РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



НОВО-НАХИДЖЕВАНСКИЙ ЖИВОПИСНЫЙ ПОИСК (ОТ М.САРЬЯНА ДО С.ХАТЛАМАДЖЯНА)

История города Нахиджевань-на-Дону (по арм. Нор-Нахиджеван) начинается с указа Екатерины Великой (14 ноября 1797 г.), что справедливо для политической, экономической и военной истории. Гораздо сложнее вскрыть духовную историю, динамику культуры, которые, как генетическую память, как великую надежду на новую жизнь, привезли армяне на берега Дона, оставив всё своё материальное в Крыму. И какая у этих армянских переселенцев была вера в собственные силы?!

Армянское культурное присутствие в Крыму на протяжении нескольких веков неоспоримо, чему живые свидетели замечательные архитектурные памятники на полуострове и книжная миниатюра, хранящаяся в знаменитых библиотеках Армении, Европы, США, Иерусалима… Именно армянская миниатюра, создаваемая с ХIV по ХVIII вв. в скрипториях армянских монастырей Крыма, показывает нам духовную связь внутри народа. И это несмотря ни на какие безжалостные удары судьбы, когда на карте политической истории расчленяли Армению, и армян раскидало по миру. В частности, они оказались и в Крыму. Миниатюра Крыма испытала влияние знаменитой Киликийской миниатюры и близка к Байбурт-Эрзерумской ветви. Определенную роль в возрождении национальной культуры здесь, у берегов Дона, сыграли феноменальные творческие и коммерческие успехи Ивана Айвазовского, который был связан с Нор-Нахиджеваном. Этот великий человек и великий художник был близок с известными домами молодого процветающего города, дружил и с городским головой А.Халибяном. Его портрет Иван Константинович написал в 1862 году. Эти важные факты усилили любовь и без того расположенных к искусству горожан.

Надо отметить, что город с окрестными армянскими сёлами дал немало крупных личностей в различных областях национальной жизни, а некоторые из них стали национальными символами. Их скульптуры украшают центр столицы Армении. Отметим лишь троих из них, чтобы понять масштаб этого новонахиджеванского генетического кода: крупнейшую фигуру национального движения XIX в. Микаела Налбандяна; выдающегося государственного деятеля, основателя Второй Республики, Александра Мясникяна; одного из ключевых деятелей национальной культуры ХХ в. художника Мартироса Сарьяна.

Итак, мой анализ включает пятерых живописцев, четверо из которых родились в армянском анклаве Нового Нахиджевана, а именно: Амаяк Арцатбанян (1876-1920), Григорий Шлдян (1900-1985), Мартирос Сарьян (1880-1972) и Сейран Хатламаджян (1937-1994); а пятый живописец родился в Шуше (Арцах), но долгие годы преподавал в Нор-Нахиджеване – это Степан Агаджанян (1863-1940). Они охватывают без малого век армянской живописи.

Амаяк Арцатбанян – превосходный колорист, мастер портрета, вдумчивый аналитик сюжетной картины, но меня интересуют компоненты его художественного синтеза внутри национальной живописи. Как известно из биографии художника, Амаяк родился в семье ювелира, то есть вырос в среде, где рождалось изящное, где ценилась культура, где бережно хранилась национальная художественная традиция. А.Арцатбанян блистательно окончил (с золотой медалью) Московское училище живописи, ваяния и зодчества (класс В.Серова). После окончания училища он вернулся в родной Нор-Нахиджеван, не подозревая, что станет одним из первооткрывателей поиска нового синтеза для армянской живописи, но уже через русский живописный опыт московской школы в период модерна. Насколько высоко ценил его Мартирос Сарьян, который на четыре года был моложе Амаяка и прошел ту же художественную школу в Московском училище у Серова, говорит тот факт, что Сарьян называл Арцатбаняна своим первым учителем… И здесь речь не только о шефстве Амаяка над молодым Мартиросом в годы учёбы в Москве, но и о его большом таланте как живописца, так и внимательного, душевного человека. Бесспорно, мудрый М.Сарьян просто так не бросался бы такими словами. Здесь речь о более глубоких связях двух мастеров, ведь судьба Амаяка прервалась неожиданно, рано и нелепо: в период гражданской войны на Дону офицер отступающей Белой армии ворвался и застрелил художника в его же доме. Сарьян говорит о том, что именно Арцатбанян был одним из самых активных деятелей художественной жизни Ростова. Его общественная и педагогическая деятельность сыграла значительную роль в крае. В 1911 и 1916 гг. Амаяк дважды побывал в Армении, но основная его деятельность была связана с молодежью Нахиджевана.

Здесь ему на помощь пришел Степан Агаджанян, довольно долго работавший во Франции. Сторонник реалистической школы живописи, превосходный портретист, выпускник Академии Р.Жюльена. С 1903 по 1922 годы в Нор-Нахиджеване он преподавал искусство живописи молодым и начинающим художникам. Его переезд в Армению обусловлен тремя основными факторами: 1. Гибель Амаяка Артцатбаняна; 2. Установление советской власти в Армении (в самом конце 1920г.); 3. Призыв Александра Мясникяна: «Интеллигенция, возвращайтесь в Армению».

В это же время в Ереван приезжает Мартирос Сарьян и становится одной из ключевых фигур в национальной культуре ХХ века. Именно Сарьян охватил в своем творчестве тенденцию развития мировой культуры в живом поиске русского авангарда и европейской эстетической мысли. Эти векторы развития позволили М.Сарьяну работать почти во всех жанрах и видах изобразительного искусства возрождающейся Армении, тем самым привнести, расширить и закрепить внутри искусства как подлинные достижения рано ушедшего В.Суренянца, так и достижения продолжающих творить в те годы Е.Тадевосяна, Г.Башинджагяна, В.Гайфеджяна, А.Коджояна, Е.Кочара, и других… А его поездка в Париж стала важным мостом между художниками диаспоры и Арменией. Благодаря его усилиям расширился круг художников, чьи работы оказались во вновь созданной Национальной Картинной Галереи Армении. Неоценима заслуга Сарьяна и в понимании и оценке армянской средневековой миниатюры, которая раскрыла характер, образный строй армян, богатство цвета, композиции и изящество самого письма.

На двадцать лет моложе Сарьяна был Григорий Шлдян, начавший свой художественный поиск с 1919г. в Европе, став одной из загадок реалистической, метафизической живописи не только Италии, но и всей Европы. Особо отметим роль Шлдяна в восстановлении «караваджизма» и «маньеризма» в целом как важных элементов синтеза новых форм в европейской и мировой живописи. Учитывая то обстоятельство, что Шлдян всю свою долгую жизнь прожил вдали от исторической родины, может показаться, что у него нет глубинной связи с Арменией. Однако один красноречивый факт свидетельствует об обратном: в 1958г. католикос всех армян Вазген I приглашает художника в Армению, чтобы написать портрет Богоматери для Резиденции католикоса всех армян в Эчмиадзине. Стоит обратить внимание, что высшему духовному лицу нации картина Шлдяна понравилась, но он счел, что образ богоматери скорее итальянский, нежели армянский. Данный факт для истории армянской живописи чрезвычайно поучителен и интересен – он ярко показывает скрупулезный поиск национального синтеза культуры.

Теперь назовём некоторых выдающихся художников, составляющих возрождающуюся ветвь армянской художественной мысли в диаспоре ХХ в.: Г.Шлдян (Италия), А.Горки (США), Ж.Гарзу (Франция), Ж.Жансем (Франция), О.Пушман (США), Ч.Гарапедян (США), Л.Тутунджян (Франция), З.Аршакуни (Россия). В то время как в живопись самой Армении, кроме Нор-Нахиджеванской ветви, влилась еще и тифлисская ветвь, а во второй половине ХХв. присоединилась и ветвь Диаспоры: А.Каленц, Б.Варданян, П.Контураджян, Р.Шишманян, А.Гарибян …

Сейран Хатламаджян – один из видных художников поколения шестидесятников Еревана. Это было время, когда национальная культура переживала сильный творческий подъем. По совету Сарьяна он приезжает в Ереван в 1959г. и, окончив Ереванский художественно-театральный институт в 1964г., вступает в бурную столичную жизнь, одновременно участвуя в различных выставках. Его беспокойная натура синтезировала в своём творчестве многие тенденции как национальной, так и мировой живописи. Особое внимание с конца шестидесятых он уделял различным направлениям абстракционизма. Таким образом, армянская абстрактная живопись собрала в Ереване талантливые силы и вышла на новые рубежи мировой культуры, благодаря приезжим творцам: Н.Котанджяну, Г.Элибекяну, Э.Харазяну, и С.Хатламаджяну…

Восстановление государственности позволило национальной культуре, в частности живописи, сфокусировать в Ереване, в столице национальной культуры, все важнейшие векторы развития живописи, которые интересовали армянских художников на данном историческом отрезке времени. Это колоссальный прорыв, дающий надежду, что армянская культура, живопись, и графика могут или, точнее, имеют возможность подняться на более высокую ступень признания ведущими музеями мира.

Февраль, 2018 г., Лос-Анджелес (США)

Рубен Ангаладян

http://noravank.am/rus/articles/detail.php/?ELEMENT_ID=16585

Категории: Армения, Главное