РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



XII Национальный конгресс «Модернизация промышленности России: приоритеты развития»

арцруни 2

— Добрый день, уважаемые коллеги и гости конгресса. Хотя я не медик, а по своей ос­новной специальности

  • строитель и большую часть жизни руководил строительными под­разделениями, сегодня позволю себе говорить о проблемах совре­менного российского здравоохранения и его важной составляющей
  • коммерческой меди­цине. Волею случая с начала 90-х гг. я стал участником создания сети медицинских цент­ров. В настоящее время возглавляемый мною медицинский холдинг включает 5 центров полного профиля. На­иболее известные из них — «Мо- ситалмед» и Институт красоты на Арбате.

В начале 90-х гг. здание «Мо- ситалмеда» находилось в плачев­ном состоянии. В 1995 году была завершена полная реконструкция особняка. В результате капиталь­ного восстановления и переобо­рудования удалось воссоздать его уникальный исторический облик. Укреплен фундамент, деревянные перекрытия заменены на бетон­ные, перестроена внутренняя часть здания.

В самом начале 90-х годов ита­льянская фирма обратилась ко мне с просьбой создать совместное ме­дицинское предприятие. В те годы серьезное медицинское обследо­вание можно было пройти только за границей, причем это могли позволить себе лишь избранные, сначала партийные боссы и члены их семей, потом «новые русские» и «нефтяники» с «газовиками». Была поставлена задача создать медицинское учреждение в России, чтобы оно было не хуже признанных европейских, где можно проводить диагностические обследования на высшем уровне, а затем принять решение о дальнейшем лечении.

Сейчас «Моситалмед» — меж­дународный медицинский центр, ничем не отличающийся от анало­гичных зарубежных. В результате грамотно организованного приема пациентов удалось добиться от­сутствия очередей при неизменно высоком уровне обслуживания. А ведь за день здесь принимают свыше 1000 пациентов.

Сегодня медицинский центр на Арбате — это огромный пере­чень предлагаемых услуг по всем направлениям: терапии,хирургии, гинекологии, офтальмологии, не­врологии, стоматологии и многим другим. Эффективность лечения достигается благодаря приме­нению новейших медицинских технологий, включая современные лабораторные и высокоинфор­мативные методы диагностики.

Кстати, средняя зарплата врача составляет более 150 тыс. руб., а медсестры — более 50 тыс. руб.

За период работы в меди­цинском бизнесе мы вложили в развитие холдинга несколько сот миллионов рублей, приобретая самое современное оборудование, внедряя передовые технологии, в частности телемедицину.

Но развитие медицинского центра на Арбате сталкивает­ся с неожиданными, отнюдь не медицинскими, препятствиями. Часть здания, где располагается «Моситалмед», несмотря на имев­шийся законный ордер, решением бывшего мэра Лужкова отдано в долгосрочную аренду известной в прошлом целительнице Джуне. Вместо того чтобы расширить медицинский центр в интересах нуждающихся пациентов, кото­рым, кстати говоря, посвятила свой дар Джуна, власти проявляют удивительное терпение, наблюдая некрасивую борьбу так называемых «родственников» за ее наследство, грязь и беспорядок, которые пред­ставляют серьезную угрозу для такого соседа, как медицинский центр европейского уровня.

Сегодня только ленивый не критикует тревожную ситуацию, сложившуюся в национальном здравоохранении. Бюджетные рас­ходы на эту отрасль растут, однако качество услуг, по свидетельству прессы и социальных сетей, пада­ет. Я считаю, что государственная медицина должна и дальше су­ществовать, но распространяться исключительно на детей, учащихся, пенсионеров и бюджетников.

Однако в нашей стране су­ществуют — и в немалом количес­тве — бюджетные организации, которые могут себе позволить организацию медицинского обслу­живания сотрудников не только в государственной системе здраво­охранения, но и в сотрудничестве с коммерческими медицинскими центрами. К примеру, это высшие органы государственной власти, судебные органы, прокуратура, госкорпорации и так далее. При­
меры их обращений в коммерческую меди­цину хорошо известны. Ничто не мешает эту практику расширять и углублять.

При этом хочу под­черкнуть, что у государс­твенного здравоохра­нения есть бесспорное направление, с которым российский медицинс­кий бизнес, по крайней мере в настоящее вре­мя, не сможет тягаться — это научные исследо­вания. Налог, который мы платим, пусть идет на создание новых раз­работок, чтобы госу­дарственная медицина оставалась на передовом уровне, а частная к ней подтягивалась.

В условиях затянувшегося фи­нансового кризиса государствен­ное здравоохранение, нуждающе­еся в привлечении дополнительных средств, постепенно замещает бесплатные услуги платными. Повсеместно наблюдается сни­жение доступности медицинской помощи. Причем проблема носит системный характер. Люди ис­пытывают трудности с записью к узким специалистам. Все меньшее число пациентов может получать качественные медицинские услуги. И вот тут на помощь государству может и должен прийти бизнес.

Я считаю, что каждое пред­приятие обязано само заключать прямой договор с медицинским учреждением на обслуживание своих сотрудников. Каждая частная компания может в бизнес-план изначально заложить расходы на лечение работников. Естественен вопрос: а как быть с налогом в 5,5%, который мы платим в Фонд обязательного медицинского стра­хования? Предлагаю: компаниям, которые самостоятельно лечат своих сотрудников, уменьшить, а может, и совсем отменить пере­числения в Фонд ОМС. А высвобо­дившиеся средства расходовать на заключение прямых договоров с медицинскими организациями. Принцип должен распространять­ся на предпринимателей любого масштаба.

Вы скажете, ты, мол, владелец холдинга — тебе проще запланиро­вать расходы на здравоохранение для персонала. А как быть владель­цу небольшого торгового павильо­на на провинциальной станции?

Отвечаю. Владелец ларька — тот же бизнесмен. И социальную ответственности бизнеса — будь ты миллионер или человек со скром­ными доходами — никто не отменял. Бизнес-план предпринимателя любого уровня должен включать и расходы на медицинскую помощь своим сотрудникам. И этот принцип должен быть закреплен законода­тельно.

Почему я настойчиво выступаю за прямые, без посредников, отно­шения предприятий и организаций с медицинскими центрами? За годы работы в медицинском бизне­се я пришел к выводу, что интересы страховщиков часто не совпадают с линией развития предприятий здравоохранения, особенно если их отношения с лечебными уч­реждениями приобрели характер сговора, или наоборот.

На мой взгляд, лучше всего, если частные предприятия заклю­чат прямые договоры с медицинс­кими учреждениями. Такой вариант также подойдет тем медицинским учреждениям, у которых нет своего госпиталя, стационара или под­станции скорой помощи. Меди­цинское учреждение обязано будет заключить договор со стационаром или приобрести все необходимое.

Необходимо на законодатель­ном уровне установить соответс­твие прямых договоров и догово­ров ДМС. Если такая инициатива найдет поддержку, то медицинские учреждения станут бороться между собой за звание лучшего. Появит­ся здоровая конкуренция в этой сфере, а это будет решающим фактором в качественном развитии здравоохранения.

Я также считаю, что работни­кам, лечение которых обеспечива­ет организация, должны заводить персональные электронные карты, куда и будут перечислять средства на их лечение. Человек, в свою оче­редь, сам сможет контролировать и распоряжаться этими деньгами.

Но именно тут возникает зако­нодательная коллизия, убивающая, что называется, все мечты и планы. Речь идет о судьбе медицинского бизнеса, который только-только начал поднимать голову, в том числе и благодаря ранее принятым важнейшим решениям об упрощен­ной и щадящей системе налогооб­ложения. К сожалению, принятые в 2016 году законы о порядке исчисления с 2017 года налога на коммерческую недвижимость по кадастровой стоимости фактически ставят организации медицинского бизнеса в ситуацию тупика в плане развития, а в ряде случаев — гибели и прекращения профессиональной деятельности.

Особенно остро проблема встала в Москве. Столичная мэрия не воспользовалась фактическим мораторием, введенным ФЗ №360 об отсрочке перехода на исчисле­ние налога по кадастровой стои­мости до 2020 года, и приняла ре­шение о начале исчисления налога в полном объеме начиная с 2017 года. В результате налоги у всех, в том числе и коммерческих меди­цинских учреждений, подскочили в 6-8 раз, что, безусловно, является сильнейшим ударом по бизнесу, в первую очередь медицинскому. Разве настоящие хозяева города, ответственные руководители, мо­гут так безответственно поступать в отношении бизнеса столь тонкой настройки, как медицина? Отрасль создавалась десятилетиями, а погубить ее можно легко и всего парой неверных решений.

Известно, что наша отрасль очень специфична, высокотехноло­гична, с невысоким уровнем рента­
бельности, в отличие от нефтяного и газового. С большим трудом в Москве можно найти или построить здание, удобное для пациентов с точки зрения транспортной доступ­ности. Нужно приобрести оборудо­вание, нанять квалифицированный персонал — ведь речь идет о такой ценности, как здоровье людей!

Кстати говоря, мы уже несколь­ко лет бьемся за то, чтобы мэрия передала нам для восстановления, а впоследствии — организации нового центра социального назна­чения практически разрушенную усадьбу Шубиных по адресу: Малая Дмитровка, д. 12. Были у этого объ­екта некогда собственники, у ко­торых решением суда его изъяли. Много лет проживают тут бомжи. Сотрудники посольства Респуб­лики Словения, расположенного через забор от усадьбы Шубиных, и нашего офиса, расположенного также по соседству — через другой забор, с тревогой ждут новых по­жаров, поскольку неоднократные попытки поджогов уже случались. Несмотря на многочисленные обращения местных жителей, требующих подыскать для бывшей усадьбы компетентного хозяина, мэрия не реагирует.

Но даже если здание найдено, оборудование закуплено, нанят квалифицированный персонал — всего этого явно недостаточно для того, чтобы запустить новую клинику. Нужно, помимо того, что уже перечислено, получить соот­ветствующую лицензию, необходи­мые разрешения и согласования. Этот процесс может исчисляться многими месяцами, даже года­ми. Вступившая в строй клиника начинает приносить устойчивый доход только через несколько лет. А непомерно высокие налоги по кадастровой стоимости, как если бы мы добывали нефть или торговали газом, надо платить уже сегодня — до получения лицензии. Если раньше наш холдинг платил по всем своим объектам налоги, исходя из их балансовой стоимос­ти, порядка 5458,6 млн рублей, то налог по кадастру в 2017 году ему был начислен в размере 39324,8 млн рублей.

Абсолютно убежден, что то­ропливо введенный в Москве кадастровый налог на объекты коммерческой недвижимости, в том числе и на торговые здания, может самым непосредственным образом повлиять на обострение общественно-политической обста­новки накануне выборов президен­та России-2018, что совершенно недопустимо. В конечном счете, здоровье людей — вопрос нацио­нальной безопасности. И он требу­ет самого серьезного отношения, ничуть не менее серьезного, чем вопросы обороноспособности.

Мне представляется, что ис­правление законодательства в части установления налоговых пос­лаблений для организаций меди­цинского бизнеса, уменьшения, а возможно, и отмены взноса в Фонд ОМС не нанесет существенного ущерба бюджету государства, но позволит коммерческой медицине быстрее встать на ноги и оказывать гражданам России наилучшие услу­ги в области здравоохранения.

И в заключение — о проблеме, которая, казалось бы, не имеет прямого отношения к теме моего выступления.

Но это только на первый взгляд.

Куда бы мы ни отправлялись: на работу, в театр или поликлинику

  • нам не обойтись без наземного транспорта. И без пробок на ули­цах, ставших совершеннейшим злом. По сообщению компании «Яндекс» за 28 ноября 2017 года, Москва достигла максимума про­бок за последние пять лет. И это после стольких усилий, победных докладов и потраченных триллио­нов рублей.

Назревшую и перезревшую транспортную проблему мэрия пыталась решать при прежнем градоначальнике, пытается и при нынешнем. Причем, как свиде­тельствуют просто вопиющие факты, на базе абсолютно отста­лых транспортных идей начала прошлого века. Я имею в виду экс­плуатацию и развитие наземных железных дорог, разрезавших сто с лишним лет назад наш город по вертикали, захвативших совмес­тно с пакгаузами, подъездными путями и полосами отчуждения треть городской территории и, ес­тественно, мешающих развиваться удобным наземным транспортным горизонтальным связям.

В настоящее время под желез­нодорожной инфраструктурой в Москве находятся тысячи гектаров. Такого нет ни в одном мегаполисе мира. Москва, как встарь, все еще является крупнейшим транзитным транспортным узлом, обслуживаю­щим всю страну. Транзитные грузы и пассажиры неизменно следуют через столицу. Крупнейшие заво­ды, такие как ЗИЛ, АЗЛК, «Серп и молот», завод имени С. Орджо­никидзе, «Красный пролетарий», прекратили свое существование, но подъездные пути не разобраны. Крупнопанельное домостроение давно сориентировано на строи­тельство в Московской области и других регионах, а заводы железо­бетонных изделий со всей обшир­ной инфраструктурой продолжают загромождать дорогостоящую московскую землю и продолжают принимать вагонами цемент, ще­бень и песок, в то время как их дав­но нужно было вывести за МКАД.

Если взглянуть на проблему по-хозяйски, то выводить из Мос­квы нужно не правительственные учреждения, а отжившие свой срок промпредприятия вместе с подъездными путями. Давно пора выводить вокзалы на границы го­рода, строить новые современные транспортные узлы вокруг Москвы. А исторические здания вокзалов превращать в культурно-развле­кательные центры. Эти идеи нашли отражение в письме президенту России, опубликованном в газете «Коммерсант», тираж которой был выкуплен ОАО «РЖД» еще в типографии, в связи с чем газета вынуждена была опубликовать данный материал повторно.

История с запуском элек­тричек по МЦК, на мой взгляд,

И вот новая идея! Точнее, опять старая. С пыльной полки извлечен старинный проект организации сквозных железнодорожных линий из одних концов Подмосковья — в другие, причем все — через центр Москвы. Как если бы, к примеру, жители Лобни только и мечтали работать в Одинцово. Вот для таких пассажиров, которые уже и сейчас могут легко совершить свое путешествие, после того как построят новые пути и инфраструк­туру, поездка станет короче аж на целый час. Серьезное достижение транспортной логистики XXI века! А сколько таких пассажиров есть на самом деле? Да нисколько. Не секрет, что миллионы жителей Под­московья работают исключительно в Москве. И ехать они будут только в Москву. Зачем же вновь предпри­нимать фантастические усилия, чтобы сохранять в Москве кон­цепцию разорванных территорий, закрепляя, по сути, состояние инф­раструктуры столетней давности? Страшно сказать, проектирование таких линий, разрывающих город на неудобные сегменты, про­должается до сих пор! И каждая, по уверению работников мэрии, обойдется налогоплательщикам «всего» в несколько млрд рублей.

Печально отмечать, что этот сомнительный проект уже успели доложить президенту России, ввес­ти его в заблуждение и получить одобрение на начало работ.

Нас убеждают в том, что новые линии радиальных железных до­рог, пересекающих Москву, будут вдвое дешевле метро. И перевезут миллионы пассажиров. Оставим точность подсчетов на совести их авторов. А кто оценит потери времени, стоимость прозябания других пассажиров в многочасовых пробках, в том числе и из-за суже­ния ширины улиц и магистралей, случившегося в последние годы благодаря действиям мэрии, и будущие фантастические расходы на новые тоннели и мосты, кото­рые все равно придется возводить через железнодорожные пути, штопая лоскутное транспортное одеяло нашего города?

Как видим, вопросы развития здравоохранения и транспортной логистики на самом деле мало чем отличаются друг от друга. И те, и другие нужно решать в комплексе, признавая ошибки, учитывая мне­ние экспертного сообщества и не мешая работать профессионалам. Я желаю всем нам — властям и биз­несу — только успеха на избранном пути.

 

 

Категории: Главное, Россия