РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Иран напугал Западную Европу и всё-таки «принял необходимые решения»…

Начиная с 19 ноября, Запад и, как мы уверены, Израиль пережили достаточно неприятные треволнения, а может быть, и душевный дискомфорт. Дело в том, что секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана адмирал Али Шамхани на встрече с главой МИД Великобритании Джереми Хантом в Тегеране объявил, что Иран принял надлежащие решения вернуться к статусу до ядерного соглашения «Иран-шестёрка» от 2015 г. (JCPOA). Шамхани сказал, что эти решения были приняты в ответ на бездействие остальных участников ядерной сделки после выхода США из неё, сообщала газета Tehran Times. И совершенно очевидно, что секретарь иранского ВСНБ говорил исключительно о странах-членах ЕС, вовлечённых в подписание JCPOA — потому что иные участники ядерного соглашения с Ираном, а именно Россия и Китай, аккуратно и последовательно исполняют свои обязательства по ядерной сделке. «Учитывая пассивность других сторон перед лицом непристойного языка и поведения США, Исламская Республика Иран, основываясь на собственных национальных интересах и обязанностях, приняла необходимые решения о возвращении к статусу, имевшемуся до вступления в силу этого соглашения», — заявил Шамхани. Он также раскритиковал Великобританию за размещение медиа-организаций, которые недавно поддерживали террористические группы, причастные к кровавой террористической атаке в административном центре юго-западной провинции Хузестан городе Ахваз, и, как отмечала Tehran Times, «также выразил неуважение к политике двойных стандартов Великобритании в отношении Ближнего Востока, в частности, за вооружение Саудовской Аравии и Бахрейна».

Это — открытое предупреждение Тегерана, по меньшей мере, о том, что он в любой момент и сам уже откажется от договора JCPOA. И почему не следует забывать о выволочке, устроенной адмиралом Шамхани (а это всё-таки бывший министр обороны ИРИ) британскому дипломату, мы чуть подробней изложим ниже. На следующий день после встречи Шамхани-Хант, МИД Ирана призвал Лондон как можно скорее вернуть долг в размере 450 млн. фунтов стерлингов Тегерану. «Мы надеемся, что Британия сможет вернуть суммы, которые она должна Ирану, как можно скорее», — заявил на пресс-конференции в Тегеране пресс-секретарь МИД Ирана Бахрам Кассеми, сообщил ресурс Fars News. Кассеми также отклонил предположения о том, что англичане стремятся урегулировать просроченные долги Ирану посредством компенсации за ущерб, нанесенный британскому посольству в Тегеране гневными протестующими в 2011 г., заявив: «Эти дела всё ещё открыты, и они вообще не связаны». Небольшое пояснение: Великобритания должна Ирану за отменённую сделку с оружием в 1970-х годах. Сделка была заключена с тогдашним шахом страны и включала 1750 танков и других транспортных средств, которые Великобритания должна была передать Ирану. Но после свержения шаха, Британия задержала деньги, вызвав многолетние судебные споры между двумя странами. Сообщалось, что эта сумма была переведена на банковский счёт, контролируемый Высшим судом, в 2002 г., но она так и не была передана Ирану. Переговоры по решению проблемы продолжаются много лет. Согласно сообщениям, в 2017 г. правительство Великобритании рассматривало выплату Ирану данной суммы, но этого не произошло по настоящее время… То есть, суммируя замечания Шамхани в беседе с английским министром и заявления Кассеми, мы с очевидностью замечаем, что антиевропейские, по сути, предупреждения Тегерана от 19 ноября в большей степени всё-таки связаны с охлаждением ирано-британских отношений.

Подтверждением этому стали два следующих заявления иранской стороны. 20 ноября посол Ирана в России Мехди Санаи в интервью телекомпании «Россия-24» отметил, что Тегеран, безусловно, продолжит выполнение своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (т.е. JCPOA) на данный момент, но может рассмотреть различные сценарии: «На данный момент нет решения [явно, что речь о том решении, которое упомянул 19 ноября Шамхани в разговоре с британским послом Хантом — прим.], но можно рассмотреть различные сценарии». Дипломат добавил, что такие сценарии можно рассмотреть, если Иран увидит, что другие страны, участвующие в JCPOA, «не выполняют своих обязательств». Нам понятно, что задачей посла в РФ господина Санаи было — успокоить российские органы власти, разъяснив, что у Тегерана пущена в ход целая государственная программа «отвязки» страны от Запада и всего западного, если европейские участники ядерной сделки — а это, в том числе, и Великобритания, не предпримут своих шагов по отходу от антииранского курса США. 22 ноября уже пресс-секретарь иранского МИД Б. Кассеми внёс свою лепту в уточнение ситуации — он назвал некоторые новости, опубликованные в виртуальном пространстве, о подготовке МИД Ирана к выходу из Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) «ложными высказываниями». Кассеми отметил, что распространение слухов об этом негативно влияет на рынок, и они инспирированы некоторыми местными и зарубежными кругами, сообщало агентство IRNA. Он подчеркнул, что слухи о подготовке выхода Ирана из ядерного соглашения, «безусловно, ложные, необоснованные и целенаправленные». По данным IRNA, некоторые виртуальные сети, связанные с монетным и валютным рынками, распространили данные слухи.

Оставим на совести указанных высокопоставленных должностных лиц Ирана, как нам всё-таки кажется, некую непоследовательность. Те же самые «монетные и валютные рынки», надо полагать, сориентировались на заявления Шамхани от 19 ноября. И секретарь ВСНБ Ирана — госдеятель рангом ничуть не ниже (а даже выше), чем пресс-секретарь МИД Кассеми. Ещё раз вчитываемся в заявления адмирала, переданные газетой Tehran Times — «приняла необходимые решения о возвращении к статусу, имевшемуся до вступления в силу этого соглашения». Ошибки быть не может — решения приняты. Другой вопрос — в отношении каких именно стран приняты решения. Но продолжим исследование.

Как известно, на днях произошло якобы «не связанное» с антииранскими санкциями США отключение Ирана от системы SWIFT, приостановившее доступ ряда иранских банков к своей системе обмена данными. Скажем сразу — это не сильно навредит Ирану. Тем не менее, западные страны предают забвению факт отключения Ирана от SWIFT. Пока, к 22 ноября, отреагировала только Россия. «Вызывает удивление бездействие европейских властей, которые в очередной раз допустили экстерриториальное использование санкционного давления на работу находящейся в бельгийской юрисдикции сугубо финансовой структуры», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, выразив сожаление, что «ЕС никак не отреагировал на отключение Ирана от системы SWIFT в результате нелегитимных санкций США». Далее она ясно дала понять международному сообществу, что Москва и Тегеран заранее готовились к подобным подлым приёмам Запада. «Что касается сотрудничества России и Ирана в межбанковской сфере, оно происходит последовательно и эффективно, профильные рабочие группы действуют в рамках двусторонней структуры по торгово-экономическому сотрудничеству. Москва и Тегеран планомерно и задолго до заключения Совместного всеобъемлющего плана действий работали и продолжают работать над тем, чтобы обезопасить свои законные экономические связи от внешнего воздействия. Это стандартная работа по управлению рисками. Обеспечение надёжных и защищённых каналов передачи финансовых сообщений, а также увеличение доли взаимных платежей в национальных валютах являются ее ключевыми элементами», — сказала М. Захарова.

Обратим также внимание на ещё два сообщения — они касаются намерений непроамериканских кругов Запада хоть как-то «развязать свои руки» в отношениях с Ираном. 21 ноября было сообщено, что 3-й третий семинар высокого уровня по ядерному сотрудничеству между Ираном и ЕС состоится 26 ноября 2018 г. с участием главы Организации по атомной энергии Ирана Али Акбара Салехи и замминистра иностранных дел ИРИ Сейеда Аббаса Аракчи в Брюсселе. На этом семинаре будут выступать комиссар ЕС по вопросам энергетики и защиты климата Мигель Ариас, Али Акбар Салехи, генеральный секретарь внешнеполитической службы ЕС Хельга Шмидт и Сейед Аббас Аракчи. (Второй семинар по ядерному сотрудничеству между Ираном и ЕС, на котором подчёркивалась необходимость всеобщего присоединения к Совместному всеобъемлющему плану действий (JCPOA), по ядерной программе Ирана состоялся в Исфахане в прошлом году.) В тот же день глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф срочно отправился в Италию для участия в ежегодной международной конференции «Средиземноморские диалоги» (IMED) и, как сообщало 22 ноября IRNA, обсудил с итальянским коллегой Энцо Моаверо Миланези механизм ЕС для обхода санкций США. «Министры обсудили развитие ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий и механизм специального назначения Европы для его сохранения после одностороннего и незаконного выхода США из ядерной сделки», — говорится в сообщении внешнеполитического ведомства Ирана. «Соединённые Штаты не только нарушили резолюцию 2231 Совбеза ООН, но также убеждают другие страны нарушать резолюцию и угрожают наказать тех, кто намерен уважать её», — подчеркнул Зариф. Министр иностранных дел Италии, в свою очередь, подчеркнул, что Рим прикладывает всесторонние усилия для того, чтобы помочь сохранить ядерное соглашение, которое, отметил Моаверо Миланези, укрепляет мир и международную безопасность. В этот же день, 22 ноября, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано перед Советом управляющих организации официально заявил, что МАГАТЭ в очередной раз подтвердило, что Иран продолжает выполнять обязательства, данные в рамках соглашения по иранской ядерной программе. «Иран выполняет обязательства, связанные с ядерной программой, в рамках JCPOA. Очень важно, чтобы Иран продолжал полностью выполнять эти обязательства», — заявил Амано. По его словам, агентство продолжает следить за тем, чтобы ядерные материалы, заявленные Ираном в соответствии с Соглашением о гарантиях, не направлялись на другие цели. «Продолжается проверка отсутствия в Иране незадекларированных ядерных материалов и другой деятельности», — подчеркнул Амано.

Следом и МИД России ещё раз отреагировал на текущую ситуацию с Ираном и вокруг соглашения JCPOA. Россия ведёт консультации с ЕС по вопросу создания механизма для защиты работающих с Ираном компаний, заявил журналистам заместитель главы МИД России Сергей Рябков, сообщало агентство ТАСС. По его словам, европейские коллеги до сих пор не сумели найти «оптимальную схему институционализации этого механизма, его юридического оформления». «Из-за этого механизм не был запущен параллельно с восстановлением жёстких антииранских санкций США 5 ноября», — указал дипломат. При этом он отметил: «Но, что важно, идею европейцы не отбросили. Мы продолжаем консультации с ними и нашими иранскими друзьями по данному вопросу. Это один из элементов комплексного подхода к задаче по защите Совместного всеобъемлющего плана действий от разрушения. Мы привержены этому документу, убеждены, что он эффективно выполняет свою функцию, то есть гарантированно обеспечивает высокую степень транспарентности в отношении иранской ядерной программы». Однако, отметил Рябков, в части обеспечения экономических бонусов для самого Ирана в JCPOA есть проблемы: «Нам нужно удвоить наши усилия, чтобы подтянуть эту сферу. Именно этим мы сейчас и занимаемся как с европейцами, так и с иранцами». И также — внимание! — он особо отметил, что Россия не предлагала Израилю и США снять часть санкций с Ирана в обмен на вывод его военных советников из Сирии. Заместитель главы МИД России напомнил, что иранские военные советники находятся на территории Сирии по приглашению законного правительства этой страны. «Поэтому вопросов юридического или иного свойства мы здесь не видим», — констатировал он.

Во всей этой «игре нервов» очевиден элемент присутствия, так сказать, весёлого нетерпения Ирана и его насмешки над Европой. Тут на момент вернёмся к 19 ноября, когда адмирал Шамхани передавал через британского министра Ханта в Тегеране ультиматум Западу. В тот день иранские СМИ передавали заявления замминистра иностранных дел ИРИ Сейеда Аббаса Аракчи на конференции, озаглавленной «Региональные разработки и международная система», в Тегеранском университете Allameh Tabatabee. Как передавал ресурс Mehr News, Аракчи заявил, что Иран не будет поддаваться санкциям и предупреждает Европу о необходимости ускорить попытки предоставить Ирану обещанный финансовый механизм для спасения JCPOA: «Никто в Иране не собирается уступать санкциям. Мы найдём наш путь, как мы это делали в прошлом. Если европейцы уступят давлению США, они поставят под сомнение свой суверенитет, доверие и безопасность, если Европа считает, что регион Западной Азии безопасен без JCPOA, она может подождать и посмотреть. Наш регион борется с множеством проблем. Может ли Европа терпеть новую волну терроризма и миграции и возрождение ядерного кризиса? Нет сомнений в том, что Европа потеряет больше, чем США, если JCPOA потерпит неудачу. Если Европа заботится о своем авторитете и суверенитете, она должна быть готова заплатить цену».

Именно эта часть заявлений Аракчи («Может ли Европа терпеть новую волну терроризма и миграции и возрождение ядерного кризиса?») чётко перекликается с заявлением адмирала Шамхани («Иран принял необходимые решения о возвращении к статусу, имевшемуся до вступления в силу этого соглашения»). Действительно, если Запад так хочет быть «пристёгнутым» к политическим и иным решениям тандема США-Израиль относительно Ирана, то Западу, в первую очередь Европе, придётся сесть и осмыслить, к каким рискам подталкивают Старый свет политики и военные Вашингтона и Тель-Авива. А то, что нынешняя ситуация вокруг договора JCPOA — это результат крайне тесного взаимодействия США и Израиля, на наш взгляд, мало кто должен сомневаться. Довершим изучение заявлений господина Аракчи: он также заявил, что Европа неспособна создать обещанный финансовый механизм, а европейские страны отказываются принимать у себя финансовые учреждения: «Европа не хочет работать с нами и играет с нами, или она хочет, но она не может, это не имеет для нас никакого значения. В результате европейцы либо не захотят, либо не смогут ничего сделать. Но до тех пор, пока пребывание в JCPOA приносит пользу нашей стране, мы останемся в нём, а если нет, пребывание в нём будет бесполезным. Если мы остаёмся (в рамках ядерного соглашения — прим.) до сих пор, это потому, что оно принесло нам пользу как политически, так и экономически. В настоящий момент ситуация в нашу пользу, но это, безусловно, не может продолжаться вечно, и европейцы должны знать, что эта ситуация больше не может так продолжаться». А когда иранские СМИ освещали очередное заявление главы внешней политики ЕС Федерики Могерини о том, что, мол, Европа продолжает работу по созданию специального финансового механизма (SPV), направленного на облегчение торговли с Ираном после восстановления санкций США, то их саркастическое отношение к заявлению Могерини красноречиво отразил заголовок материала агентства Tasnim News: «ЕС продолжает кормить обещаниями Иран» (Прим. редактора Iran.ru: В действительности, это заголовок материала на сайте Iran.ru, написанного на основе статьи  в Tasnim News и более точно отображающий ее содержание. В оригинале, данный материал озаглавлен «Могерини: Работа над созданием финансового канала с Ираном продолжается»).

И слова замминистра иностранных дел ИРИ, и критическое отношение иранских СМИ к заявлению Могерини — это доказательство того, что Тегеран действительно «принял необходимые решения», как предупреждал британцев адмирал Шамхани. Чтобы понять, почему был избран «английский канал» для передачи предупреждения Евросоюзу, вовсе не надо заострять внимание на невыплаченном британцами долге Ирану. Надо вернуться к заявлению Могерини: «На данном этапе ключевое значение имеет участие министров финансов E-3 (Франция, Германия, Великобритания). Они прилагают все усилия для его завершения. Я не могу сказать вам дату, но могу сказать вам, что работа продолжается и идёт позитивно…». Добавим сюда то обстоятельство, что глава МИД Ирана Зариф имел беседу по этой теме со своим итальянским коллегой Моаверо Миланези — и получаем чёткую картину: в Европе у Ирана даже Франция с Германией не пользуются ни доверием, ни уважением. А британцы тут же (!) всё, что надо, — передадут в Вашингтон и Тель-Авив, раз уж иранское «внушение» передано через главу МИД Англии. Италия же сегодня — один из центров нарастания глухого недовольства политикой США, в том числе — и американской политикой по России, потому что от антироссийских санкций США Италия страдает, пожалуй, больше всех в Западной Европе. И в Тегеране это отлично знают.

Выделим ещё одно из заявлений прошедших дней, прозвучавших из Тегерана. Как сообщал 21 ноября ресурс Mehr News, зам. командующего Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана бригадный генерал Хоссейн Салами заявил, что военные возможности Ирана изменили оценку Ирана врагами, и они больше не угрожают Ирану военным вариантом. «Сегодня мы устранили возможности врагов угрожать нам военными вариантами, и если они ошибутся в своей оценке, мы заставим их это исправить», — заявил бригадный генерал Салами на церемонии в Тегеране, на которой присутствовали представители народного ополчения «Басидж». Он заверил, что сила сдерживания Ирана заслуживает доверия, и противник сегодня прибегает к тому, чтобы тратить средства на прекращение существования иранского народа, проводя экономическую войну против страны. Салами далее отметил, что враг превратил каждую часть иранской экономики и жизни людей в поле битвы с целью заставить людей чувствовать себя разочарованными в исламском строе. Но зам. командующего КСИР также отметил: «Сегодня мы надеемся на победу больше, чем когда-либо». Осудив Дональда Трампа за то, что тот назвал иранскую нацию «террористами», генерал КСИР жёстко подчеркнул, что «Иран, как всегда, сломает вражеские заговоры, опираясь на внутренние ресурсы». Что ж, мы бы посоветовали верить иранским военачальникам. Автор данных строк ещё летом 2011 г. имел приватную беседу с одним из бывших сотрудников посольства Ирана в РФ и посольства Ирана в Армении. И уже в тот год иранский дипломат (впрочем, и другие представители иранской дипломатии) довольно констатировал, что Иран больше ничьей возможной агрессии не боится — все готовы и всё готово к отражению враждебных поползновений. И мы прекрасно понимаем, что вся кутерьма вокруг ИРИ, затеянная Трампом, начиная с выхода США из рамок договора JCPOA, кончая терактами, осуществлявшимися американо-израильскими «прокси-армиями» против Ирана и его граждан, кончая возобновлением санкций и т.д. — это именно итог бешенства, воцарившегося в Вашингтоне и Тель-Авиве от бессилия и осознания того, что против Ирана силовые методы «не пройдут», что и констатировал бригадный генерал КСИР Салами.

Тем не менее, вернёмся к вопросу о том, на что открытым текстом британскому министру Ханту намекал секретарь ВСНБ Ирана адмирал Шамхани. А его слова, ещё раз напомним, дорогого стоят и оцениваются не ниже, чем заявления представителей иранской дипломатии. И тут председательство контр-адмирала в ВСНБ — лишь фрагмент «видимой части айсберга», ведь он наряду с этим — и действующий член Совета по целесообразности принимаемых решений (при верховном лидере аятолле Сейеде Али Хоссейни Хаменеи), совещательного органа, который также занимается тем, что разрешает спорные вопросы между меджлисом (иранским парламентом) и Советом стражей Конституции. Для большинства читателей это вряд ли что говорит. А посему также укажем, что Совет стражей Конституции ИРИ — это особый госорган, состоящий из 12 человек: шестерых представителей исламского духовенства, назначаемых аятоллой Хаменеи, и шестерых юристов, назначаемых главой судебной системы. Совет стражей имеет исключительное право вносить поправки в Конституцию страны, а также утверждать кандидатуры на высшие государственные посты, в том числе президента. Кроме того, в обязанности Совета стражей входит наблюдение за деятельностью меджлиса. Совет стражей имеет право наложить вето на любой законопроект и вернуть его на переработку в парламент. Так вот, Совет по целесообразности, членом которого является секретарь ВСНБ контр-адмирал Шамхани — это совещательная и властная инстанция, по статусу стоящая гораздо выше и Совета стражей, и Совета экспертов, и парламента, и президента. Выше — только верховный лидер, аятолла Хаменеи.

Итак, когда контр-адмирал Шамхани передавал иранский «пламенный привет» Западу через Ханта, то он, в том числе, говорил и от имени Совета по целесообразности. Ведь именно там (!) первично обсуждаются и принимаются проекты решений, которые затем приобретают или не приобретают силу закона. Разумеется, законом проекты становятся после того, как проект решения одобрит и утвердит верховный лидер Исламской революции. Предлагаем ещё раз вчитаться в заявление Шамхани для Запада и осмыслить каждое слово из этого заявления, помня, что высказал это и секретарь ВСНБ, и член Совета по целесообразности: «Исламская Республика Иран, основываясь на собственных национальных интересах и обязанностях, приняла необходимые решения о возвращении к статусу, имевшемуся до вступления в силу этого соглашения».  Эти самые «необходимые решения» приняли и Совет по целесообразности, и сам верховный лидер аятолла Хаменеи — в противном случае контр-адмирал Шамхани не осмелился бы озвучить такое заявление, да ещё в беседе с послом иностранного государства. Так что тандему США-Израиль, а также ЕС, как и не западным странам, идущим по жизни «пристёгнутыми» к инициативам Запада, придётся постоянно помнить структуру госорганов по принятию решений Исламской Республики Иран и уже произнесённые слова от контр-адмирала Шамхани. И, на всякий случай, иметь также в виду, что Китай и Индия уже несколько лет ведут взаимную торговлю (по ряду товаров и сфер) в национальных валютах. А в дуэте Иран-Россия такой формат уже практически согласован. Иран не будет одинок в борьбе с антииранскими санкциями США и двуличием Европы. Впрочем, ЕС ещё может успеть отойти от тандема США-Израиль — вот почему представители МИД Ирана смягчали жёсткость заявлений секретаря иранского ВСНБ.

Сергей Шакарянц

https://www.iran.ru/news/analytics/111761/Iran_napugal_Zapadnuyu_Evropu_i_vsyo_taki_

prinyal_neobhodimye_resheniya

Источникhttps://regnum.ru/news/polit/2525164.html

Категории: Главное, Израиль, Иран, Россия, США