РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СОЮЗ АРМЕНИИ И РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: РЕАЛИИ, УГРОЗЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Ара Марджанян, Заместитель директора НОФ «Нораванк», национальный эксперт ПР ООН, кандидат технических наук, член Евразийского экспертного клуба

Доклад на «мозговом штурме» «Стратегический союз Армения-Россия:
реалии и современные вызовы»

Реалии

Из всего многообразия факторов, формирующих реалии военно-политического союза Армении и России, по причинам, которые, надеюсь, станут понятны ниже, мы выбрали следующий, условно говоря «идеологический» фактор.

«У России мало военных союзников» – так начинаются Записки № 66 (Апрель, 2017г.) широко известного «Валдайского Клуба»[1]. «Юридически обязывающие соглашения, при которых нападение на одну сторону приравнивается к нападению на другую, у России имеются только с Абхазией и Юж. Осетией» — говорится в тексте. И далее: «Иные соглашения, в том числе со странами, считающимися наиболее близкими союзниками России, не содержат подобные автоматические механизмы. Причем, обязательства в рамках ОДКБ заметно мягче аналогичных обязательств в рамках НАТО. Это хорошо видно при сопоставлении формулировок двух документов о взаимных гарантиях безопасности». В качестве иллюстрации этой мысли в «записках» приводятся две выдержки из документов:

Статья 5 договора НАТО. «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом»[2].

Статья 2 Договора о коллективной безопасности. «В случае возникновения угрозы безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств-участников, государства-участники незамедлительно приводят в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций, вырабатывают и принимают меры по оказанию помощи таким государствам-участникам в целях устранения возникшей угрозы».[3]

Исходя из подобного, как увидим — выборочного, цитирования документов, авторы «записок» заключают, что т.н. «прагматичный» подход ОДКБ в вопросе союзничества, не только следует букве и духу этих документов (что, как увидим, неверно фактически), но и в полной мере отвечает российским национальным интересам (что, на наш взгляд, неверно концептуально).

Российская система союзов (по мысли Записок) должна обеспечить присутствие России как влиятельной силы в важных для нее регионах мира. Одновременно, Россия должна избегать манипулирования со стороны союзников. Например, «отношения с Арменией важны для России с точки зрения поддержания и укрепления ее влияния в Закавказье. Россия оказывает и будет оказывать Еревану военную помощь и содействовать экономическому развитию Армении. Однако она будет избегать положения, когда, например, в коалиции против нее окажется Азербайджан с одним или несколькими соседними государствами».

Не надо быть физиком-ядерщиком, чтобы понять: все дело тут в том, что понимают под «манипулированием со стороны союзников» авторы Записок. И что будет, если «Азербайджан, с одним или несколькими соседними государствами» окажется-таки в противоположной к России коалиции. Да не в результате каких-то манипуляций, а в силу железной логики геополитических обстоятельств у нас в регионе. Но так или иначe, таковы реалии. И не только на страницах «Валдайских Записок», но и в умонастроении у гораздо более широкого круга Российского властного истэблишмента.

УГРОЗЫ

Из всего многообразия угроз военно-политическому союзу Армении и России, главной угрозой нам представляется именно подобное, выборочное прочтение основополагающих документов. И те выводы, к которым такое прочтение с неизбежностью ведет. Лучше всего эти выводы можно проиллюстрировать следующей сравнительной таблицей.

Описанный выше подход «прагматиков», нам представляется порочным. Во-первых потому, что он искажен выборочным прочтением. Действительно, авторы Записок «забыли» процитировать Статью 4 Договора ОДКБ, которая гласит:

Статья 4 Договора о коллективной безопасности (15 мая 1992г):

«… Если одно из государств–участников подвергнется агрессии, то это будет рассматриваться как агрессия на всех. В случае совершения агрессии на любое из государств–участников все остальные государства–участники по просьбе этого государства незамедлительно предоставят ему необходимую помощь, включая военную…».[4]

Т.е. ровно то, что гласит статья 5 Договора НАТО. Более того, они забыли процитировать важный документ под названием «Концепция Коллективной Безопасности ОДКБ», где ясно определены концептуальные основы союзничества в рамках ОДКБ: 1. Неделимость безопасности, т.е. агрессия против одного государства ОДКБ рассматривается как агрессия против всех государств-участников; и 2. Равная ответственность государств-участников за обеспечение безопасности.[5]

Вышеописанный подход порочен еще и потому, что он насильственно объединяет некоторые положения концепции «остров Россия» В.Цымбурского с циничной формулой Д.Рамсфельда «не коалиция определяет миссию, а миссия определяет коалицию» в некое эклектическое целое (боюсь, что сам Вадим Леонидович крайне удивился бы подобному соседству). Разумеется, не нам решать, как Россия должна выстраивать свои союзнические отношения. Но мы вправе указать на то, что цинизм и прагматизм присутствуют в геополитике давно, и тут уже имеются весьма изощренные игроки, давно поднаторевшие в этом деле. А как гласит армянская пословица — «не стоит заниматься эквилибристикой во дворе у дьявола». Ни к чему хорошему это не приведет.

Повторим, главной угрозой союзничеству России и Армении мы считаем не белорусско-китайские «Полонезы», израильские «Лоры», российские ТОС-ы, турецкие «Кассирги» или «SOM»-ы в Азербайджанской армии. Не запасной ЦУП спутников или турецких инструкторов в Нахиджеване. И даже не сдачу позиций в вопросе делимитация Каспия или технологическое отставание России. А именно такой «прагматичный», а на самом деле – порочный, подход к союзничеству.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Мы далеки от мысли, что в силах в концептуальном плане повлиять на формирование подходов к союзничеству ни в Москве, ни, тем более, в Астане или Минске. Поэтому хотим лишь подчеркнуть те элементы союзничества, которые, на наш взгляд, сохраняют свою полезность и эффективность, как при подходе ad hoc «прагматиков» по формированию союзов, так и при более углубленном подходе «идеологов» к этому делу. Коротко и собирательно эти элементы можно обозначить следующим образом: «Обеспечение технологической и инфраструктурной связанности союзников с периодом действия более чем в 2 – 3 электоральных политических цикла».

Некоторые позитивные шаги в этом направлении уже сделаны – имею ввиду формирование и развертывание объединенной группировки войск РФ и Армении, создание объединенного командования ПВО (и, надеюсь, ПРО), продление статуса 102-ой военной базы в Армении до 2044г. Однако в современных гибридных реалиях этого, на наш взгляд, совершенно недостаточно.

Дело в том, что эти, повторим – важные, шаги обеспечивают лишь инфраструктурную связанность, и только в собственно военной области. Но мало что дают в смысле энерго-транспортной связанности, или в технологическом и экономическом смысле. И, тем более, в направлении формирования согласованного и взаимодополняющего осмысления обществами и властными элитами наших государств исторических процессов, протекающих столь бурно у нас в регионе, да и во всем мире.

С этой точки зрения приоритетными, на наш взгляд, являются задачи:

1. по сохранению, поддержанию и развитию всего сегмента атомной энергетики в Армении после 2026 года и во временном горизонте 50-70 лет,

2. по реанимированию и развитию долгосрочных, высокотехнологичных проектов в области спутниковых технологий, лазерной техники и микроэлектроники,

3. по решительному развитию региональной энерго-транспортной инфраструктуры по оси «Север-Юг».

Ну а самой главной задачей, на наша взгляд, является задача наполнения собственно политическим, если угодно – геополитическим, смыслом военно-политическое союзничество между Арменией и Россией. Ведь Армения, собственно, как и Россия — это незаконченные геополитические проекты. Как нам их закончить, и нам ли их заканчивать – вот вопросы, требующие проработанного ответа. Говорить о перспективах нашего военно-политического союзничества имеет смысл только в русле совместных поисков этих ответов.

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=17508

 

[1] Силаев, Н., Сушенцов, А., Союзники России и геополитический фронтир в Евразии. Валдайские записки, № 66, Апрель, 2017. По этому вопросу см. Арутюнян, Г.А., Марджанян, А.А., Духовно-технологические ресурсы и вопросы союзничества в гибридных реалиях. «21-й ВЕК», 4 (45), 2017.

[2] http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_17120.htm

[3] http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=126

[4] http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=126

[5] http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=130

http://soyuzinfo.am/2018/07/voenno-politicheskij-soyuz-armenii-i-rossii-na-sovremennom-etape-realii-ugrozy-perspektivy/

Категории: Азербайджан, Армения, Главное, НАТО, Россия