ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



ДЛЯ ОДКБ НАСТУПИЛ МОМЕНТ ИСТИНЫ, ГОВОРИТ В ИНТЕРВЬЮ «ГА» НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭКСПЕРТ ООН ПО ЭНЕРГЕТИКЕ АРА МАРДЖАНЯН

— Г-н Марджанян, на проходившем недавно в Астане саммите лидеров ОДКБ так и не был решен вопрос о том, кто должен стать новым генеральным секретарем этой организации вместо Юрия Хачатурова. Решение отложено до 6 декабря. Причем президент Казахстана Назарбаев дал понять, что у Армении мало шансов провести своего кандидата на этот пост, а Лукашенко активно продвигает кандидата от Белоруссии. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

— Во-первых, необходимо понять, что на самом деле произошло в Астане. Второе — наша реакция на это событие. Третье — определиться, что делать в дальнейшем.

Начнем с того, что с формальной и юридической точки зрения позиция Армении и премьер-министра Пашиняна по сохранению за Арменией поста генсека ОДКБ до 2020 года юридически безупречна, логически неоспорима и организационно оправданна. Это совершенно очевидно и не требует дальнейшего рассмотрения. Довод, что за оставшийся год новый генсек не успеет даже объехать все страны ОДКБ, не может быть воспринят серьезно. ОДКБ — не клуб путешественников. Основной вопрос в другом — что же то главное, что произошло в Астане?

Боюсь, не только значительная часть граждан Армении, но и большинство армянских аналитиков ответят, что с подачи Азербайджана Казахстан и Беларусь раньше времени отобрали у Армении место генсека ОДКБ. Далее часть наших прозападно ориентированных экспертов продолжит: «Мы же говорили, что Россия «сдает» Армению. Нам нечего делать в ОДКБ. Да и с самой Россией нам, скорее всего, не по пути». Другая группа, вероятно, скажет: «Видите, мы говорили, что новая революционная власть не профессиональная. Она наделала и еще наделает много ошибок, которые нам придется долго расхлебывать». На мой взгляд, оба утверждения неверные, поскольку неверна их основная предпосылка.

— Что вы имеете в виду?

— Дело в том, что обсуждение персонального вопроса секретаря ОДКБ — не главное из того, что происходило в Астане. Главное то, что 8 ноября опять было сорвано решение по созданию единой объединенной системы противовоздушной и противоракетной обороны ОДКБ. Это вопрос, имеющий военное, политическое и геополитическое значение для всей организации. И если справедливо утверждение Лукашенко в Астане, что ОДКБ мало кто в мире воспринимает серьезно, то именно потому, что до сих пор, спустя 26 лет после своего образования, не создана его единая и объединенная система ПВО и ПРО. А тот факт, что Армения отозвала своего кандидата на пост секретаря этой организации, не мог повлиять на ее статус, тем более в период действия своей квоты на алфавитную ротацию.

Возможно, в свое время Армения выдвинула не лучшую кандидатуру на этот пост. Но это не та причина, из-за которой уже третье десятилетие страдает престиж ОДКБ и ставится под вопрос действенность организации по коллективной и неделимой защите стран-участниц. Особенно перед лицом новых угроз и гибридных вызовов. И это совсем не причина лишать Армению ее прав, оговоренных уставом ОДКБ.

— Так почему же решение вопроса о единой системе ПВО и ПРО ОДКБ снова отложено?

— Во-первых, обратим внимание на то, что эти вопросы у нас практически не обсуждались — ни до, ни после революции. И это тревожное явление, к сожалению, не новое. Вспомним, что в течение 700 дней подготовки Всеобъемлющего соглашения между Арменией и ЕС мы не знали даже полного официального названия этого документа и не обсуждали его содержание. Не было известно и число тех, кто его подписал. Подобная ситуация во многом объясняется нашей беспечностью и политической незрелостью, но главное — это результат целенаправленного информационного манипулирования.

По поводу ПВО и ПРО наши СМИ обращались в основном к лицам, имеющим весьма смутное представление о системах коллективной и региональной безопасности. Иными словами, занимались ерундой, отвлекаясь на второстепенные вопросы. Это и есть то, что в одном из своих интервью «ГА» я назвал отвлекающей тактикой навязанных нарративов, а в другом — поразительной потерей адекватности в восприятии реальности.

Во-вторых, создание объединенной ПВО и ПРО ОДКБ идет медленно именно потому, что это важнейшее начинание договора, которое наталкивается на упорное, целенаправленное и комплексное противодействие. Это вопрос фундаментальный, но он совершенно не обсуждался у нас. Между тем его правильное понимание требует широкого обсуждения и предполагает обращение к истории «большого торга 1994 года», как назвал его один из бывших послов США в Казахстане. Речь идет о сложном, многостороннем торге 1992-1994 годов, который привел к подписанию Будапештского меморандума в декабре 1994 года, к Бишкекскому протоколу о прекращении огня в Арцахе в мае 1994 года, к азербайджанской «сделке века» по аннексии Каспийских нефтегазовых месторождений в сентябре 1994 года и ко многому другому, что и сегодня в решающей мере формирует геополитические процессы, протекающие как в нашем регионе, так и на всем постсоветском пространстве.

Именно тогда были реализованы так называемые обменные стратегии Украины, Белоруссии и Казахстана по размену ядерной инфраструктуры, доставшейся им в наследство от СССР, на гарантии безопасности и предоставлении западных инвестиций и технологий. Кстати, сегодня у власти находится только один человек из «славной когорты» действующих лиц «большого торга 1994 года». Именно тогда к этим странам были «пристегнуты» Азербайджан и Грузия, хотя и обделенные своей долей ядерного наследства СССР, но играющие важную роль в транспортировке углеводородов Каспийско-Среднеазиатского бассейна на Запад и в Израиль. Эти вопросы имели и имеют фундаментальное значения. Повторюсь: именно поэтому они почти не обсуждались у нас ни в 90-х годах ХХ века, ни сейчас — в конце третьего десятилетия ХХI века.

Реализация «обменных стратегий» Казахстана и Беларуси во многом и сорвала первые попытки создания объединенной ПВО и ПРО ОДКБ во второй половине нулевых годов. Предпоследний такой срыв произошел в 2013-2014 годах, когда стало известно, что Казахстан ведет переговоры о возможности совместного производства радиолокационных систем ПВО и ПРО с Израилем, Испанией, Францией и США. В мае 2014 года Казахстан подписал меморандум с франко-американской компанией Thales-Raytheon Systems о поставке нескольких десятков радиолокационных систем Ground Master 400 — «Нур» в казахской маркировке. Первые «Нуры» вступили в строй под Астаной в конце 2014 года. Характерно, что к этой радиолокационной системе проявляли пристальный интерес Белоруссия и Азербайджан. Азербайджан приобрел у Израиля еще и радиолокационные системы ПРО «Грин пайн». Характерно, что в том же юбилейном для «большого торга» в 2014 году были запущены первые разведывательные спутники Азербайджана и Казахстана, созданные в рамках стратегического партнерства этих стран с французской корпорацией Space Defence/Astium. А вообще с радиолокационной системой натовского стандарта, интегрированной с наземным запросчиком системы определения государственной принадлежности «пароль», сложилась весьма интересная ситуация для объединенной ПВО и ПРО ОДКБ. Эта ситуация зеркально сравнима, пожалуй, только с российскими С-400 «Триумф», интегрированными в систему ПВО и ПРО Турции на южном фланге НАТО.

— Вы упомянули новые угрозы и вызовы. Что имелось в виду?

— Об одной из таких угроз подробно информировал участников недавнего саммита ОДКБ в Астане президент РФ. Речь о выходе США из договора по ракетам средней и меньшей дальности, о последствиях и ситуации, складывающейся в этом отношении на границах стран — участниц ОДКБ. Напомню, что в декабре 2001 года США вышли и из договора по ПРО. Похоже, что в этом отношении в мире складывается ситуация, которую музыканты называют Ad libitum, то есть каждый играет как хочет. Есть и другие вызовы, например, кибербезопасность, технологическое отставание — на это, кстати, недавно намекал у нас Болтон, подверженность внешним информационным манипуляциям — например, когда армянская пресса и специалисты, опережая друг друга, начинают бурно обсуждать и распространять «утки», пущенные некоторыми азербайджанскими и российскими СМИ, и т.д. Но это тема отдельного разговора.

— Каковы должны быть, на ваш взгляд, действия Армении в подобной ситуации?

— Надо, во-первых, четко обозначить для нас и наших союзников то, что Армения не являлась участником «обменных стратегий» 90-х годов. За что и заплатила великую и кровавую цену. В этом отношении она стратегически заинтересована в создании единой и объединенной системы ПВО и ПРО ОДКБ. В точности так же, как и Россия. Тут имеется хороший задел — ведь именно в Армении и Белоруссии развернуты комплексы ПРО С-300 В. Говорю это специально для тех «специалистов» из «Нэшнл джиогрэфик», которые так любят поговорить о безопасности Армянской АЭС для региона. Я уже не упоминаю о вкладе армянских специалистов в дело создания современных систем ПРО по обе стороны Атлантики.

Во-вторых, важно настаивать на неукоснительном соблюдении основных принципов ОДКБ. От коллективной и неделимой защиты стран-участниц до ротационного принципа руководства в оговоренные сроки. В этом отношении для ОДКБ наступает момент истинны.

Гаянэ САРМАКЕШЯН

http://www.noravank.am/rus/articles/detail.php/?ELEMENT_ID=17840

http://www.golosarmenii.am/article/73216/dlya-odkb-nastupil-moment-istiny

Категории: Армения, Главное, Казахстан, США