РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



НОВЫЕ ВЕЯНИЯ В КАРАБАХСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ

Ужесточающаяся год от года антиармянская риторика руководства Азербайджана, постоянно усугубляющаяся милитаризация сторон конфликта, периодические жертвы на границе и главное, стоившая армянскому народу сотню молодых жизней и некоторых территорий, Апрельская война 2016-го, пожалуй, являются главным свидетельством безрезультативности, ведущихся с 1992 года при посредничестве Франции, США и России переговоров по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. В этом свете, поиск новых путей урегулирования данного конфликта представляется сегодня актуальной необходимостью. Учитывая последние тренды в первую очередь во внешней политике Республики Арцах, представляется, что лучшим, наиболее прямым и, главное, бескровным путем в направлении достижения окончательного урегулирования арцахского вопроса является исходящее из интересов армянства и международного сообщества международное признание независимости Арцаха. Немаловажно, что подобного признания следует добиваться в обход как особого мнения Азербайджана, так и ведущихся с Баку переговоров, разумеется, при условии их сохранения. В данной статье содержится попытка детализации векторов, возможностей, рисков и перспектив реализации подобного начинания.

Векторы

Следует отметить, что с самого возникновения азербайджано-карабахского конфликта позиции двух армянских государств – РА и Республики Арцах – в вопросе его урегулирования оставались неизменны. В Ереване и Степанакерте убеждены, что окончательное разрешение конфликта возможно исключительно мирным путем, отталкиваясь от уже де-факто реализованного арцахцами собственного права на самоопределение. С назначением Масиса Маиляна главой МИД непризнанной республики, Степанакерт, собственно, уже придал работе в данном направлении новое дыхание. Все последние интервью, встречи, поездки главы внешнеполитического ведомства, а также парламентариев, президента непризнанной республики в первую очередь свидетельствуют об усилиях в направлении ее международного признания. Иными словами, достижения окончательного урегулирования конфликта с Азербайджаном исключительно мирным путем с сопутствующим укреплением безопасности Арцаха. По словам Маиляна, МИД активно прилагает последовательные усилия по развитию тенденций последних лет в направлении международного признания Арцаха1. На этом пути у арцахцев уже есть определенные достижения в виде поддержки их права на самоопределение законодательными органами восьми штатов США, одного австралийского, а также Страны басков. Немалый объем работы проводится в направлении развития и расширения децентрализованного сотрудничества между городами Арцаха и различных зарубежных стран. В этом направлении также есть определенные успехи: 16 городов США, Франции, Испания и Бразилии уже установили дружественные отношения с арцахскими городами. Разумеется, большой вклад в данный процесс во всех вышеупомянутых странах привносит армянская диаспора.

В рамках основной линии внешней политики Республики Арцах, направленной на достижение международного признания государственной независимости, руководство республики последовательно ведет работу по объединению усилий официальной, парламентской и народной дипломатии в данном направлении. Последним свидетельством эффективности подобной линии являются визиты президента Арцаха Бако Саакяна, замглавы МИД республики Армине Алексанян, депутатов арцахского парламента в мировые центры силы – Вашингтон и Брюссель. Последним визитом в рамках данной логики следует отметить рабочий визит государственного министра Арцаха Араика Арутюняна в Австралию. На встрече с австралийскими сенаторами Арутюнян, в частности, поблагодарил партию Зеленых за признание права арцахского народа на самоопределение. По понятным причинам встречи арцахских визитеров с зарубежными коллегами широко не афишируются, но сам факт их проведения уже привел Баку в состояние трудно скрываемого беспокойства.

«Проигнорирует ли Трамп визит президента Нагорного Карабаха?»

Однако вернемся к визиту арцахского президента в США. Понятно, что сам факт визита еще не говорит о скором признании Америкой независимости Арцаха, но и назвать этот визит дипломатическим туризмом также не представляется возможным. Особенно в свете актуализации проблемы признания Арцаха после «четырехдневной войны» в апреле 2016г. И до практического рассмотрения данного вопроса дело так и не дошло именно ввиду наличия на столе переговоров обновленных мадридских принципов, в которых черным по белому говорится, что статус Нагорного Карабаха должен определяться в результате юридически обязывающего референдума. И пойти против «принципов» консенсуса сопредседателей Минской группы ОБСЕ означает создать себе дополнительные проблемы в отношениях со всеми тремя центрами силы. Соответственно, с целью создания возможностей по лавированию вокруг «принципов» армянским переговорщикам просто необходимо найти брешь в позициях, как минимум, одной из сопредседательствующих стран. В этом контексте посещение президентом Арцаха Конгресса США именно в день проведения мероприятия, приуроченного к 30-летию Карабахского движения, выглядит явно не случайным. На Капитолийском холме Саакяна приветствовали американские конгрессмены, дипломаты, общественные деятели, аналитики и лоббисты. Более того, накануне американского вояжа арцахского президента во влиятельной The National Interest под заголовком «Проигнорирует ли Трамп визит президента Нагорного Карабаха?» вышла статья бывшего посла США в Армении Джона Эванса2.

В интересе американского истеблишмента к карабахской тематике ведущую роль, бесспорно, играет достаточно влиятельное даже по американским меркам проармянское лобби. Примечательно, что акцент в карабахской работе лоббистов ставится на выработке правовой аргументации признания независимости НКР по аналогии с Косово. Однако так же бесспорно и наличие для поддержания такого интереса внутри американской политической элиты собственной мотивации. И в первую очередь поддержка Арцаха обусловлена приверженностью непризнанной республики демократическим ценностям. Все познается в сравнении, и на фоне династического Азербайджана Арцах представляется американцам настоящим средоточием носителей демократических ценностей. В этом свете, нежелание арцахцев возвращаться в средоточие отсталых феодальных, династических и автократических порядков вызывает в Вашингтоне вполне оправданное понимание и сочувствие. В качестве второго основного фактора подобного интереса следует отметить безусловную связку «Армянского вопроса» и политики США по сдерживанию Турции. Оба этих достаточно серьезных геополитических факторов по-прежнему остаются в обойме арсеналов ведущих мировых центров силы. Очередной вывод «Армянского вопроса» на поверхность глобальной политики вполне может быть обусловлен обеспокоенностью американских конгрессменов ростом турецкого влияния как на Ближнем Востоке, так и, собственно, Южном Кавказе, особенно в находящейся на границе с Турцией Аджарии. Стремление, судя по всему, пожизненного лидера Турции Реджепа Эрдогана к геополитической, не согласованной с союзниками по НАТО, самодеятельности не может не вызывать беспокойства как в Конгрессе, так и в Госдепартаменте США.

Примечательно, что к реализации подобного, крайне неприемлемого для официального Баку, сценария арцахцев, собственно, подвигла реализуемая с 1997г. Азербайджаном политика отрицания существования Арцаха в качестве прямой стороны переговоров. Нежелание властей Азербайджана видеть арцахских коллег за столом переговоров по определению собственной судьбы последние вполне резонно и справедливо расценивают как отсутствие в Баку заинтересованности в достижении окончательного урегулирования конфликта. Вкупе с данным обстоятельством отказ Баку от реализации мероприятий по укреплению режима прекращения огня, политика в направлении эскалации конфликта и главное периодические размахивание кулаками прямо говорит о целенаправленном противодействии властей Азербайджана установлению окончательного мира в регионе. В этом свете вашингтонские поездки, встречи арцахцев с влиятельными американскими политиками, в числе всего прочего, являются настоящим отрезвляющим душем для воинственно настроенной и стремящейся к слому статус-кво азербайджанской элиты.

Таким образом, в условиях фактического отказа властей Азербайджана от прямого диалога с непосредственной стороной конфликта и главным потенциальным бенефициарием достижения окончательного и прочного мира, единственной альтернативой для Степанакерта остаются усилия в направлении международного признания независимости Арцаха. Подобный шаг, несомненно, придаст новый импульс переговорам и, самое главное, вернет их «на землю», обеспечив необратимость мирного процесса в направлении достижения региональной безопасности и стабильности. Представляется, что данные усилия руководства республики в направлении развития в первую очередь политического диалога с основными мировыми центрами силы свидетельствуют о понимании Степанакертом роли данного диалога в качестве одного из инструментов обеспечения безопасности Арцаха.

Возможности

Отталкиваясь в первую очередь от растущей в прогрессии агрессивности шагов и заявлений руководства Азербайджана, к примеру, недавнего обещания президента Ильхама Алиева вернуть Ереван3, представляется, что надеяться на мир посредством сдачи определенных территорий арцахцам не приходится. В этом контексте достижение мира представляется возможным исключительно в случае сохранения всех без исключения территорий, закрепленных за Арцахом его Конституцией. Последнее возможно лишь в случае их компактного заселения, поскольку сегодня южные и восточные районы республики мало заселены. Иными словами, тот же сохраняющийся вокруг Арцаха статус-кво может работать на армянскую сторону конфликта исключительно в случае правильного использования. Характеризовать «территории» как «пояс безопасности» со временем становится все труднее и труднее. А в современной системе международных отношений это не позволено даже игроку масштаба Израиля. Сегодня подобная аргументация может рассматриваться исключительно в качестве реликта первой карабахской войны и особых перспектив, соответственно, не имеет.

В этом контексте армянству рано или поздно придется приступить к реализации серьезной скоординированной работы по увеличению населения Арцаха, особенно его южной и восточной части. Подобное начинание в случае успеха не только окончательно легитимизирует в глазах международного сообщества итоги карабахской войны, но и станет серьезным подспорьем в усилиях Степанакерта в направлении собственного международного признания. Международная легитимизация страны, состоящей не из районов «пояса безопасности», а из заселенных, связанных коммуникациями районов, несомненно, существенно облегчит задачу ее демократического руководства. Собственно, именно подобным образом советский Азербайджан окончательно закрепил за собой переданную ему в начале века большевистским правительством СССР, заселенную в основном армянами, армянскую область Нахиджеван. В 1988г. Нахичеванскую АССР покинули последние армяне, а их дома были заселены азербайджанцами. Таким образом, в условиях отсутствия армянского населения предъявлять претензии на заселенный азербайджанцами Нахиджеван, отталкиваясь исключительно от международного права и исторической справедливости, оказалось попросту невозможным.

Разумеется, заселение всех без исключения территорий Арцаха является делом нелегким и предполагает проведение серьезной работы. Причем с участием как самих арцахцев, так и Армении с Диаспорой. Тем не менее реализация подобного общенационального проекта вполне возможна. Для этого от армянства требуется лишь соответствующее желание и создание в Арцахе и, конечно, в самой Армении равных возможностей и социально-экономических условий как для местного населения, так и для всех желающих туда поехать на постоянное место жительства, к примеру, из той же России. Иными словами, окончательная демократизация и либерализация государственного устройства и всех сфер общественной жизни республики. Все необходимые для выправления ситуации финансовые возможности у армянства есть, остается лишь обрести желание. Сначала в Ереване и Степанакерте, а уже потом в очагах Диаспоры.

В существующих геополитических условиях и, главное, перманентно возникающих новых вызовов и, как следствие, рисков сохранение существующего статус-кво до бесконечности представляется нецелесообразным и практически невозможным. На этом фоне вопрос целеполагания бесконечного сохранения за собой практически незаселенных территорий звучит поистине риторически. При этом необходимо понимать, что даже полная реализация от А до Я, предлагаемых посредниками Минской группы, «мадридских принципов», никак не гарантирует обретения Арцахом мира, поскольку лишь придаст его сузившимся до пределов НКАО границам большую уязвимость. Представляется, что подобную гарантию армянству способны предоставить лишь заселенные территории, развитые коммуникации и экономические объекты Арцаха. Следует отметить, что понимание всей серьезности ситуации, по крайней мере в Арцахе, есть. Об этом свидетельствуют стартовавшие на днях подготовительные работы по строительству третьей альтернативной, связывающей Арцах с Арменией, дороги Карвачар-Норабак-Сотк4.

Мадридские риски и перспективы

В пользу формирования альтернативной, внутриармянской концепции карабахского урегулирования говорят не только не снижающиеся, но и последовательно возрастающие риски безопасности арцахцев, а в последнее время и жителей самой Армении. Усиливающаяся милитаристская и агрессивная риторика военно-политического руководства Азербайджана никак не способствует формированию тех самых мер доверия, о которых так много говорилось в Вене и Петербурге и которые лежат в фундаменте мадридского варианта урегулирования5. И, несмотря на бытующее мнение об исключительно внутренних адресатах этой риторики, заявления Ильхама Алиева, тем не менее, слышат и в Арцахе, и в Армении.

Один из наиболее вменяемых представителей азербайджанской политической элиты, бывший переговорщик по карабахской проблеме, депутат парламента Азербайджана от правящей партии «Ени Азербайджан» Расим Мусабеков считает, что переговоры в тупик завело требование Баку немедленной сдачи районов, оговоренных в резолюциях Совбеза ООН 822, 853, 874 и 884, и встречное требование Еревана о сецессии Нагорного Карабаха посредством референдума6.

В этом контексте Мусабеков считает, что стороны конфликта и посредники сегодня пытаются вывести процесс из тупика посредством дробных шагов с взаимными разменами. По его оценкам, подобное поэтапное урегулирование исключит версию, по которой стороны конфликта смогут получить все и сразу. В качестве примера Мусабеков отмечает сопровождаемую размещением миротворцев сдачу арцахцами на первых порах 2-3 районов, на что Азербайджан и Турция ответят фактическим наземным и воздушным разблокированием Армении. Взамен же еще 2-3 районов Азербайджан и Армения, по его прогнозам, вполне могут согласовать промежуточный статус Карабаха, позволяющий включить Степанакерт в политический диалог и осуществлять хозяйственно-экономическую деятельность с выходом на внешние рынки. Что позволит сторонам идти дальше. Альтернативой подобному урегулированию, на его взгляд, является не бесконечное сохранение статус-кво, а полномасштабная и кровопролитная война, которая ни Азербайджану, ни Армении, ни соседям по региону не нужна.

Таким образом, признавая логичность рассуждений г-на Мусабекова, следует, тем не менее, задаться вопросами о реальных возможностях претворения в жизнь подобной, направленной на достижение мира в регионе, концепции. И главным из вопросов опять-таки является невозможность ее выполнения в условиях тотального недоверия между обществами стран, участвующих в карабахском конфликте. Дело в том, что в условиях продолжающихся гибридных войн, смена геополитических векторов в глобальной политике в направлении Южного Кавказа может произойти в любой момент. А это позволит Баку заручиться, как минимум, согласием той или иной сверхдержавы на очередное вторжение в Арцах. В подобных условиях гарантировать безопасность населению Арцаха неспособны никакие миротворцы, не говоря уже о властях Азербайджана. Между тем именно доверие и безопасность являются факторами, определяющими успешность минских переговоров по Карабаху.

Заключение

Фактическое разрешение в глазах армянства карабахской проблемы в далеком 1994г. свело армянские ожидания от ведущихся с тех пор переговоров исключительно к правовому признанию Арцаха. Особенно в свете лояльности международного сообщества в отношении данной перспективы. Однако следует четко понимать, что в случае обретения Азербайджаном реальной возможности захватить Арцах он это сделает вне зависимости от того, будет ли последний к тому времени международно-признанным государством или нет. В этом свете представляется ошибочным само озвучивание тезиса о решении проблемы посредством правового признания Арцаха Азербайджаном. Поскольку подобный тезис плюс надежды на умиротворение Баку после подобного признания позиции и, как следствие, лишь усиливают градус агрессивности нынешнего азербайджанского руководства. Причины, по которым Азербайджан никогда не признает Арцах, можно перечислять очень долго. Династический режим в этой стране в первую очередь держится на армяноненавистничестве и армянофобии. Именно эти два искусственно раздуваемых фактора делают возможной генерацию состояния опасности, достижение хоть какого-то общественного консенсуса вокруг власти. Но на пути признания Азербайджаном независимости Арцаха есть и гораздо более важное препятствие. Современный Азербайджан если не де-юре, то де-факто продолжает оставаться страной с федеративным устройством. И предугадать реакцию лезгин на севере, талышей на юге и даже проживающих в Нахиджеване азербайджанцев на признание Баку суверенитета Арцаха на основе права самоопределения национальных меньшинств, право, нетрудно и сегодня.

Таким образом, на фоне вышеперечисленного, увязывание международного признания Арцаха с ведущимися годами переговорами с Азербайджаном теряет всякий смысл. И в дальнейшем диалог с миром в условиях отсутствия, связывающих армянству руки, переговоров с Азербайджаном, перспективы международного признания Арцаха лишь ускорит. Подобный процесс представляется делом нелегким, но возможным, особенно в свете его фактической безальтернативности. И новые веяния, шаги, предпринимаемые сегодня руководством Арцаха, следует рассматривать именно в качестве фундамента будущего, исключительно мирного, урегулирования арцахской проблемы. Подобный международный подход уже был продемонстрирован, как минимум, в отношении Косово и Южного Судана, и сегодня, по большому счету, нет никаких причин, если не препятствующих, то делающих невозможным его применение в отношении Арцаха. В случае признания независимости Арцаха хотя бы двумя странами – постоянными членами Совбеза ООН признание Азербайджана уже не понадобится – Баку просто придется смириться с этой реальностью.

Давид Степанян 
Политический обозреватель и аналитик, информационное агентство «АрмИнфо»

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php?ELEMENT_ID=17754

1 http://noev-kovcheg.ru/mag/2018-03/6099.html

2 http://russia-artsakh.ru/node/74

3 https://iz.ru/706452/2018-02-09/aliev-nazval-vozvrashchenie-erevana-strategicheskoi-tceliu-azerbaidzhana.

4 htps://www.panorama.am/ru/news/2018/03/07/%D0%90%D1%80%D1%86%D0%B0%D1%85-%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B0-%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/1916175.

5 http://www.aniarc.am/2016/04/12/madrid-document-full-russian/.

6 http://arminfo.info/full_news.php?id=29443&lang=2.

Категории: Главное, Нагорный Карабах, США, Турция