РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



ОБ ИНТЕГРАЦИИ РЕПАТРИАНТОВ

Интеграция репатриантов имеет два основных аспекта – социально-экономический и духовно-цивилизационный. Поскольку диаспора является многослойным сообществом, в случае групп репатриантов, представляющих разные пласты, приоритеты интеграционных вопросов также могут быть разными. Иными словами, главенствовать в этом вопросе может один из вышеупомянутых аспектов.

При рассмотрении вопроса интеграции репатриантов важна классификация диаспоральных общин, в частности, по двум критериям: степень сохранения национальной идентичности и время появления в диаспоре. По первому критерию диаспору можно классифицировать по двум основным пластам: а) находящиеся на сравнительно высоком уровне сохранения идентичности общины, составляющие в основном армянскую диаспору Ближнего и Среднего Востока; и б) имеющие сравнительно низкий уровень сохранения идентичности (скорее ассимилированные) общины, составляющие в основном армянскую диаспору Запада (Америка, Западная Европа).

В случае классификации по второму критерию диаспора опять же подразделяется на два пласта: а) традиционная диаспора, сформированная в основном вследствие геноцида и представители которой нынче являются четвертым и пятым поколением диаспоры и б) современная диаспора, которую составляют мигрировавшие из Армении в постсоветский период граждане. В случае традиционной диаспоры проблема сохранения идентичности стоит особенно остро в общинах Запада. В случае американских или французских армян четвертого-пятого поколения степень и объемы ассимиляции несравнимо выше. Что же касается современной диаспоры, то хоть и здесь темпы ассимиляции (особенно потери языка) тревожные, тем не менее, поскольку ее представители составляют первое или второе поколение этого сегмента, и среди них, можно сказать, все еще высока степень сохранения армянскости.

Рассматривая вышеупомянутые пласты, можно классифицировать их более целостно (интегрально), основываясь на другом критерии – вероятности репатриации, т.е. определить, насколько реальна репатриация в случае каждого из этих сегментов. Так, вероятность репатриации условно может иметь три степени:

1. Высокая. Эту степень имеют общины диаспоры, находящиеся в нестабильных и военных зонах и, следовательно, стоящие перед вызовами сохранения физического существования. В случае армянской диаспоры это в основном армянские общины Ближнего и Среднего Востока. Как показал опыт гражданской войны в Ливане (1975-1990гг.), Второй войны Персидского залива (2003г.), сирийского кризиса (с 2011г.), вероятность хаотичной репатриации в диаспоре этого региона высокая.

2. Средняя. Этот пласт составляют в основном представители современной диаспоры, многие из которых, мигрировав из Армении (в Россию, другие постсоветские страны, Европу, США и пр.), продолжают сохранять свое гражданство, движимое и недвижимое имущество, имеют родственников и друзей на родине и сохраняют связи с ними. Поскольку причиной эмиграции в постсоветский период являются низкий жизненный уровень и безработица, возможное улучшение социально-экономических показателей в республике предположительно может привести в репатриации хотя бы части этого сегмента диаспоры.

3. Низкая. Вероятность репатриации низка в основном среди представителей традиционной западной диаспоры, у которых преимущественно высокий уровень жизни и благоустроенность. Репатриировать может лишь ограниченное количество представителей этого сегмента, исходя из патриотического романтизма.

Поскольку вероятность репатриации оценивается самой высокой в случае армянских общин Ближнего и Среднего Востока, вопросы интеграции целесообразно рассматривать на примере этого пласта. В случае репатриантов из этого региона вопросы интеграции носят в основном социально-экономический и в начальный период – несколько бытовой характер. Цивилизационных проблем, можно сказать, почти нет. В духовно-культурном плане интеграция репатриантов в армянское общество не представляется проблемной. Несмотря на различия, местное армянство и репатрианты, тем не менее, являются носителями одной и той же (армянской) цивилизации, имеют одну и ту же духовно-культурную систему ценностей.

В советские годы при интеграции репатриантов были определенные препятствия, исходившие из особенностей режима. В СССР господствовали иные устои и государственная политика, нежели в тех странах, откуда приезжали репатрианты, в результате чего хотя бы в начальное время у них было ощущение определенного дискомфорта или чужеродности. В этот период в вопросе интеграции репатриантов сложности вызывали следующие факторы:

— Провозглашенная на государственном уровне идеология коммунизма и политика ее навязывания. Советская страна проводила политику укоренения у своих граждан коммунистических ценностей, в том числе у репатриантов. «С этой целью проводились политзанятия, специальные курсы по ознакомлению новичков с учением марксизма-ленинизма и воспитанию в коммунистическом духе»1. Репатриантам же была чужда и непонятна эта идеология, зачастую они избегали этих занятий, за что наказывались. Советский коммунизм был чужд также репатриантам-коммунистам. Коммунизм в их представлениях отличался от коммунизма в Советской Армении. По словам одного репатрианта-коммуниста, «коммунист, которого мы знаем, вовсе не такой, как здесь…»2.

— Фактор религии. Советский Союз в вопросе религии официально проводил политику атеизма. Тогда как репатрианты отличались глубокой христианской верой. По воскресеньям они ходили в церковь, что «…представлялось как проявление невежества»3. Официальный атеизм негативно сказывался также на национальных традициях и обрядах, в частности связанных с церковью. Репатрианты, твердо придерживавшие в диаспоре национальных обычаев, «удивлялись, как можно жениться без церкви, хоронить покойного без священника или не крестить ребенка»4. А видя портреты Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина на стенах учреждений, испуганно спрашивали: «Прости Господи, это святые местных?»5

— Фактор памяти о Геноциде. В Советском Союзе до 1960-х гг. вопрос Геноцида в основном считался закрытой темой. Широкое обсуждение этого вопроса не поощрялось, что также вызывало ощущение определенного дискомфорта у репатриантов, поскольку в их «духовных ценностях память о Геноциде занимала важное место…»6.

В постсоветский период вышеупомянутые препятствия преодолены, что открывает более широкую дверь для духовно-культурного взаимопроникновения местного армянства и репатриантов. Помимо общего происхождения и истории, обеспечению единой цивилизационной базы армянства Армении и диаспоры десятилетиями (как в советские, так и в постсоветские годы) способствовала и способствует государственная политика Армении в этом направлении, важными инструментами которой являются:

— Общешкольная образовательная система Армении. В школах Армении ученики в рамках предмета «Армянская литература» изучают также западноармянскую литературу, произведения армянских писателей диаспоры, тем самым осваивая то, что является серьезной предпосылкой для обеспечения единой цивилизационной и культурной базой в отношениях с армянством диаспоры.

— Публикации. В Армении издавались и издаются произведения западноармянских классиков и современных писателей, а также авторов из армянской диаспоры, в результате чего западноармянский язык и литература на этом языке становятся собственностью армянского общества (хотя бы для читающих кругов). В этом плане можно выделить издаваемый Институтом литературы НАН РА на средства Министерства диаспоры РА ежегодник «Литературная диаспора», где печатаются произведения современных писателей диаспоры.

— Деятельность академических учреждений. В высших учебных заведениях и академических структурах Армении также изучают и преподают западноармянский язык и литературу.

— Искусство и культура. Западноармянский театр, фильмы и пр. значительно способствуют взаимопроникновению западноармянской и восточноармянской цивилизаций.

— Законодательство в языковой сфере. Закон РА «О языке», констатируя, что государственным языком в РА является литературный армянский язык, «…не ставит отличий между двумя литературными языками нашего народа, и дает равные привилегии как восточноармянскому, так и западноармянскому языку»7.

В свою очередь, армяне диаспоры, особенно Ближнего и Среднего Востока, как уже отмечалось, преимущественно сохраняют армянскую идентичность и цивилизационно-культурную характеристику несмотря на все чуждые цивилизационные и культурные влияния. Следовательно, они также находятся в общем армянском цивилизационном и культурном поле. В отличие от, например, еврейской диаспоры, представители которой практически потеряли свою национальную идентичность до иммиграции в Палестину, и, следовательно, стояла задача вернуть почти ассимилированной, отчужденной, имеющей иную идентичность личности еврейскую сущность и создать новую – вместе с ее составляющими. У представителей армянской диаспоры по большому счету такой проблемы нет. Армянство диаспоры вместе с армянством Армении составляет единую национальную цивилизационную целостность. Согласно специальному предметному определению, «для нас, восточных армян, сегодня не представляет особой сложности читать и понимать Варужана или Амастеха, а армянин диаспоры на западноармянском языке свободно общается с восточным армянином»8. В худшем случае, диаспору можно считать субпрослойкой или субкультурой армянской национально-цивилизационной идентичности.

Что же касается якобы часто навешиваемых унизительных ярлыков, то, во-первых, они никогда не поднимались выше бытового уровня, и, во-вторых, ярлыки навешиваются также на другие субкультуры или субпрослойки армянства, что отнюдь не свидетельствует об их отчужденности. Одно очевидно: на уровне государственной политики в отношении армян диаспоры никогда не было какой-либо дискриминации.

А советские репрессии в отношении репатриантов также были обусловлены сущностью режима, а не особым отношением государственных властей к репатриантам. В годы репрессий не меньше репатриантов пострадали также другие прослойки армянской общественности (в том числе советской).

Наконец, доказательством интеграции репатриантов в армянское общество, отсутствия какого-либо барьера между местным армянством и репатриантами из диаспоры являются впечатляющие успехи множества репатриантов в самых разных сферах жизнедеятельности (политика, наука, культура и пр.): многие из них достигли высоких позиций и признания в своих сферах.

Таким образом, в вопросе интеграции репатриантов из Ближнего и Среднего Востока цивилизационных проблем почти нет. Следовательно, наиболее целесообразно делать акцент на социально-экономические аспекты интеграции9.

1 Ստեփանյան Ա., 1946-1948թթ. հայրենադարձության ինտեգրման և ադապտացման խնդիրները, «1946-1948թթ. հայրենադարձությունը և դրա դասերը. հայրենադարձության հիմնախնդիրն այսօր» համահայկական գիտաժողովի զեկուցումների ժողովածու, Եր., Լիմուշ, 2009, էջ 157-158 (Степанян А., Задачи интеграции и адаптации репатриации 1946-1948гг., сборник докладов Общеармянской научной конференции «Репатриация 1946-1948гг. и ее уроки: вопрос репатриации сегодня». – Ер: Лимуш, 2009, сс. 157-158, на арм.яз.).

2 Բազարյան Մ., Նամակներ «սովետական դրախտից», Եր., 1989, էջ 47։ Հղումը՝ ըստ Ստեփանյան Ա., նշվ. աշխ., էջ 158 (Базарян М., Письма из «советского рая». – Ер., 1989, с. 47. Цитируется по։ Степанян А., указ.соч., с. 158, на арм.яз.).

3 Մեսրոպյան Հ., Հայրենադարձությունը և լեզվական փոխըմբռնման խնդիրը, «1946-1948թթ. հայրենադարձությունը և դրա դասերը. հայրենադարձության հիմնախնդիրն այսօր» համահայկական գիտաժողովի զեկուցումների ժողովածու, Եր., Լիմուշ, 2009, էջ 181 (Месропян Г., Репатриация и вопрос языкового восприятия, сборник докладов Общеармянской научной конференции «Репатриация 1946-1948гг. и ее уроки: вопрос репатриации сегодня». – Ер: Лимуш, 2009, с. 181, на арм.яз.).

4 Степанян А., указ.соч., с. 160.

5 Там же.

6 Там же.

7 Месропян Г., указ.соч., с. 178.

8 Ավետիսյան Յու., Հայրենադարձությունը և արևելահայերենի ու արևմտահայերենի մերձեցման ուղիները, «1946-1948թթ. հայրենադարձությունը և դրա դասերը. հայրենադարձության հիմնախնդիրն այսօր» համահայկական գիտաժողովի զեկուցումների ժողովածու, Եր., Լիմուշ, 2009, էջ 175 (Аветисян Ю., Репатриация и пути сближения восточно-армянского и западно-армянского взыков, сборник докладов Всеармянской научной конференции «Репатриация 1946-1948гг. и ее уроки: вопрос репатриации сегодня». – Ер.: Лимуш, 2009, с. 175, на арм.яз.).

9 Подробнее см.: Հովյան Վ., Մերձավոր և Միջին Արևելքի հայ համայնքներն արդի փուլում. հայրենադարձության խնդիրը, 21-րդ ԴԱՐ, թիվ 4, 2017, էջ 102-112 (Овян В., Армянские общины Ближнего и Среднего Востока на нынешнем этапе: проблема репатриации, 21-й ДАР, #4, 2017, сс. 102-112, на арм.яз.).

Ваграм Овян
Секретарь Научно-экспертного совета НОФ «Нораванк», старший эксперт Арменоведческого центра

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=17483

Категории: Армения, Главное