РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Сто лет назад Кавказ создал первые демократические республики в исламском мире. Но они не выстояли

Почему кавказским горцам не удалось защитить свободы, завоеванные после краха Российской Империи

Лейла Алиева
Сто лет назад Кавказ создал первые демократические республики в исламском мире. Но они не выстояли
Лидеры Горской республики

В этом году исполняется 100 лет со дня создания первых демократических республик Кавказа – Грузинской, Армянской, Азербайджанской на Южном Кавказе, а также Горской Республики на Северном Кавказе.

Причем эти республики были первыми демократическими республиками в исламском мире и Азии. Однако все эти республики оказались нежизнеспособными и были сметены волной гражданской войны, накрывшей всю страну. А вместо них большевики создали на Кавказе собственные автономии – социалистические.

Как получилось, что с момента провозглашения первых демократия исламского мира и огромного азиатского пространства Кавказ потерял все демократические завоевания и смирился со сворачиванием политических свобод в советский и постсоветский периоды?

Заурбек Кожев, кандидат исторических наук

В советский период это был риторический вопрос. Красная Армия с легкостью лишила свобод демократические республики, без оглядки на так называемые декларации. По факту Красная Армия пришла и зачистила все пространство, в том числе Горскую Республику, с которой еще Деникин не ладил, потому что он был сторонником неделимой России, не хотел признавать никаких других политических образований.

Белое движение не смогло опереться на горцев Северного Кавказа. Красные же сумели использовать горцев, особенно их противоречия с казаками, и установили здесь советскую власть. А потом, кажется, 11-я Армия совершила свой поход и советизацию демократических республик Южного Кавказа – Грузии, Армении, Азербайджана. По советскому периоду вопросов нет, все решалось военной силой, без демократии.

В постсоветский период у всех сложилась очень разная судьба. Южный Кавказ – три бывшие союзные республики Грузия, Армения и Азербайджан – получили международно признанный статус независимых государств. У них разные политические режимы, везде свои особенности, где-то можно говорить о демократии, где-то очень сложно говорить о демократических порядках или институциях.

А Северный Кавказ – это составная часть России. Здесь другие процессы. Идет борьба за сохранение региона в составе России — две чеченские компании, периодические КТО по всему Северному Кавказу. Сложно говорить о демократических институтах. Во всей России идут процессы на централизацию власти. А северокавказский регион не может быть в этом смысле более демократичным, чем метрополия. Скорее, наоборот.

Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала»

Тот факт, что в Закавказье и на Северном Кавказе были созданы первые демократические республики в исламском мире и Азии, наверно требует объяснения. Действительно народы Северного Кавказа и Закавказья, несмотря на нашествия в течение всей истории, сумели сохранить в той или иной мере традиции самоуправления.

Этому способствовали, одной стороны, такие объективные факторы как низкий уровень транспортной доступности, необходимость самоорганизации в отражении агрессоров, сельский образ жизни с общинными порядками. С другой — Кавказ оказался на пересечении геополитических интересов таких мощных государств как Россия, Иран и Османский султанат.

Что вынуждало царскую администрацию в XIX веке не просто адаптировать свои шаги, а идти на компромиссы в политике и управлении на Кавказе. Подходы во внутренней политике отличались в зависимости от предыстории колонизации каждого из народов, но общим было приближение к себе региональных элит и предоставление им возможностей для их интеграции в общероссийскую политическую и военную элиту.

Надо также учесть определённую политическую и экономическую либерализацию после революции 1905 года, которая подтолкнула развитие капитализма, который, в свою очередь, подтолкнул и развитие образования. В результате к 1917 году появились слои этнонациональной интеллигенции и предпринимателей, которые сохраняли лояльность к царской власти и рассчитывали связать свою судьбу и своих народов с новой демократической Россией.

Например, сразу после отречения царя Николая II от престола в феврале 1917 года, новообразованные структуры власти в Дагестане предпочли заявить о готовности сотрудничать и подчиняться Временному правительству России.

Однако по мере усиления противоречий в центре и стране в целом, произошёл всплеск исторической памяти и антиколониальных настроений и провозглашение республик, основанных на идеях и лучших практиках европейской демократии. В Дагестане и Чечне была также попытка воссоздания Имамата.

Но ослабление мировых держав в ходе Первой мировой войны и гражданская война на просторах всей России, привели к укреплению во власти партии большевиков, к которой примкнули и части политических активистов в провозглашённых республиках.

Затем, по мере укрепления позиций, большевистская власть, вопреки своим обещаниям, шаг за шагом подавила остатки демократических норм и традиций, одновременно физически устраняя даже потенциально нелояльную часть политической элиты, представителей образованных, культурных и предпринимательских слоёв.

Но советская диктатура, лишив жителей политических прав, активно стала формировать слои этнонациональной интеллигенции и партийно-хозяйственной номенклатуры, которые были преданны генсеку ЦК КПСС.

В конце же 80-х — начале 90-х годов XX века история революций во многом повторилась. Но на этот раз геополитическая обстановка позволила республикам Закавказья стать самостоятельными государствами.

Их опыт показал, что получение статуса независимого демократического государства не обеспечивает автоматически прогресс, процветание и превалирование в обществе демократических ценностей.

Наоборот, события в Азербайджане, Грузии и Армении протекают настолько по-разному, что по неволе задумываешься о цене демократических завоеваний и готовности народов к борьбе за них. В одном случае содержание не соответствует форме правления, а в другом — содержание демократических процессов опережает сложившуюся форму.

Как оценить демократические завоевания, если коллективное право на самоопределение народа формально может быть реализовано, но при этом права человека могут мало соблюдаться, да и зависимость от других государств остаётся весьма высокой?

В России же в 90-е годы происходили процессы ослабления центральной власти и федерализации, но из-за экономического спада, финансовых кризисов и проблем в управлении потребовалось упорядочение правового поля и усиление федеральных властей.

Владимир Путин в начале 2000-х годов стал это делать и это имело позитивный эффект, усиленный экономическим ростом и увеличением бюджетных доходов и социальных расходов.

Но одновременно эти процессы сопровождались сужением демократических норм, что мотивировалось благой целью борьбы сначала с религиозно-политическим терроризмом, а теперь с любым политическим экстремизмом и терроризмом.

Это выразилось в контроле за выборами в парламенты через политические партии, представляющие собой централизованные структуры, и отказ от прямых выборов глав республик, а завершила всё реформа в местном самоуправлении, позволившая протянуть центральную вертикаль власти до муниципального уровня.

При этом предпринимателей власти либо привязали к себе, либо поставили в полную зависимость. Одновременно были созданы системы общественных приёмных и Общественных палат, Общероссийский народный фронт и другие прогосударственные организации и НКО, которые вместе с выполнением ряда общественных и государственных функций отодвинули на обочину независимые институты гражданского общества.

Социальное недовольство людей перенаправлялось прогосударственными структурами на некоторых неисполнительных чиновников местного и регионального уровня, которые наказывались выборочно, и при этом не затрагивались сущностные вопросы.

Кроме того, в обществе потребления, которое сформировалось, в том числе, и на Северном Кавказе, легко восстановить патерналистские отношения граждан с государством. При такого рода взаимоотношениях яростно бороться за демократию мало кто хочет, а тем, кто хотел бы, конкретно, на примерах борьбы с оппозиционерами, показывают какими неприятностями это может обернуться.

Не идеализируя оппозиционеров, трудно в то же время поверить в необходимость жёстких мер, поскольку нас убеждают в единстве народа и абсолютно полной поддержке им власти.

Но ситуация всё же не столь плачевна и какие-то возможности политического участия и влияния на принятие властями решений остаются. От активности граждан многое зависит если не сейчас, то в близком будущем.

Руководство страны понимает, что, подавив зачатки демократии, они рискуют ввергнуть страну не только социальные протесты, но и в революцию с гражданской войной. Наличие же институтов гражданского общества позволяет рассчитывать на мирный исход общенародных протестов — как в Армении.

Примеры многих стран показывают, что если власти будут продолжать выстраивать сословное общество, вести неэффективную финансово-экономическую политику, обманывать людей, то ситуация может измениться и лояльность обернётся социальными протестами. Особенно эти темы касаются республик Северного Кавказа.

Чтобы этого не произошло, властям надо, как минимум, влить честное содержание в существующие демократические формы или, как максимум, формировать демократические порядки в полном объеме. Демократию не как хаос и произвол, а как порядок в соответствии с базовыми принципами правового светского государства.

Сейчас, помимо отношений власть — народ, актуализируется тема обескровливания федеральными властями и крупным бизнесом региональных политических элит и предпринимателей, которая мол может привести к объединению «регионалов», в том числе из местных гражданских активистов, против «федералов».

Тенденция к обескровливанию «регионалов» действительно проявляется в назначении варягов и технократов в республиканские органы власти, аресте региональных чиновников и попыток замены местных бизнес-структур филиалами крупных межрегиональных организаций.

Но признаков серьёзной фронды на местах пока тоже не наблюдается. Хотя некоторое непонимание и недовольство федеральными властями нарастает. И от того, что и как Кремль будут делать дальше, зависит многое.

Эльнур Меликов, гражданский активист и блогер

Известно, что история спорный предмет, в то же время и в истории бывают неоспоримые события. Создание демократических республик в Закавказье случилось именно в результате падения Российской Империи. То есть, если бы Империя не рушилась, уверенно нельзя было бы заявить, что демократические республики были бы учреждены.

С другой стороны, например, в случае с Азербайджаном, Азербайджанская демократическая республика (АДР) была создана именно, благодаря  Российской Империи, уже по другой причине. В 1828 году, после Туркманчайского мирного договора северная часть Персии – Азербайджан (куда входили и Иреванское и Нахичеванское ханства) окончательно присоединились к Российской Империи.

Именно после этого, в составе Российской Империи и благодаря Империи азербайджанцы и другие народы этой территории получили возможность и начали знакомиться со светскими или же европейскими ценностями.

Состоятельные азербайджанские родители отправили своих детей учиться в Санкт-Петербург и европейские светские школы. Через десятки лет, в начале 20 века, в 1918 году, в Азербайджане, благодаря светскому образованию, появилась интеллигенция, имеющая прогрессивные представления, которая и создала впоследствии АДР.

В нашей республике особо не принято говорить об этом, но я всегда повторяю, что именно благодаря Российской Империи наши предки знакомились со светскими ценностями и в результате создали первую демократическую республику всего мусульманского мира.

У персов, или иранцев история государственности насчитывает более 2 тысяч лет, но до сегодняшнего дня в Иране так и не была создана демократическая республика со светским ценностями, базирующаяся на римской юриспруденции и афинской демократии.

А азербайджанцы отмечают 100-летие первой демократической республики. И если сегодня любой человек будет сравнивать наших и иранских азербайджанцев, увидит колоссальную разницу в менталитете и мировоззрении.

Что касается сегодняшнего дня и потери демократических завоеваний. Во-первых, АДР существовала всего 23 месяца и, если бы продолжала свое существование до сих пор, наверное, Азербайджан можно было бы сравнивать как минимум со Швейцарией.

Во-вторых, после АДР формировалась вторая Советская Республика Азербайджан. Там в плане светского образования проблем не было, даже были очень большие успехи, особенно в сфере фундаментальных наук. Например, мы дали миру такого ученого нобелевского лауреата по физике как Лев Ландау. А вот в плане демократии во второй Республике проблем было немало.

Нынешняя третья Республика, начала свою историю с войны в Карабахе, которая так и не решена и продолжается, с потерей 20 % территории, миллиона беженцев. И самое печальное то, что сегодня демократизация Азербайджана усиленно и принципиально не поддерживается со стороны мирового сообщества.

А само общество, к сожалению, слишком равнодушно и фаталистично относится к своему будущему. Вот поэтому о развитии демократии сегодня не приходится говорить.

После последних событий в Армении у сообщества современных азербайджанских сатириков появилась шутка: у нас нет 160 тысячи армян, чтобы организовать массовые протестные акции и не допускать больше двух сроков сидеть во власти одному и тому же лицу.

https://onkavkaz.com/news/2265-sto-let-nazad-kavkaz-sozdal-pervye-demokraticheskie-respubliki-v-islamskom-mire-no-oni-ne-vysto.html

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Грузия