РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ФРАГМЕНТИРОВАННЫЙ ИЛИ «ДОВЕСТФАЛЬСКИЙ» МИРОПОРЯДОК

Известно, что при еще недавнем монополярном миропорядке все подчинялось единому центру, который и диктовал правила игры в полном соответствии со своими идеологическими, политическими и экономическими представлениями. Естественно, что при такой постановке практически полностью игнорировались интересы других стран, что приводило к тяжелым последствиям. Поэтому и некоторые инакомыслящие аналитики с нескрываемым нетерпением ждали тех времен, когда мир наконец-то станет многополярным и народы начнут развиваться согласно своим цивилизационным и идеологическим традициям1. Между тем с наступлением долгожданного мультиполярного уклада развития в глобальном политическом пространстве начали происходить в турбулизированном, беспорядочном режиме, и их последствия рассеяли надежды на «светлое будущее». Изначально казалось, что все происходящее – издержки «переходного периода», однако процесс этот сильно затянулся, и многое говорит о том, что нынешние политические нравы будут господствовать еще достаточно долго. При этом сложность современных реалий заметно затрудняет прогнозирование основных характеристик той формации, в которую вступит мир после нынешней турбулизации. Чтобы подобного рода изыскания дали хоть какой-то разумный результат, необходимо не только адекватно воспринимать происходящее, но и, в конкретных случаях, заново переосмыслить как некоторые ставшие штампом термины, так и понятия.

«Арена для кикбоксинга» или «Довестфальский мир». Возможно, несколько тривиально звучит утверждение, что сегодня в мире протекает перманентная и жесткая конфронтация. Вовсе не случайно, что целый ряд ведущих «мозговых центров» справедливо полагают, что нынешняя, уже Вторая, холодная война протекает в значительно более суровом режиме, нежели Первая. Нынешнее противостояние называют также «гибридным» или же войной «пятого поколения», а иногда и по-другому, в зависимости от вкуса комментатора. Одной из главных особенностей этой конфронтации является то, что в ней практически стерты все границы между собственно войной и миром2. Вполне естественно, что в таких условиях окончательно девальвируется международное право. Некоторые аналитики характеризуют сложившую ситуацию как «борьбу всех против всех», и в этом есть доля правды. В этом же контексте отметим, что мир сегодня ассоциируется уже не с «великой шахматной доской», а скорее с «ареной для кикбоксинга». Очевидно, что для ведения политики в таком режиме также требуются значительные интеллектуальные и прочие ресурсы, однако при этом требуются несколько иные, чем у шахматистов, способности, ресурсы и склад ума.

Создавшееся положение во многом предопределяется появлением новых информационно-цифровых технологий, которые часто позволяют успешно заменить то, что называлось «умственным озарением». Вместе с тем в этом контексте иногда складывается впечатление, что если раньше главным предназначением технологий было обслуживание людей, то сегодня поведение людей нередко диктуется самыми технологиями. Очевидно, что такая двоякость не всегда способствует принятию правильных решений, и это касается не только политиков.

Если же попытаться найти исторические аналоги и формализовать в политических терминах нынешний миропорядок, то уместно провести параллель с довестфальской Европой времен Тридцатилетней войны, когда все действовали в режиме ad hoc, т.е. по особому случаю, исходя из конкретной ситуации. Аналогия же с Европой 17-го века актуализирует вопросы внутрицивилизационного фрагментирования, и тут уместно начинать именно с самого Запада, где эти процессы сегодня имеют место.

«Процесс пошел». Популярное в глобальном информационном пространстве понятие «Запад» до недавних времен ассоциировалось с некой единой идеологической, политической и экономической системой, основой которой являлись США и ЕС. Однако два поворотных события – выход Великобритании из ЕС и избрание Д.Трампа президентом (что справедливо окрестили как «Брексит – 2») – заметно изменили такое восприятие. Оказалось, что британцы вовсе не собираются разделять со своими европейскими союзниками невзгоды идеологического и миграционного кризиса, который, согласно прогнозам, в обозримом будущем может привести к изменению религиозно-этнического, а, следовательно, и политического облика континентальной Европы3. Вслед за британцами среагировали на новые реалии и американцы. Особенно активно действовала та часть американского истеблишмента, которая всегда в той или иной форме ратовала за америкоцентричную, иногда граничащую с изоляционизмом, политику. В итоге президентом был избран Дональд Трамп, который, преодолевая (иногда – не совсем успешно) упорное сопротивление своих многочисленных оппонентов, проводит свою политическую линию4. Помимо всего прочего, в своей политике Трамп отходит от тоталитарно-либерального режима в сторону более авторитарной формы правления5. Можно констатировать, что в очередной раз англосаксонское сообщество в целом оказалось весьма восприимчивым к появившимся в мире новым вызовам и трендам.

Наряду с этим, и у континентальных европейцев рос скептицизм по отношению к англосаксам и, в частности, к проводимой США глобальной стратегии. Ведь благодаря именно сотворению т.н. «управляемого хаоса» на Ближнем Востоке6 в ЕС возникла миграционная проблема, которая в Европе (в которой пока что доминируют ультралиберальные догматы) спровоцировала противостояние между политическими и общественными силами различной ориентации. А превращение Украины теми же американцами в «черную дыру», кроме всего прочего, преследовало также не очень завуалированную цель сформировать дополнительный барьер между ЕС и Россией. Сегодня все эти развития сопровождаются упреками со стороны США относительно скромных финансовых взносов европейцев в НАТО и усугубляются политикой экономических санкций против России, которые бумерангом ущемляют также европейские интересы. Известно также, что почувствовавшие вкус к санкциям американцы сегодня развязали настоящую торговую войну с европейцами, значительно повысив налоги на поставляемые из ЕС сталь и алюминий.

Естественно, что все эти действия не вызывают особого восторга у представителей европейской элиты. Ведь еще в 2003г. они выражали недовольство политикой США в связи с иракской кампанией, что послужило основанием для госсекретаря Кондолизы Райс публично обещать «наказать Францию и игнорировать Германию…». Однако подобные проявления недовольства в прошлом не принимали реальные политические очертания. Сегодня же, пожалуй, впервые со времен де Голля, появились не слабые протесты, а вполне реальные разногласия между собственно европейцами и англосаксонским сообществом. Этот разлад в неприкрытом виде проявляется в политике по отношению, например, к Ирану, и несколько в более «политкорректной» форме – по целому ряду других вопросах. Иными словами западное сообщество уже выглядит далеко не так сплоченно, как ранее, и политическо-экономический антагонизм между его отдельными сегментами приобретает вполне осязаемый характер. В этом контексте следует также учесть, в самой Европе зреют сепаратистские настроения (Каталония, Корсика и даже провинции Италии). Происходит также заметное размежевание между странами Западной и Восточной Европы. Поэтому неудивительно, что немецкие военные эксперты сегодня всерьез рассматривают различные сценарии распада ЕС, некоторые из которых выглядят даже несколько катастрофичными7. В совокупности все эти тенденции позволяют полагать, что проявления «довестфальского» синдрома фрагментирования не обошли Европу и, как говорил в свое время крупный специалист по развалу систем, этот «процесс пошел»…

Вместе с тем особо отметим, что приведенные выше факты и соображения указывают лишь на некоторые тенденции, которые никак нельзя воспринимать как качественное ухудшение союзнических отношений между членами НАТО (совокупные военные расходы которых составляют примерно 70% от общемирового объёма). Отметим, что пока рано рассматривать НАТО как некую наднациональную организацию, и многие европейцы воспринимают Альянс в качестве гаранта своей безопасности. В этом контексте полезно обратиться к результатам опроса, проведенного Gallup International в 2016 г. в рамках проекта «Конец года» (End of the Year)8, по ходу которого респондентам в разных странах мира был задан следующий вопрос: «Какую из шести стран с наибольшим военным потенциалом – США, Китай, Россия, Франция, Великобритания и Индия – Вы бы предпочли выбрать своим союзником в случае военного вторжения в Вашу страну?» Как следует из полученных результатов, в 22 странах более 50% респондентов отдали предпочтение США, и 9 из этих стран являются членами НАТО (подробнее об этом см. также [1]).

Вместе с тем процесс фрагментации охватил и другие сообщества и регионы, и к этим вопросам мы еще обратимся.

1 См. например, Тер-Арутюнянц Г., «Холодная война – 2» с геоидеологической перспективой // Голос Армении, 04.12.2003; Тер-Арутюнянц Г., Многополярная и ассиметричная Холодная война // Вестник Академии военных наук, М., #4(21), с. 23. 2007.

2 К замечательному выражению Дж.Оруэлла «война – это мир» сегодня уместно добавить также формулу «мир – это война» (см. [1]).

3 См., например, http://forum.syntone.ru/index.php?showtopic=14159, http://rusplt.ru/fact/facts_8512.html, https://pravoslavie.fm/science/uchyonye-k-2050-godu-evropa-mozhet-stat-celi/. В связи с этим вопросом заметим, что иногда художественное воображение заметно опережает научно обоснованные прогнозы экспертов, и примером такого явления является замечательное произведение Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери». – М.: Яуза, Эксмо, Лепта-Пресс, 2005.

4 См., например, Barry R. Posen, The Rise of Illiberal Hegemony (Trump’s Surprising Grand Strategy). https://www.foreignaffairs.com/articles/2018-02-13/rise-illiberal-hegemony.

5 Возможно, что тут уместно проводить параллели между нынешним американским президентом и советским лидером Н.С. Хрущевым, который в свое время перестроил тоталитарную сталинскую систему на авторитарный лад. Любопытно, что и в психологическом складе этих политиков, похоже, имеется некоторое сходство, что позволяет некоторым аналитикам именовать американского президента Никита Сергеевич Трамп.

6 Арутюнян Г., Мультиполярные реалии, Ближний Восток и геноцид в режиме «бегущей строки», http://noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=12307&sphrase_id=47943.

7 См. например, С. Дебрер, Бундесвер: Евросоюз — не жилец, США идут к упадку, https://svpressa.ru/politic/article/185646/.

8 http://gallup-international.bg/en/Publications/2015/254-WIN-Gallup-International%E2%80%99s-annual-gl…

Литература

Арутюнян Г., Марджанян А., Духовно-технологические ресурсы и вопросы союзничества в гибридных войнах // 21-й Век, 4 (45), 2017.

Гагик Арутюнян
Исполнительный директор Научно-образовательного фонда «Нораванк»

http://www.noravank.am/rus/articles/security/detail.php?ELEMENT_ID=16546

Категории: Главное, НАТО, США