РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ГДЕ ЗАРЫТА «НАХИДЖЕВАНСКАЯ СОБАКА» И ПОЧЕМУ МОСКВА И ТБИЛИСИ ДЕБЛОКИРУЮТ ПУТИ ЧЕРЕЗ АБХАЗИЮ И ЮЖНУЮ ОСЕТИЮ

За последние дни упоминания о Нахиджеване заметно участились и в азербайджанской, и в армянской прессе. Связанно это, прежде всего, с визитом Ильхама Алиева в автономную республику, последовавшим вслед за посещением армянских министров передовой позиции на армяно-нахиджеванской границе и ликвидацией азербайджанского солдата в качестве меры пресечения военно-инженерных работ, как намекнул на то спикер Минобороны Армении Арцрун Ованнисян.

Надо сказать, что в общем потоке информации на предмет карабахской проблемы нахиджеванская тема, действительно, всегда была в пассиве, прежде всего потому, что обе противоборствующие стороны на данном направлении в равной степени стремились не нагнетать конфронтацию ни в военно-политическом, ни в пропагандистском плане.

Именно поэтому даже малейший инцидент, связанный с Нахиджеваном, дает повод журналистам и аналитикам с обеих сторон прогнозировать некие резкие перемены в дальнейших развитиях касательно НАР.

В данной же ситуации за короткий отрезок времени в три-четыре дня произошло достаточно событий, тем или иным образом связанных с Нахиджеваном, чтобы тема вызвала переполох в прессе и экспертных кругах. Но достаточно ли глубоко были проанализированы эти события? В частности, армянская пресса в силу насыщенности внутриполитических развитий, на этот раз не уделила сколь-нибудь особым вниманием нахиджеванскую хронику. Здесь лишь зафиксировали факт очередной алиевской угрозы с территории Нахиджевана, также возмутились попыткой азербайджанской стороны возвести какие-то инженерные сооружения. А к визиту глав Минобороны и МИД на передовую отнеслись как к рабочему, особо не примечательному мероприятию.

В Азербайджане к последним нахиджеванским событиям отнеслись более внимательно и откликнулись пространными комментариями. На первых порах нахиджеванская поездка и заявление Ильхама Алиева в НАР были с воодушевлением прокомментированы в СМИ. Также не без нескрываемых ноток иронии было освещено посещение армянскими министрами передовой, якобы, запаниковавшими из-за воинственной риторики азербайджанского президента. Однако после ликвидации азербайджанского аскера, с последовавшим за тем заявлением Арцруна Ованнисяна и озвученным мнением политолога Левона Шириняна о неминуемом возвращении Нахиджевана Армении, азербайджанскими журналистами и экспертами овладела плохо скрываемая тревога. В Баку предположили, что новые армянские власти, помимо ужесточения позиции по Карабаху, намерены изменить сложившийся статус-кво вокруг «Нахчывана» и оспорить его принадлежность и политико-правовыми, и военными методами. В частности, было выдвинуто предположение, что армянская сторона целенаправленно стремится к нагнетанию обстановки вокруг «Нахчывана», дабы в какой-то момент спровоцировать активные боевые действия. Якобы, это даст повод для вмешательства в армяно-азербайджанский конфликт России.

К примеру, по мнению аналитиков интернет-портала Минвал.аз, России самой выгодно такое развитие событий, ибо в Кремле намерены ответить предельно больно Азербайджану за анонсированное открытие газопровода TANAР в день России. Дескать, мало того, что газопровод составляет конкуренцию российскому «Южному потоку», так еще и его открытие в символичный для Москвы день буквально взбесил российские власти. Минвал.аз вообще утверждает, что обстановку вокруг «Нахчывана» нагнетает именно Россия, армянам же во всем этом деле отводит роль исполнителей.

Помимо упомянутого выше, другой, сколь-нибудь логической версии происходящего в азербайджанских СМИ не прозвучало. Армянские же СМИ, как уже было сказано, нахиджеванскую тему осветили достаточно поверхностно.

А между тем, новые развития вокруг НАР могут иметь совершенно иные причины, не связанные ни с внутренней динамикой армяно-азербайджанского противостояния, ни с российско-азербайджанской «газовой войной». Для того чтобы идентифицировать эти причины, следует окинуть взглядом всю геополитическую карту региона и оценить назревающие новые развития на Ближнем Востоке.

Прежде всего, нужно отметить нарастающую напряженность вокруг иранской проблемы, успевшей уже внести раскол в западном лагере. Европейские державы тужатся в попытках защитить сделанные уже немалые капиталовложения в иранскую экономику, а заодно и спасти репутацию, ибо расторжение «ядерной сделки» чревато очевидной потерей Европы последних осколков самостоятельности на международной арене. С другой стороны власти США упорно продвигают линию по демонтажу старых договоренностей с Ираном. Госсекретарь Майк Помпео уже успел предъявить Тегерану новые условия из двенадцати пунктов, только при выполнении которых Ираном США откажется от анонсированных санкций. По сути, предъявленные Помпео условия – это не что иное, как ультиматум. Совершенно очевидно, что нынешние власти Ирана их отвергнут, ибо американские условия предполагают полное военно-политическое удушение этой ближневосточной страны. Тегеран уже заявил, что в случае выхода из «сделки» США свернутая иранская ядерная программа будет возобновлена. Собственно, это и нужно Вашингтону и Тель-Авиву. В таком случае Израиль может развязать войну против Ирана, и США присоединится к своему союзнику, получив возможность обойти нежелательные препоны в Совбезе ООН.

На Ближнем Востоке сложилась уникальная ситуация, когда Израиль в случае развязывания боевых действий против своего злейшего врага гарантированно получит хоть и скрытую, но уверенную поддержку со стороны Саудовской Аравии и ряда других арабских государств. Выдавливание иранских сил из Сирии уже началось, и следующая стадия эскалации вполне может перекинуться собственно на иранскую территорию. Одним словом, Иран стоит перед наисерьезнейшей угрозой противостояния грозной коалиции, в борьбе с которой ресурсов у него может не хватить.

Нынешняя ситуация для американо-израильского плана благоприятна еще и тем, что другой крупный ближневосточный игрок – Турция обременена ворохом внутренних проблем, в числе которых – стагнация экономики, обвал лиры, острая внутриполитическая борьба, которая будет только усиливаться по мере приближения выборов.

Если исходить из того, что дело действительно движется к большой ближневосточной войне, то развития вокруг Нахиджевана приобретают совершенно иную логику, нежели представляли себе в информационно-аналитических кругах Баку и Еревана.

Азербайджан, в сотрудничестве с Израилем давно уже перешедший рациональную черту, ныне оказался перед очень тяжелым выбором. Еще годами ранее мировым СМИ стало известно о предоставлении в распоряжение Израиля нескольких азербайджанских аэродромов. Несмотря на клятвенные уверения бакинских властей в фейковости этих данных, Тегеран несколько раз предупреждал Баку воздержаться от таких шагов. Иранские средства слежения четко фиксировали факты проникновения израильских разведывательных дронов в воздушное пространство страны с территории Азербайджана. Также особые операции израильских спецслужб на территории Ирана осуществлялись с использованием обширной сети Моссада в Азербайджане (ликвидация физиков-ядерщиков и т.д.). И совершенно не случайно, что израильские источники прямо указали, что выкраденный два месяца назад у Ирана так называемый «ядерный архив» был тайно вывезен в Израиль через ирано-азербайджанскую границу. Этой излишней информационной откровенностью Тель-Авив окончательно насадил Баку на крючок, соскочить с которого в случае войны с Ираном у Алиева не получится.

Конечно, Азербайджан будет пытаться отмежеваться от прямого участия в антииранской кампании, но, как говорится, Рубикон уже пройден. Азербайджанские аэродромы, уже хорошо освоенные и изученные израильскими и американскими специалистами, являются наилучшей площадкой подскока к иранской столице для союзнической авиации в возможной войне. В случае же таковой, естественно, что иранская армия будет стремиться всеми методами нейтрализовать угрозы с территории своего северного соседа. А это чрево катастрофой для Баку. Но если даже предположить, что Алиеву удастся уйти от обязательств прямого участия своей страны в гипотетической антииранской кампании, что, по всей вероятности, он и будет делать, то ему придется каким-то образом решать вопрос безопасности Нахиджевана. А вот здесь-то и зарыта собака.

Если американо-израильская коалиция все же решится атаковать иранскую территорию и сделает это без открытого вовлечения Азербайджана в операцию, первым делом Тегеран закроет границы с сопредельными государствами. Под особый контроль будут взяты именно северные приграничные провинции, с целью избежать сепаратистских брожений в среде тюркоязычных азари. В этом случае Нахиджеван останется фактически отрезанным по всем статьям от материкового Азербайджана и окажется в статусе заложника Тегерана. Если же Тегерану не удастся установить таковой контроль, то хаос на севере в любом случае будет стоить НАР блокады. Боевые действия или сепаратистский хаос могут непосредственно не перекинуться на территорию автономной республики, но вне сомнений парализуют ее жизнедеятельность. Коридор из Турции весьма слабая надежда для поддержания экономического иммунитета и военной самодостаточности Нахиджевана перед лицом иранской нестабильности и армянской угрозы. В этом случае нельзя исключать турецкую операцию по аннексии североиранских окраин с широким выходом на нахиджеванскую границу. Но это чревато для Анкары открытой войной с Ираном с одной стороны и непредсказуемой армяно-российской реакцией с другой. Кроме того, не нужно забывать американо-израильский альянс, который не для того будет стремиться повергнуть «быка», дабы потом подпускать к туше охочих до бесплатного лакомства сторонних акторов.

Одним словом, при любом ходе и итогах назревающей антииранской кампании, проблема безопасности Нахиджевана для Азербайджана становится большой головной болью. В ожидании иранской бури Баку не может спрогнозировать поведение Еревана и потому готовится к самым худшим сценариям. Алиев тревожится, ибо предполагает, что армянская сторона может воспользоваться грядущими развитиями в регионе и спровоцировать боевые действия в нахиджеванском направлении, исход которых не трудно предугадать. Нахиджеванский эксклав, в условиях полной блокады, не может претендовать на статус неприступной цитадели.

Анализ развитий вокруг Ирана раскладывает все по своим местам. С этого ракурса становится понятным, зачем Ильхам Алиев прибыл в НАР и озвучил там следующее заявление: «В последние годы мы многое сделали для усиления азербайджанской армии, приобретаемая современная военная техника также направляется в Нахчыван с учетом расположения республики и ее рельефа. Сегодня армия в Нахчыване обладает возможностями для предотвращения любой провокации противника и проведения контрнаступления. В Нахчыване имеются вооружения и ракеты дальнего действия, которые могут уничтожить любую военную цель противника».

Смысл и подтекст аливеских слов понятен: «Нахчыван» самодостаточен в военном плане и сможет при необходимости в одиночку противостоять Армении.

Однако так ли это на самом деле? Излишне напыщенный тон речи азербайджанского президента выдает его обеспокоенность. Не случайно ведь Арцрун Ованнисян заявил о стремлении азербайджанцев спешно оптимизировать свои позиции в Нахиджеване. О предназначении и истинных возможностях общевойсковой армии, дислоцированной в Нахиджеване, мы уже писали в статьях «Нахиджеван становится проблемой для Баку» и «Нахиджеван — кощеево яичко тюркского мира». Развития же нынешних событий в регионе дают дополнительный повод убедиться в близости тех анализов к реальности.

Что же касается изложенных здесь прогнозов относительно готовящейся антииранской кампании, то не лишне привести в их пользу еще один любопытный факт. Синхронно с предъявленными ультимативными требованиями Майка Помпео к Ирану в мировой прессе появилась информация об окончательно достигнутой договоренности между Москвой и Тбилиси касательно деблокады путей через Абхазию и Южную Осетию. Очевидно, что в свою очередь, обеспокоенная грядущим иранским штормом Россия, возможно, по договоренности с США, идет на сближение с Грузией, чтобы компенсировать Армении ожидаемое закрытие мегринской границы и, конечно же, самой получить надежный сухопутный доступ к своей базе в Гюмри.

Подчеркнем, что данный прогноз – всего лишь предположение, основанное на анализе ряда синхронных событий в регионе. Но именно он наиболее логично объясняет последние развития, связанные с Нахиджеваном.

Во всяком случае, ближайшее будущее само покажет степень правдоподобности изложенного здесь материала.

Богдан Атанесян

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php/?ELEMENT_ID=17362

https://www.aysor.am/ru/news/2018/05/27/

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, Израиль, Иран, США