ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Помощь Карачаево-Черкессии Республики Абхазии в Отечественной войне 1992 г.[1]

Месяц назад, 15 августа 2018 г. в Черкесске, столице Карачаево-Черкеской Республики состоялся траурный митинг, посвященный 26-й годовщине начала Отечественной войны народа Абхазии, за свободу и независимость.

15 августа 1992 года – день, когда в Абхазию прибыли первые добровольцы. Это памятный день, посвященный добровольцам из Северного Кавказа, юга России и других стран, пришедших на помощь Абхазии во время Отечественной войны народа Абхазии в трагические дни Грузино-Абхазского вооруженного конфликта. «Уже на второй день войны прибыла первая группа добровольцев из Северного Кавказа во главе с генералом Султаном Сосналиевым», сказал участникам митинга председатель общественной организации «Абаза» Заур Дзугов.

Он отметил, что в боевых действиях участвовали более 200 тысяч добровольцев. Более 260 добровольцев погибло, защищая Апсны. При этом 51 человек был удостоен высокого звания Героя Абхазии, 241 награждены орденом Леона, а 623 – медалью «За Отвагу».

«Добровольческое движение было многонациональным. Добровольцы внесли особый вклад в победу. Их присутствие, особенно на первом этапе войны, сказалось на боевом и моральном духе абхазского ополчения. Основная масса добровольцев ушла в Абхазию, даже не сообщая об этом своим близким. Подвиг добровольцев бессмертен», – сказал З. Дзугов.

Председатель общественной организации особо подчеркнул, что на помощь абхазскому народу пришли представители 33 национальностей разного вероисповедания и взглядов.

«Активное участие в боевых действиях принимали 119 добровольцев из Карачаево-Черкесии – представители всех национальностей. И, к великому сожалению, 13 человек погибли», – отметил З. Дзугов.

Со словами скорби и сожаления об утрате, воспоминаниями о событиях войны поделись друг с другом участники боевых действий в Абхазии, родные и близкие погибших.

Завершилось мероприятие возложением цветов всеми участниками митинга к памятнику добровольцам из Карачаево-Черкесии, принимавшим участие в грузино-абхазском конфликте 1992–1993 годов. На плите, вкрапленной в памятник форме камня, выгравированы имена тех самых 13 добровольцев, погибших за свободу и независимость Абхазии[2].

Прежде чем мы расскажем о той поддержке, которую оказал народ Карачаево-Черкессии абхазскому народу в его Отечественной войне, в результате приведшей к победе и к провозглашению независимости Абхазии, следует сказать о том, что современные исследователи, говоря об образовании и признании новых государств, которые, зачастую, являются результатом долгого противостояния двух принципов международного права: права наций на самоопределение и территориальной целостности государства. А победа в агрессивной войне всегда ведет к пересмотру прошлого. Однако немаловажную роль в процессе признания играет политика, проводимая ведущими странами мира. Одни субъекты международного права признавались независимыми, в то время как другие, идентичные в истории своего развития, оценивались лишь как сепаратистские движения, и их относили к категории «непризнанных государств», которые не имели никакого международного статуса[3].

Ввиду того, что в современном мире количество этносов в десятки раз преобладает над количеством суверенных государств, проблема признания новых субъектов всегда играла значимую роль в международных отношениях. И в этом отношении суверенитет двух республик, появившихся на постсоветском пространстве – Абхазии и Южной Осетии может служить хрестоматийным примером двойных стандартов существующих в современной международной политике.

Абхазский народ в прямом смысле этого слова – выстрадал свою независимость, свою свободу. Много тягот и горя выпало на его долю и за все годы советской власти и не менее тяжелыми были годы после распада СССР. Вооруженная агрессия Грузии, развязавшей Отечественную войну абхазского народа, была настоящим геноцидом абхазского народа.

Спустя более десятилетия после вхождения Грузии в состав Российской империи, только в 1810 году самостоятельное, я подчеркиваю, самостоятельное Абхазское царство, которое никоим образом не входило в состав ни одного из Грузинских царств, добровольно вошло в состав Российской Империи. Но наступил 1917 год, когда произошел переворот, подготовленный и финансируемый еврейскими финансистами Америки (Компания Лейба и К° – Яков Шифф и др.). Он изменил форму правления в России и начался сложный и непростой период для всех народов, населявших бывшую Российскую Империю. Сталин довольно быстро отправил всю пришедшую еврейскую команду в лагеря, однако его правление оказалось далеко не лучшим. Он по своим понятиям стал делить народы, особенно народы Кавказа, устанавливая новые границы, совершенно не считаясь с мнением народов, испокон проживавших на своих родных землях. И народ Абхазии, по его воли был включен в состав Грузии. Вы не только хорошо знаете историю своей Республики, но и многие из Вас оказались втянутыми в военные действия, в ту страшную мясорубку, которую развязал в полном смысле фашиствующий режим предателя Шеварнадзе, продолженный Саакашвили и его компанией.

Я хочу привести фрагмент заявление Государственной Думы России от 17 февраля 2010 г. «К 200-летию единения Абхазии и России».

«Приняв в начале девятнадцатого века решение, вступить в состав России, абхазский народ надолго соединил свою судьбу с судьбой наших предков. Вхождение в Россию дало мощный импульс прогрессу производительных сил, науки и культуры в Абхазии, упрочению мира на Кавказе. В свою очередь Абхазия внесла заметный вклад в развитие экономики, науки и культуры Российской империи, а затем — Союза ССР. Неоценимым было участие Абхазии в развитии здравоохранения. Благами абхазских курортов пользовались жители всех республик Союза ССР, в том числе миллионы россиян.

За два столетия наши народы знали не только мир и благополучие. На их долю не раз выпадали суровые испытания. Они прошли через революции и войны, разруху и голод, проявления несправедливости национальной политики в царские времена, через необоснованную ликвидацию союзно-республиканского статуса Абхазии и её присоединение к Грузинской ССР в советские годы. Особенно тяжелые времена для Абхазии наступили с распадом Союза ССР. Грузинские власти попытались лишить Абхазию законного права на самоопределение. В войне, развязанной грузинскими властями, абхазский народ проявил свои лучшие качества – высокий патриотизм, героизм, организованность и умение постоять за себя. В тяжелый момент на стороне абхазского народа выступили люди других национальностей, российские добровольцы»[4].

Вы знаете, что в первую очередь помощь пришла уже в первые дни Отечественной войны 1992–1993 гг. от народов Северного Кавказа. Как справедливо отметили многие исследователи, для добровольцев абхазской диаспоры и Северного Кавказа решающими стали соображения этнического родства, соседства, общности исторической судьбы[5].

Уже 19 августа 1992 г. в г. Черкесске, на митинге, посвящённом отбытию в Абхазию одного из первых добровольческих отрядов, была произнесена следующая клятва:

«Я, доброволец, по личному зову своего сердца, возмущенный непринятием своевременных мер местными правителями, народными фронтами, ВС России и её Президентом, добровольно объединяюсь по пути в Абхазию с теми, кто хочет остановить агрессию Грузии против мирного населения, и в кругу своих единомышленников торжественно клянусь:

Если мне суждено будет остаться в живых, заботиться о семье и близких погибших моих товарищей, всемерно им помогать, кто бы он ни был по происхождению – нарт, нохчо, казак, русский, украинец и т.д.

Свои жизни мы готовы принести на алтарь, чтобы дать время всему миру увидеть всю низость грязных сделок наших горе-правителей, чтобы ценой наших жизней остановить будущий пожар по всей нашей стране.

Клянусь защищать любого человека любой национальности в равной степени – абхаза, русского, казака, армянина, грека, грузина, мегрельца, всех тех, кто сегодня с народом Абхазии отстаивает независимость малой Родины – Абхазии.

С этой минуты мы отказываемся от гражданства предавших нас правителей и просим правительство Абхазии считать всех нас с 20 августа 00 часов абхазами. Теперь защита Абхазии – наше неотъемлемое право и обязанность. Для нас теперь она, Абхазия, – Родина. И на Кавказе нет неабхазов с этой минуты»[6].

Как пишет участница Отечественной войны, а ныне известный этнолог А.И. Бройдо, «примечательно, что добровольцы особенно настойчиво подчёркивали бескорыстие своих действий, для них не существовало оскорбления тяжелее, чем «наёмник». К сожалению, этим эпитетом – без должных на то оснований – злоупотреблял как ряд российских журналистов, так и российских и зарубежных официальных лиц[7]. Между тем, Генеральный прокурор Российской Федерации В.С. Степанков в беседе с нами в мае 1993 года подтвердил, что «конечно, есть люди, сражающиеся на абхазской стороне бесплатно, «за справедливость»[8].

В эти же дни и в Кабардино-Балкарской республике прошли стихийные митинги в поддержку Абхазии. В 2012 г. один из бывших членов правительства КБР З. Нахушев, вспоминая события тех лет писал, что «руководство КБР с первого дня войны решило не оставлять Абхазию один на один с Грузией»[9]. Однако это утверждение оказалось  неправдой, о чем несколько лет назад публично заявил Мухамадин Тумов, в те годы бывший член исполкома Конгресса кабардинского народа, народный депутат Российской Федерации.

Я хочу привести довольно большую цитату из воспоминаний Тумова, о которых мало кто знает. Говоря о трагических, по сути, событиях в Нальчике, прошедших в те августовские 1992 года дни в Нальчике, Тумов писал:

«Я помню 2-недельный многотысячный стихийно возникший митинг кабардинского народа на площади перед Домом правительства, где была пролита кровь. Митингующие требовали правду о ситуации в Абхазии, освобождения неизвестно по какой причине арестованного Ю. Шанибова. Позже появились требования о роспуске Верховного совета КБР, отставке президента. Намерены были стоять «до конца».

Все могло обернуться еще гораздо более серьезными последствиями, если бы Ю. Калмыков и З. Налоев – ныне покойные лидеры адыгов, пользуясь своим громадным авторитетом, путем долгих уговоров не увели людей с площади, плотно окруженной кольцом ОМОНа (люди отказывались расходиться!). Они сделали так потому, что руководством КБР было принято решение очистить площадь с помощью внутренних войск МВД. Об этом нам сообщил командующий войсками генерал Куликов А.С. «Политическое решение принято, и я обязан его выполнять», – сказал он. Кстати, к чести генерала, он две ночи подряд откладывал штурм площади по просьбе руководителей Конгресса кабардинского народа и Хасы, и благодаря этому удалось избежать бойни. Я как член исполкома Конгресса кабардинского народа был свидетелем этих событий и ручаюсь в правдивости сказанного. Было бы хорошо, если бы власть извлекла хоть какие-то уроки из этих событий, но, увы! Пройдет всего 2–3 месяца, и правительство КБР через СМИ заявит, что это была попытка… насильственного захвата власти Конгрессом. А потом присовокупили еще и экстремизм.

И это было сказано про Конгресс, который спас их самих от разгневанного народа и тем самым избежал кровопролития!»[10]

И далее Мухамадин Тумов пишет:

«После победы возвращающихся добровольцев из Абхазии встречали как героев. Но непонятно было то, что впереди всех было и громче всех приветствовало их руководство республики, – те, кто были всю войну противниками добровольцев. Помню Постановление Верховного совета КБР в августе 1992, которое требовало от Конгресса и Хасы «…прекратить неправомерные действия по агитации к формированию добровольческих отрядов». Кстати, в первые дни войны никто их в Абхазию официально не посылал, только позже Конгресс кабардинского народа взял руководство движением в свои руки, чтобы внести в это дело какой-то порядок. Желающих было так много, что приходилось выбирать. Это они, лучшие сыны нашей республики, по зову сердца пошли туда пешком через перевал и стали рядом в окопах со своими братьями-абхазами. К великому сожалению, десятки из них отдали свои молодые жизни за свободу Абхазии. Обычно погибшего привозили на автобусе из Абхазии в Нальчик к зданию Конгресса, и мы потом вместе ехали к его родственникам с этой тяжелой миссией. Исполком Конгресса в полном составе был во многих селах КБР на похоронах погибших добровольцев, но нигде, ни от одной семьи мы не услышали слова упрека. Мать первого погибшего добровольца И. Науржанова прямо сказала Ю. Калмыкову: «Юра, не казни себя, ты ни в чем не виноват. Ибрагим не спросил разрешения ни у меня, ни у тебя. Он считал это своим долгом». Один наш доброволец, С. Сосналиев, вскоре стал начальником Генерального штаба абхазской армии, а потом и министром обороны. Другой, молодой совсем парень из Нартана Ибрагим Яганов, был военным комендантом Пицунды. Оба они стали Героями Абхазии!

Я случайно встретился с Ягановым во время визита делегации Верховного совета России в Абхазию. Руководитель нашей делегации генерал-лейтенант Г. Бенов, видя, что мы говорим по-кабардински, спросил у него, почему он здесь. Ответ Яганова: мои братья в беде, и, защищая их, я сегодня защищаю себя, свою семью, свое село. Генерал ничего не мог возразить»[11]

О своей поддержке Абхазии заявил президент Международной Черкесской ассоциации Ю. Калмыков, который призвал адыгейские и абазинские народы объявить призыв добровольцев. Было твердо заявлено, что мы не оставим в беде Абхазию. Конфедерация горских народов Кавказа (президент М.М. Шанибов) на чрезвычайной сессии тоже заявила решительный протест политике Госсовета Грузии и решила направить добровольческие отряды в Абхазию. «В этих условиях руководство ряда республик Северного Кавказа (Кабардино-Балкария), к кому обратилось за помощью руководство Абхазии, заняло предательскую позицию», говорилось в заявлении Конфедерации.

Митинг собрался в Нальчике 18 августа 1992 г. Однако правительство Кабардино-Балкарии молчало, такую же позицию заняли и все СМИ КБР. Они молчали или выдавали неверную информацию.

Как далее вспоминает Мухамадин Тумов: «В первые же дни был арестован и вывезен в неизвестном направлении Муса Магомедович Шанибов – президент Конфедерации горских народов Кавказа. У людей лопнуло терпение, и они начали стихийно собираться перед Конгрессом и квартирой Шанибова. Начался стихийный митинг, появились свои лидеры, которые ежедневно заходили в Конгресс и требовали от исполкома «решительных действии». На 2-й или 3-й день митингующие решили захватить телевидение и рассказать правду о положении в Абхазии, о наших добровольцах. Когда им в этом помешали, многотысячная масса (по разным оценкам, 25–30 тысяч человек), скандируя лозунги, решительно направилась от телецентра, вниз по прямой, к Дому Советов. Они готовы были сходу ворваться (к тому же только что погибла ни в чем не повинная женщина), но на их пути уже на ступеньках оказались опять те же 2 человека, которые помешали в захвате телецентра: Ю. Калмыков и З. Налоев. «Только через мой труп войдете вы в это здание!» – прокричал через мегафон Калмыков, и масса вынуждена была отступить со ступенек.

Дом Советов был хорошо укрепленным зданием, где на каждом этаже за сейфами и мешками с песком у окон сидели вооруженные военные, и, безусловно, были бы многочисленные жертвы. Но люди не разошлись, стали лагерем, и началось серьезное и длительное противостояние власти и народа перед Домом правительства. Ничего этого не было бы, если бы все было так, как сегодня пишет автор. Да и почему бы правительству через телевидение не сказать о своей солидарности с народом Абхазии?»[12]

И далее Мухамадин Тумов вспоминает:

Был момент, который мог еще в самом начале войны остановить кровопролитие. Это было 3 сентября 1992, когда в Москве в «Президент-отеле» собрались руководители России, Грузии, Абхазии и северокавказских республик. Последних туда пригласили по просьбе Ардзинбы. Видимо, он надеялся на их поддержку. Напрасно. Хотя по итогам совещания был подписан итоговый документ, он ничего не давал абхазам. Главное требование абхазов о немедленном прекращении огня и выводе войск никто – включая руководителей северокавказских республик – не поддержал, и такой пункт отсутствовал в итоговом документе. По просьбе Ардзинбы трижды объявляли перерыв, но все было бесполезно: силы были слишком неравны. Президент Ельцин, руководители северокавказских республик все в один голос давили на него: подпиши, иначе… Здесь же были и президент, и председатель Верховного совета КБР, которые так и просидели до конца, не сказав ни слова ни за, ни против, – они молчали. Вечером после совещания руководитель Абхазии часто повторял: если бы хоть один из них поддержал меня! У нас просто выкручивали руки. И добавил: если бы мы не подписали документ, нас перед миром представили бы как виновников срыва переговоров»[13].

Тем временем военное наступление вооруженных сил Госсовета Грузии быстро захватывало территорию Абхазии и 18 августа 1992 г. в их руках оказался Сухум. Они тут же начали этнические чистки. Главная задача была уничтожить любые документальные свидетельства о прошлом Абхазии.

Сразу же после захвата г. Сухума войсками Госсовета, двери всех кабинетов здания Абхазского научного института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа были взломаны, сейфы вскрыты, документы и книги разбросаны по полу, а стены обстреляны из автоматического огнестрельного оружия. А 22 октября 1992 г. по приказу оккупационных властей Грузии, было приказано сжечь государственный архив и Абхазский институт языка, литературы и истории. В тот же день Председатель Верховного Совета Республики Абхазия В.Г. Ардзинба выступил с обращением, адресованным «К народам и правительствам государств мирового сообщества», в котором выражалась просьба «…срочно оказать давление на Госсовет Грузии и его главу Шеварднадзе, заставить отвести войска с территории Абхазии, прекратить кровопролитие и грабеж, направить гуманитарную помощь». Руководство Абхазии также обратилось с просьбой об оказании помощи к народам и правительствам Северного Кавказа[14].

Самый широкий размах приобрели общественно-политические движения по поддержке абхазского народа в Карачаево-Черкесии. Еще 16 августа 1992 г. в зале заседаний администрации Карачаево-Черкесской Республики состоялось расширенное совещание с участием представителей общественно-политических организаций, встревоженных агрессией Грузии против Абхазии, где осудили ввод грузинских войск в Абхазию и обратились к руководству Карачаево-Черкесии для принятия мер по оказанию помощи братскому абхазскому народу.

На этом совещании был создан комитет по организации материальной, финансовой и силовой помощи Абхазии. Было принято решение о проведении митинга в г. Черкесске и во всех черкесских и абазинских аулах.

18 августа 1992 г. на сессии областного Совета народных депутатов был принят указ «О ситуации в Карачаево-Черкесии в связи с событиями в Абхазии», в котором говорилось, что грузинские власти совершили вооруженную агрессию против народа Абхазии, попирая все международные нормы. Учитывая, что грузино-абхазский конфликт затрагивает не только интересы Абхазии, но и Карачаево-Черкесии, в документе была осуждена вооруженная агрессия грузинского руководства против Абхазии и принято решение обратиться к Госсовету Грузии с требованием незамедлительно вывести войска с территории Абхазии и одновременно обратится к президенту РФ Б.Н. Ельцину и Председателю Верховного Совета Р.И. Хасбулатову с просьбой ускорить процесс политического разрешения грузино-абхазского конфликта и вывода грузинских войск из Абхазии.

В тот же день 18 августа в городе Черкесске на площади им. Ленина возле дома правительства прошел митинг в поддержку братской Абхазии. На митинге принимали участие общественные организации «Адыгэ хасэ», адыго-абхазский «Хаку Хасэ», «Адгылара», «Жамаат», а также первый заместитель главы администрации Карачаево-Черкесской Республики А.Г. Озов, который выступил с информацией о ситуации в Абхазии, о борьбе абхазского народа за свою независимость, об усилиях администрации КЧР по оказанию помощи братскому народу. Участники митинга осудили действия руководства Грузии. Люди держали на руках транспаранты с призывом остановить кровопролитие: «Мы против применения силы» «Абхазия, мы с тобой», «Свободу и независимость Абхазской ССР»[15].

На митинге было принято обращение к предприятиям, трудовым коллективам и жителям КЧР по мере своих сил и возможностей оказать братской Абхазии всяческую помощь, где в эти дни проливается кровь, гибнут старики, женщины и дети.

19 августа общественные организации: «Международная Черкесская Ассоциация» (МЧА), «Конфедерация горских народов Кавказа» (КГНК) приняли обращения, в которых осуждалось агрессия грузинских войск против народа Абхазии. Они потребовали от Грузии незамедлительного вывода своих войск с территории Абхазии. В обращении к абазинскому и адыгскому народам, к народам Северного Кавказа, казачеству Юга России, ко всем, кому дороги честь, свобода и независимость народов, было сказано: «Мы не оставим в беде Абхазию. Международная Черкесская Ассоциация объявляет срочный призыв добровольцев для защиты братского абхазского народа»[16].

20 августа 1992 г. в городе Армавире в здании Госсовета состоялось чрезвычайное совещание руководителей республик, краев и областей Северного Кавказа и Юга России, на котором обсуждалась сложившаяся обстановка в северокавказском регионе в связи с вводом войск Грузии в Абхазию. Участники совещания приняли обращение к Президенту РФ Б.Н. Ельцину, Председателю Верховного Совета Р.И. Хасбулатову, в котором отмечалось: «Мы, участники чрезвычайного совещания представителей Северного Кавказа и Юга России, объединенные общей тревогой, выражая обеспокоенность будущим страны и приверженность идее единства России, просим Вас остановить вооруженное противостояние в Абхазии, предпринять позитивные шаги по недопущению распространения пожара, безумной войны на Северном Кавказе и по всей России»[17].

Из Карачаево-Черкессии, Чечни, Дагестана в Абхазию двинулись добровольцы. Одним из самых быстрых и удобных путей пролегал через территорию Карачево-Черкессии, поскольку она напрямую граничила с Абхазией. Через горы проводники провели немалое количество представителей Северного Кавказа.

Но если добровольцы, прибывавшие в Абхазию с Северного Кавказа не думали ни о каком заработке, они шли воевать за абхазский народ против профашистских сил Шеварнадзе, то, как сообщила в сентябре 1992 г. пресс-служба МВД РФ, в России была ликвидирована большая вербовочная сеть. В ряде российских военкоматов и воинских частях были обнаружены и задержаны «вербовщики», предлагавшие за службу на стороне госсовета Грузии в боевых действиях в Абхазии по 60 тысяч рублей и 60 долларов в месяц. На стороне госсовета появляются первые наемники из УНА-УНСО, всего около 20 человек.

Память о добровольцах из Карачаево-Черкесии была отмечена открытием в августе 2016 г. в городе Черкесске памятника. В церемонии его открытия памятника приняли участие президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба, врио главы КЧР Рашид Темрезов, члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ, депутаты Народного собрания (парламента) КЧР, правительство КЧР, руководство города Черкесска, добровольцы с Северного Кавказа, боровшиеся за свободу Абхазии, матери и жены погибших добровольцев, духовенство и жители республики.

Перед началом митинга Темрезов и Хаджимба возложили живые цветы к братской могиле у мемориала «Огонь вечной Славы». В начале мероприятия ведущий напомнил всем собравшимся о трагических событиях августа 1992 года, когда в Республике Абхазия началась война. Практически в первые её дни, 15 августа 1992 года, Конфедерация горских народов Кавказа и Международная черкесская ассоциация обратились к народам Северного Кавказа с призывом защитить Абхазию. В боях за освобождение Абхазии приняли активное участие добровольцы с Северного Кавказа и других регионов России.

После объявления митинга открытым, прозвучали государственные гимны Республики Абхазия и Российской Федерации. «Сегодня мы собрались отдать дань памяти мужеству добровольцев, которые по зову сердца стали плечом к плечу с дружественным близким соседом и братским народом, отдали свои жизни за свободу и независимость Республики Абхазия.

«Открытие памятника павшим добровольцам – знаковое событие, символизирующее собой единение и сплоченность наших братских народов», – сказал в своем выступлении врио главы КЧР Рашид Темрезов. Руководитель КЧР отметил, что в 1992 году на помощь братскому абхазскому народу из Карачаево-Черкесии отправились 119 добровольцев – представителей различных народов и вероисповеданий. Они, по словам Темрезова, «показали яркий пример дружественной поддержки, мужества и отваги в неравной борьбе, были тверды в своем стремлении победить». С освободительной войны абхазского народа не вернулись 13 из них, сложивших свои головы на поле боя. Рашид Темрезов подчеркнул, что абхазский народ бережно хранит память о погибших добровольцах. Этому способствует и работа, проводимая общественной организацией «Союз абхазских добровольцев Карачаево-Черкесской Республики», являющейся активным участником общественно-политической жизни региона и вносящей свой вклад в военно-патриотическое воспитание молодого поколения. «Многолетняя история братского взаимодействия России и Абхазии положительно сказывается на развитии торгово-экономических и социально-культурных связей между Абхазией и Карачаево-Черкесией. Постоянные дружественные контакты на уровне органов власти двух республик и общественные инициативы, нацеленные на сближение и развитие двусторонних отношений, на сохранение конструктивного диалога в развитии межрегионального сотрудничества, расширение этнокультурных связей, на сохранение мира и согласия. Убежден, памятник, который мы сегодня открываем, станет для будущих поколений символом мужества, братской поддержки и единства, а также напоминанием, что сохранение мира и согласия является самой главной целью и ориентиром наших государств», – подытожил врио главы КЧР.

По мнению президента Республики Абхазия Рауля Хаджимба, открытие памятника добровольцам из Карачаево-Черкесии является замечательным и долгожданным событием. «Отечественная война народа Абхазия 1992–1993 годов разделила нашу жизнь на две половины – «до» и «после» войны. В первые же дни войны, перейдя через перевалы, наши братья с Северного Кавказа стали рядом с абхазским народом. Добровольцы ни у кого не спрашивали разрешения, действовали без оглядки на сложности и риски. Они были искренне движимы единственной целью – отстоять вместе с абхазским народом право на жизнь и государственность. Сложно передать те чувства, которые мы испытывали в августе 1992 года, когда поступила информация, что нам на помощь идут наши братья с Северного Кавказа. Осознание того, что мы не одни, что наши братья с нами, вмиг сделало нас сильнее и непобедимее», – сказал Рауль Хаджимба. Он сообщил, что в боевых действиях участвовало более 2 тыс. добровольцев, 51 из которых удостоен звания «Герой Абхазии», более 260 человек, включая 13 уроженцев Карачаево-Черкесии, погибли в битве за свободу и независимость Республики Абхазия. «Добровольческое движение – это мощный фундамент священного и нерасторжимого братства народов Абхазии и Северного Кавказа. В Абхазии никогда не забудут мужество и героизм добровольцев. Мы склоняем головы перед памятью павших и низко кланяемся матерям, взрастившим таких отважных сыновей. В Абхазии, в городе Гудаута, рядом со зданием, где в годы войны размещался штаб Конфедерации горских народов Кавказа, установлена стела добровольцам. Сегодня памятник добровольцам установлен в Черкесске. И огромная благодарность за это руководству Карачаево-Черкесской Республики. Уверен, что и в дальнейшем будут находиться новые формы увековечивания памяти высочайшего проявления мужества и человеческого духа – добровольческого движения», – завершил Хаджимба. Председатель Союза абхазских добровольцев Карачаево-Черкесии Заур Дзугов выразил благодарность руководителю КЧР Рашиду Темрезову за поддержку и понимание в вопросе установки памятника добровольцам среди героев на Аллее славы, а также меценатам и всем неравнодушным гражданам. После открытия памятника Рашид Темрезов и Рауль Хаджимба, остальные участники митинга возложили к нему траурные венки[18].

Напомним, что Отечественная война народа Абхазии 1992-1993 годов длилась 413 дней. Она окончилась 30 сентября 1993 года победой абхазского народа.

Как писали Сергей Рогоза и Николай Ачкасов, «даже для самого непредвзятого российского наблюдателя очевидно, что грузинские силы разгромили не российские войска и что победа народа Абхазии была глубоко закономерной. Решающую роль в том, что Абхазия выстояла, сыграли мужество и героизм ее сынов и дочерей, всех честных и смелых людей разных национальностей, пришедших к ней на помощь.

В Абхазии издана «Книга вечной памяти» под редакцией В. М. Пачулия (Сухуми, 1997 г.), где пофамильно перечислены те, кто погиб в этой войне (абхазы, русские, армяне, карачаевцы, кабардинцы, осетины, чеченцы, черкесы, лазы, адыгейцы, грузины, турки, украинцы, греки, татары, абазины, немцы, евреи)»[19].

 

Алиев Р.М., Захаров В.А.

[1] Доклад, прочитанный на международской конференции «Кавказ в историчечских процессах XX–XXI вв.», посвященной 25-летию победы в Отечественной войне народа Абхазии (1992–1993  гг.) и 10-летию междунородно-правового признания Республики Абхазии. Сухум. 18–20 сентябпря 2018 г.

[2] В Карачаево-Черкесии почтили память жертв войны в Абхазии. 15.08.2018. URL: http://www.riakchr.ru/v-karachaevo-cherkesii-pochtili-pamyat-zhertv-voyny-v-abkhazii/

[3] В книге «Засекреченные войны» авторы посвятили большую главу под названием «грузино-абхазская война (1992–1993 гг.), в которой авторы рассказывают о добровольческих отрядах, сражавшихся за независимость Абхазии. См.: Сергей Рогоза, Николай Ачкасов. Засекреченные войны. 1950–2000. – СПб.: Полигон, 2003.

[4] К 200-летию единения Абхазии и России. Заявление Государственной Думы // Российская газета. Федеральный выпуск. 2010. 19 февраля. № 5115 (36).

[5] Бли М.Ш. Участие народов Карачаево-Черкесской республики в грузино-абхазской войне 1992–1993 гг. // Научная мысль Кавказа. 2010. № 3. С. 116–121.

[6] Газета «Нарт» 1992. № 1 (август).

[7] Бройдо А.И. Добровольческое движение в поддержку Абхазии 1992-1993 годов и процесс этногенеза абхазов // Вестник МГИМО Университета. 2010. № 3. С. 14–17.

[8] Бройдо А.И. Дорога к храму под обстрелом / Предис. Р. Ф. Казаковой. – М., 2007. С. 41.

[9] Нахушев З. Мы же ближе кабардинцам, чем абхазы, но вы почему-то взяли их сторону. // «Газета Юга». 2012. № 38.

[10] Тумов М. Прекратить неправомерные действия по агитации к формированию добровольческих отрядов // Газета Юга №42 (971). 18.10.2012.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Ардзинба В. Обращение Верховного Совета Республики Абхазия к народам и прави-тельствам государств мирового сообщества г. Гудаута // Республика. Нальчик. 1992. 22 авг.

[15] Озов А.Г. В поддержку Абхазии // Черкес Хэку (газ. Парламента и Правительства КЧР (далее – Черкес Хэку)). 1992. 18 авг. № 95; 1992. 20 авг. № 96-97.

[16] Калмыков Ю. Обращение к адыгскому и абазинскому народам, к народам Северного Кавказа, к казачеству Юга России, всем, кому дороги свобода, честь и независимость народов // Гъуаз. Орган Республиканской Адыгэ-Хасэ. (далее – Гъуаз). Майкоп. 1992. 19 авг. № 13.

[17] Обращение к Президенту РФ Ельцину Б.Н., Председателю ВСРФ Хасбулатову Р.И. руководителей республик, краёв и областей Северного Кавказа и Юга России // Черкес Хэку. 1992. 22 авг. № 98.

[18] Ислам Текеев. Памятник добровольцам из КЧР, погибшим в Абхазии. URL: https://dumsk.com/novosti/novosti-dum/2601-pamyatnik-dobrovolczam-iz-kchr,-pogibshim-v-abxazii. html

[19] Сергей Рогоза, Николай Ачкасов. Засекреченные войны… С. 247.

 

Категории: Абхазия, Главное, Грузия, Россия