РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Иран продолжает укреплять внешнюю безопасность

Иран продолжает укреплять внешнюю безопасность

Пока мир следил за встречей Владимира Путина и Дональда Трампа, вокруг Ирана и с участием Ирана происходили «невнятные события». Разбираться с этим придется, тем более что в дни визита в Москву главного советника аятоллы Сейеда Али Хаменеи Али Акбара Велайети была анонсирована скорая встреча президентов России, Ирана и Турции в Тегеране. Сообщения о боестолкновениях были распространены за сутки до российско-американского саммита в Хельсинки — и волей-неволей складывается впечатление, что кто-то очень уж хотел, чтобы у президента США перед переговорами с Путиным был бы хоть один «новый» козырек.

Силы безопасности и разведки Ирана уничтожили две террористические группы в северо-западной провинции Западный Азербайджан, сообщало агентство Fars News: «Две вооруженные террористические группы, незаконно пересекшие границу с Ираном, были уничтожены силами разведки во время двух операций с применением засад». Террористы были идентифицированы силами министерства разведки в рамках серии операций по борьбе со шпионажем. Два террориста были убиты, а множество других были арестованы. У них было изъято большое количество оружия и боеприпасов. А Корпус стражей Исламской революции (КСИР) уничтожил и ранил нескольких террористов в столкновениях с террористической группой в западной провинции Керманшах. Эта группа, заявило командование КСИР, планировала совершить акты саботажа после пересечения границы с Ираном в провинции Керманшах, но была полностью уничтожена силами КСИР. Во время столкновений трое террористов были убиты, а один был тяжело ранен, погиб также один солдат КСИР. Судя по сообщениям, попытки прорывов диверсантов имели место 14 и в ночь на 15 июля.

Данная информация напомнила о событиях прошлого месяца, когда на том же северо-западном направлении иранской границы в ночь на 5 июня в том же Западном Азербайджане, граничащем с Ираком, также имела место попытка прорыва группы террористов из 20 человек в Иран. И тогда в перестрелке погибли один офицер и один прапорщик погранслужбы КСИР. Как добавляло тогда Tasnim News, «в прошлом погранпосты в районе часто подвергались нападениям, главным образом со стороны членов террористической группы PJAK («Партии свободной жизни в Курдистане»)».

Министр информации и разведки Ирана Махмуд Алави заявил «по горячим следам», что «несколько террористических групп были арестованы на западе и юго-западе Ирана за последние несколько дней». Алави заявил, что силы безопасности следят за террористами и в конечном итоге проводят операции по их аресту до того, как они могут провести какие-либо террористические операции. Министр также сообщил, что у террористов конфисковано большое количество взрывных устройств. 8 июня, однако, опять некие силы попытались прорваться в Иран — на сей раз в районе Ошнавия того же Западного Азербайджана, и на 100% — именно из Иракского Курдистана. Как сообщали иранские СМИ, «все 7 членов террористической группы из Иракского Курдистана в столкновениях с иранскими силами безопасности убиты или ранены».

Судя по всему, прямая угроза Тегерана ввести войска и КСИР на территорию KRG быстро остудила курдов. Помощник руководителя департамента внешних связей правительства Иракского Курдистана Сиам Маманд оперативно отреагировал через несколько часов после ноты протеста: «Воля Иракского курдистанского региона основывается на развитии и укреплении отношений с Ираном. Поэтому, выражая недовольство последними событиями, Курдистанский регион Ирака заявляет, что он не позволит, чтобы конструктивные и позитивные отношения между Ираном и Иракским Курдистаном были омрачены такими действиями». Далее он отметил, что правительство Иракского Курдистана не будет ставить под угрозу свои интересы из-за какой-либо группы или партии.

Весной также «некие силы», но явно — имеющее курдское «происхождение», пытались с территории Северного Ирака атаковать Иран, однако несколько раз были отброшены с ощутимыми потерями. И тогда премьер-министр KRG Нечирван Барзани в Тегеране давал клятвенные заверения, что больше с Иракского Курдистана антииранских вылазок не будет. Как видим, клан Барзани опять «сорвался» — что следует связывать именно с тем, что весь июнь эта часть иракских курдов подвергалась массированной обработке со стороны спецслужб США, Израиля и… Турции.

И вот почему. Дело в том, что еще в середине июня, вслед за протестом Тегерана в адрес иракских курдов Штаб сухопутных войск КСИР опубликовал заявление об уничтожении  двух террористических банд на северо-западе Ирана в течение 24 часов, через день после нейтрализации террористической ячейки из 7 человек. Министерство информации и разведки Ирана также добавило, что силы безопасности арестовали 27 членов террористической сети, планировавших провести террористические атаки в течение священного месяца Рамадан. В отличие от сообщений о приграничной провокации в районе Ошнавия в Западном Азарбеджане, на сей раз ни КСИР, ни министерство информации и разведки не уточняли, с чьей территории хотели прорываться в Иран террористические банды. Нечто подобное происходило летом и 2016-го, и 2017-го годов. И год-два назад иранские госорганы и СМИ то подчеркивали, откуда шли террористы, то скромно умалчивали, указывая лишь иранские провинции, куда хотели прорываться банды преступников.

Самое время вернуться к сообщениям о приграничном инциденте от 15 июля. Замечено — если в сообщениях «обычных» СМИ Ирана (Fars News; Mehr News; Tasnim News; даже — англоязычного телеканала Press-TV и т. д.) нет упоминаний о том, откуда же вторгались в провинцию Западный Азербайджан террористы, то вот в сообщениях официоза — агентства IRNA, и полуофициоза — агентства ISNA, четко указывался источник террористической атака: бандиты шли из Турции. «Сухопутные войска КСИР сообщили о ликвидации группы террористов в приграничном городе Ноудешахе на западе Ирана. Террористы, вторгшиеся из Турции, были намерены осуществить операции внутри страны, но силам КСИР в ходе спецоперации удалось успешно нейтрализовать запланированные атаки на территории ИРИ. В ходе спецоперации были ликвидированы 3 террориста. Обнаружено также несколько взрывных устройств для проведения акций смертников, а также огромное количество взрывчатых веществ». Однако к 20 июля упоминания о Турции были сняты в новостной ленте и IRNA, и ISNA…

Итак, в преддверии встречи президентов Ирана, России и Турции в Тегеране иранские власти, показав «на минуту» свои козыри, приняли решение отложить выяснение отношений с Анкарой до личного приезда Реджепа Тайипа Эрдогана в иранскую столицу. Связывать это, видимо, можно с двумя обстоятельствами, а то и тремя. Первое — за несколько дней до террористических атак со стороны Турции и за сутки до приезда Али Акбара Велайяти в Москву в телефонном разговоре министр обороны Ирана Амир Хатами и его турецкий коллега Нуреттин Каникли подчеркнули необходимость продолжения военного сотрудничества между двумя соседними странами для решения региональных проблем. «Уничтожение ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было примером регионального сотрудничества и результатом взаимодействия между Ираном, Россией и Турцией, и это важное событие сорвало заговор сионистов и правительства США», — заявил генерал Хатами, сообщала Tehran Times. Хатами сказал, что Тегеран приветствует расширение сотрудничества между двумя странами «в военной сфере, оборонной промышленности, подготовке и исследованиях для повышения уровня возможностей в области безопасности».

Второе — то, что Турция не посмела поддержать требования своих союзников «по Сирии», т. е. США и Израиля, о выводе иранских военных советников и шиитских ополчений из Сирии и Ирака. И в Тегеране заметили это — хотя все прекрасно знают, что на первых порах Эрдоган в форме намеков и полунамеков чуть ли не требовал (после освобождения Восточного Алеппо), чтобы иранцы ушли сами и «надавили» бы на шиитов. К тому же в описываемые дни шла согласованная эвакуация из двух шиитских сел (ок. 7 тысяч человек) севера сирийской провинции Идлиб, которые в течение 7 лет держали круговую оборону от террористов и «умеренной сирийской оппозиции» — Эль-Фуа и Кефрая, сохранивших верность правительству Башара аль-Асада.

Третье — и не менее важное и интересное: именно 20 июля из Индии в Анкару прилетела представительная делегация Министерства финансов и Госдепартамента США, чтобы встретиться с турецкими властями и обсудить «санкции», направленные против Ирана, рассказал чиновник из МИД Турции турецкому изданию Sabah. «Делегация США, которая в настоящее время ведет переговоры в Индии, посетит Анкару относительно санкций против Ирана. Эта делегация встретится с представителями смежных ведомств, в том числе с чиновниками министерств иностранных дел и финансов», — сообщил источник. Пресс-секретарь посольства США в Турции подтвердил, что переговоры намечены на 20 июля и будут сосредоточены на санкциях против Ирана.

Тегеран на переговорах в формате трех президентов обязательно напомнит Анкаре и об ее клятвенных заверениях, и о том, что КСИР и разведслужбам Ирана точно известно, что, то ли сама Турция, то ли ее союзники вновь с турецкой территории науськивают на Иран разного рода террористов. Вспомним о заверениях не кого-то, а именно премьер-министра Турции Бинали Йилдирима, который 18 июня заявлял: «Авиационная база Инджирлик в Турции используется только в соответствии с целью борьбы с терроризмом, так что Турция не разрешит какой-либо стране использовать эту авиабазу для нападения на другую страну», сообщало Mehr News.

При этом он указал на возможную просьбу США использовать авиабазу Инджирлик для нападения на Иран, и сказал, что его страна не позволит США использовать свою авиабазу для возможного удара по Ирану. Йилдирим подчеркнул, что Турция позволит использовать свою авиабазу другой стране только для борьбы с терроризмом, но США не могут использовать авиабазу для нападения на какую-либо страну. Но прошел месяц — и с турецкой территории, пусть и не авиасредствами с Инджирлика, была несколько раз атакована территория Ирана.

То есть мы вправе ожидать, что с турками Иран, но только после трехсторонней встречи Роухани, Путина и Эрдогана в Тегеране, постарается поступить так же, как сейчас поступает, допустим, с еще одним союзником США и Израиля в мусульманском мире — Пакистаном. В двадцатых числах июня и на ирано-пакистанской границе было тревожно. Так, 20 июня «военнослужащие на отдаленном пограничном полицейском участке на юго-востоке страны, недалеко от общей границы с Афганистаном и Пакистаном, подверглись нападению со стороны группы боевиков, но сорвали их попытки вторжения на иранскую территорию. Два иранских пограничника были убиты, а трое других были ранены во время вооруженного нападения на пограничный пост в иранской провинции Систан и Белуджистан». Затем в ночь на 25 июня «террористическая группа, связанная с такфиристами, которая хотела нарушить иранскую юго-восточную границу, была остановлена и разгромлена силами пограничной охраны Ирана. После перестрелки между террористами и силами КСИР в Мирджаве 3 террориста были убиты, несколько получили ранения, а остальные бежали в Пакистан», сообщал Young Journalists Club (YJC) Ирана. Однако были убиты и два сотрудника местной ячейки народного ополчения «Басидж», а также солдат КСИР.

Наконец, 16 июля министр информации и разведки Ирана Махмуд Алави объявил, что силам безопасности удалось задержать членов террористической группы, связанной с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на юго-западе Ирана, т. е. в приграничье с Пакистаном. Один из членов террористической ячейки, брат которого был убит в качестве боевика ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, намеревался сформировать группу из четырех человек, чтобы присоединиться к ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но они были арестованы спецслужбами на юго-западе, сказал Алави. Он объяснил, что эта террористическая группа планировала провести террористические акты в некоторых районах, но их заговоры были сорваны разведывательными силами страны.

Антииранские террористические приграничные акции носят систематический характер, и весьма достоверно, что команды того же центра. Наверное, никого не удивим, если скажем: в Иране не сомневаются, что руководят террористами и в Пакистане, и в Иракском Курдистане, и в Турции именно США и Израиль, понятное дело — при содействии служб безопасности Пакистана, Турции и курдов клана Барзани в Ираке. Но тут есть нюанс — после отмеченных приграничных боестолкновений с террористами, шедшими из Пакистана, Иран жестко предупредил Исламабад. Мы уже писали ранее, что в пакистанской столице работали руководители разведок Пакистана, России, Китая и Ирана — и именно в ключе выработки общих мер по борьбе с терроризмом. И уже 15 июля начальник штаба иранских вооруженных сил Мохаммад Багери прибыл в Пакистан — причем это был первый визит начальника штаба иранских вооруженных сил в Пакистан за последние 40 лет. В ходе своего трехдневного визита Багери провел отдельные встречи с президентом Пакистана Мамнуном Хусейном, министром иностранных дел Абдуллой Хусейном Харуном и военными должностными лицами, обсудив с ними пути укрепления двусторонних связей в области безопасности.

И вот 17 июля в совместном заявлении Багери и командующего пакистанской армией Камара Джаведа Баджвы фиксируется прорыв — Иран и Пакистан договорились о всеобъемлющих рамках расширения военного сотрудничества. «Эти рамки конкретно нацелены на расширение приграничного сотрудничества для обеспечения мира, торговли и дружбы на общих границах и для обуздания незаконных перемещений, включая торговлю людьми и наркотиками», — говорится в заявлении. Стороны договорились продолжить многоступенчатые переговоры и совместное оперативно-тактическое сотрудничество в целях развития системы безопасности в прилегающих регионах Ирана и Пакистана. Использование армиями двух стран международных подходов и региональных законов для обеспечения безопасности границ является одним из положений этого совместного заявления. Подчеркнув необходимость осуществления регулярного патрулирования вдоль общих границ, стороны договорились о продолжении сотрудничества между пограничной полицией и силами безопасности в области разведывательных связей для борьбы с общими угрозами. Кроме того, обе страны решили не допускать использования своих территорий для действий друг против друга. Более того, Багери 17 июля в Исламабаде заявил, что Иран и Пакистан планируют совместно производить оружие: «Мы прилагаем усилия для совместного производства оборонительных вооружений с Пакистаном, которые могут быть представлены в качестве совместного продукта исламских стран».

Уместно предположить, что после встречи в Тегеране и Эрдогану будет предложено — если не сказать, что навязано — подписание подобного документа между военными кругами Ирана и Турции о взаимном патрулировании совместных границ и т. д. И как Пакистану некуда было «маневрировать» в ответ на иранские предложения о взаимном обеспечении общих границ, так и Турции ничего не останется, как считаться с угрозами Тегерана в адрес террористических групп, пытающихся с турецкой территории прорываться в Иран.

Кстати, курдские источники пока помалкивают о том, что имеет место, хотя 9 июля ряд курдских СМИ чуть ли не с победными торжествующими нотками сообщали следующее: «Отряды пешмерга Демократической партии Курдистана Ирана (ДПКИ) 8 июля убили и ранили по меньшей мере четырех членов КСИР в курдских районах северо-западного Ирана. Иранская курдская оппозиционная партия сообщила об этом в официальном заявлении на своем веб-сайте. Согласно заявлению, члены иранских войск были убиты и ранены в столкновении с курдскими бойцами в деревне Коке в провинции Западный Азербайджан. О потерях в рядах курдов не сообщается.

Недавно ДПКИ активизировала свою военную деятельность в пограничных районах Иранского Курдистана. За последние месяцы поступило несколько сообщений о ее столкновениях с иранскими войсками». Если сравнивать это сообщение курдских СМИ с информациями их иранских коллег, то бросается в глаза переакцентировка — с одной курдской партии на другую: курды говорят о «незаконной» ДПКИ, а иранцы — о PJAK. Далее — курды молчат о своих потерях, а их данные о потерях иранской стороны в целом совпадают с данными Тегерана. Иранские источники же жестко говорят об уничтожении как минимум 12 террористов, без указания их этнического происхождения, и аресте в общей сложности свыше 30 боевиков.

Раз курдские СМИ и иные источники молчат о своих потерях, следует брать за основу сообщения иранских Министерства информации и разведки, а также КСИР. Кроме того, курдские источники жалуются на то, что 13 и 17 июля Иран предпринимал артиллерийские и ракетные обстрелы горного района Хаджи Омран провинции Эрбиль Северного Ирака. В результате «обстрел заставил десятки семей кочевников и пастухов бежать, оставив скот в горах». По заявлению Тегерана, обстрелы нацелены на базирующиеся на границе иранские курдские оппозиционные группы. Позже ДПКИ сообщила о гибели двух своих боевиков в результате артобстрела со стороны КСИР.

Однако барзаниевские представители в руководстве KRG, призвав «иранское правительство положить конец неизбирательному обстрелу районов вблизи курдской границы», в то же время попросили «иранских курдских бойцов не использовать этот регион для нападения на соседнее государство». То есть, как видим, и клан Барзани постепенно понимает, что бесконечно долго невозможно будет давать прибежище террористических курдским группам, будь то ДПКИ или PJAK.

Сообщим также для любителей ожидать «осенних потрясений» или «свержения режима мулл», что соответствующие органы ИРИ не менее активны в нейтрализации «пятых колонн». 26 июня генпрокурор Тегерана Аббас Джаафари-Доулатабади заявил, что главные провокаторы, которые планировали продолжать протесты на базарах Тегерана, были арестованы, предупредив, что «власти страны не будут колебаться в борьбе с беспорядками». Уже в июле были казнены 8 террористов, участвовавших в попытках нападений на иранский парламент и Мавзолей аятоллы Хомейни в 2017 году. Причем Аббас Джаафари-Доулатабади отреагировал на угрозы террористической группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после этих казней, заявив, что десятки других членов ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в том числе 16 женщин, которые ранее находились в Сирии и прошли там подготовку, а также 16 других мужчин, также ожидают суда в Иране.

Наряду с борьбой за внутреннюю безопасность Иран планомерно добивается безопасности внешних границ. И насколько решительно настроены силы внутренней безопасности и прокуратура, настолько же решительны, как можно предположить из курдских сообщений об арт‑ и ракетных обстрелах Северного Ирака, КСИР и вооруженные силы ИРИ. Причем превентивные мероприятия Тегерана по обеспечению внешней безопасности не ограничиваются только Пакистаном, Афганистаном или Турцией. Весной иранцы «нейтрализовывали» проявления антииранской деятельности Туркмении на Каспии. А 19 июля в Тегеране секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана контр-адмирал Али Шамхани принял коллегу из Узбекистана Виктора Махмудова и провел переговоры, подчеркнув, что Иран желает активизировать двустороннее сотрудничество с Узбекистаном в политической, военной и экономической сферах. «Комментируя дестабилизирующее поведение НАТО в Афганистане, а также политические, экономические, социальные кризисы и кризисы в сфере безопасности в стране, Шамхани сказал: «Иран и Узбекистан могут содействовать ситуации в сфере безопасности и экономики в Афганистане посредством совместных усилий, активизации сотрудничества и поддержки правительства национального единства».

Если учитывать, что решения и шаги по обеспечению безопасности границ и внутри страны у Ирана носят спланированный и комплексный характер, то логично предположить, что после Пакистана, республик Средней Азии, Иракского Курдистана — на очереди именно Турция. Далее, впрочем, и Закавказье — напомним, что 21 июня из Баку обвинили Иран в неком инциденте. 26 июня командующий погранвойсками Ирана Кассем Резайи дал разъяснение: «Перестрелка, случившаяся несколько дней назад, произошла не на ирано-азербайджанской госгранице, а в глубине территории Азербайджана, в 2 км от границы». Баку тогда «успокоился», а вот какие выводы и, что важней, решения принял в связи с этой «заминкой» Иран — узнаем, видимо, после выяснения ирано-турецких отношений.

Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2452352.html

Категории: Главное, Иран