должны были проходить около 100 граждан ИРИ11. Согласно публикации в российской прессе (2003г.), в 1999-2003гг. в Нововоронежском учебно-спортивном центре обучение прошли уже 707 человек12.

Несмотря на то, что с целью учебы отток молодежи из Ирана за границу происходит в основном в рамках ядерных и ракетостроительных программ этой страны, тем не менее государство, исходя из своих приоритетов, поощряет также обучение молодежи за рубежом в других сферах (военная подготовка, медицина и пр.). Например, в 2000-х гг., благодаря активизации российско-иранского сотрудничества в научно-технической сфере, число иранских аспирантов в научно-образовательных заведениях России увеличилось. Они углубляют свои профессиональные навыки в основном в сфере прикладных фундаментальных естественных наук и медицине13.

Несмотря на ухудшение отношений Ирана со странами Запада и прекращение сотрудничества в научно-технической сфере (в частности, ядерной), после исламской революции, обучение иранских студентов в западных вузах продолжалось. Сегодня также немало иранских студентов в зарубежных вузах, что позволяет составить представление о научном потенциале иранской диаспоры. Так, по данным правительства Ирана, в 2013г. в зарубежных вузах учились 55.686 иранских студентов. На первом месте была Малайзия (8.883), за ней следовали США (7.341), Канада (5.638), Германия (3.504), Турция (3.364), Великобритания (3.228). Остальные учились в других странах14. Согласно оценкам Министерства образования ИРИ, по положению на 2014г. в зарубежных вузах образование получили 350-500 тысяч иранцев15.

«Утечка мозгов» была свойственна всем волнам миграции из Ирана (начиная с 1950-х гг.), несмотря на определенные повышения и снижения ее показателей. Согласно данным Международного валютного фонда за 2006г., Иран – со своим показателем в 150-180 тысяч образованных людей, ежегодно мигрирующих из страны, – среди занимал первое место 91 развивающейся и развитой страны16. Согласно экспертной оценке, 80% иранцев, выигравших призы на международных научных олимпиадах, предпочитали эмигрировать в США, Канаду и Европу17. Согласно оценкам Министерства науки, исследований и технологий Ирана (Mi¬¬nis¬try of Science, Research and Technology), утечка человеческого капитала ежегодно обходится правительству этой страны в $38 млрд., что вдвое превышает доходы от продажи нефти18.

Политика подготовки кадров в зарубежных странах в ряде наукоемких сфер и их репатриации дала определенные результаты. Например, первый председатель организации атомной энергии Ирана А.Этемад получил образование во Франции, в Национальном институте ядерных исследований и технологий (г.Сакле) и в Швейцарии – в Лозаннском политехническом университете и федеральном институте ядерных исследований. Его преемник Р.Амролаи получил образование в Техасском университете по специальности «ядерная физика», затем прошел стажировку в Бельгийском центре ядерных исследований19.

Выводы для армянской действительности

Армения также в последние годы проводит политику спонсирования учебы талантливой армянской молодежи в авторитетных зарубежных вузах. С этой целью в 2009г. был учрежден фонд «Луйс». Однако, в отличие от иранского опыта, политика РА в этом вопросе долгое время не была целенаправленной. В качестве основного показателя учитывался рейтинг вуза (первая десятка в мире). Был проигнорирован вопрос специальностей, в частности, какие возможности в дальнейшем будет иметь получивший ту или иную специальность за счет государства гражданин РА, сможет ли он применить свои профессиональные знания в случае возвращения на родину. Фонд «Луйс» не обязывал своих бенефициариев после учебы хотя бы некоторое время работать по соответствующей специальности в Армении.

Полагаем, вместо общепринятой политики целесообразно будет применить иранский опыт политики в отношении научной диаспоры. Т.е. в вопросе финансирования учебы армянской молодежи за рубежом делать акцент на специальности, наиболее соответствующие приоритетам экономики РА. Для этого необходимо: а) четко определить приоритетные направления экономики и, в частности, промышленности (IT-сфера и пр.), б) финансировать только обучение армянской молодежи в лучших зарубежных вузах по специальностям, наиболее соответствующим приоритетам экономики Армении и, в частности, наукоемкой промышленности.

Следует отметить, что в деятельности фонда «Луйс» в последнее время заметна тенденция перехода от общей политики к более конкретной. В этом контексте наиболее важны два шага. Во-первых, отныне будет финансироваться обучение по специальностям, включенным в утвержденный правительством РА список. Во-вторых, отныне бенефициарии фонда обязуются по окончании учебы три года работать в Армении.

Так или иначе, приоритетное направление государства также является многозначным понятием. В частности, могут быть разные степени приоритетов – первая, вторая, третья и так далее. Следовательно, можно привести размеры финансирования иностранного образования в соответствие с этими степенями следующим образом:

— приоритет первой степени – 80-100% финансирования,

— приоритет второй степени – 50% финансирования,

— приоритет третьей степени – 20% финансирования.

1 Саруханян С.Н., Россия и Иран. 10 лет ядерного сотрудничества, Ер., «Гаспринт», 2006, с. 42.

2Там же.

3Sober S., The US and Iran, an Increasing Partnership, www.sedona.net (цитируется по: Саруханян С.Н., указ.соч., с. 42).

4Новиков В.Е., Состояние и перспективы развития ядерных и ракетных технологий в Иране // В сб. Иран в современном мире, М., РИСИ, 2003, с. 146 (цитируется по: Саруханян С.Н., указ.соч., с. 42).

5Shirin Hakimzadeh, Iran: A Vast Diaspora Abroad and Millions of Refugees at Home, http://www.migrationpolicy.org/article/iran-vast-diaspora-abroad-and-millions-refugees-home.

6Sam Sasan Shoamanesh, Iran is a riddle, wrapped in a mystery, inside an enigma. But what of the over three million Iranians outside Iran?, http://globalbrief.ca/blog/2009/11/01/on-the-iranian-diaspora/.

7Ермаков С.М., Перспективы развития вооруженных сил Ирана // В сб. Иран в современном ми¬ре, М., РИСИ, 2003, с. 92. (цитируется по: Саруханян С.Н., указ.соч., с. 42).

8Саруханян С.Н., указ.соч., с. 42.

9Задонский С.М., Ядерная программа Ирана и российско-иранские отношения, М.: ИИИБВ, «АСТИ-ИЗДАТ», 2002, сс. 6-7.

10Михайлов В.Н., Домыслы и факты о сотрудничестве России и Ирана в области мирного использования атомной энергии // www.iss.niiit.ru (цитируется по: Саруханян С.Н., указ.соч., с. 89).

11Саруханян С.Н., указ.соч., с. 94.

12 Стажеров тренируют на настоящей АЭС, https://www.vesti.ru/doc.html?id=103287.

13Иранская община в Москве, http://islamist.ru/иранская-община-в-москве/.

14Iranian diaspora, https://en.wikipedia.org/wiki/Iranian_diaspora.

15Там же.

16Shirin Hakimzadeh, указ.соч.

17Там же.

18Там же. Sam Sasan Shoamanesh, указ.соч.

19Хлопков А., Иранская ядерная программа в российско-американских отношениях // Научные записки ПИР-Центра, 2001, №18, с. 40.

Ваграм Овян
Секретарь Научно-экспертного совета НОФ «Нораванк», старший эксперт Арменоведческого центра

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php/?ELEMENT_ID=16507

Категории: Армения, Главное, Иран, США