ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН.

АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ



Новые российско-армянские клубы: когда закончится «стояние на реке Угре»?

 

В конце 2018 года, в одночасье, в Ереване и в Москве прошли установочные заседания российско-армянских дискуссионных клубов – «Лазаревского» и «Лорис-Меликова». «Лазаревский клуб» стал проектом первого заместителя председателя комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками, Директора Института диаспоры и интеграции (прежнее название – Институт стран СНГ) Константина Затулина. «Лорис-Меликов» — площадкой общественной организации «Диалог», возглавляемой Юрием Навояном. Никто из экспертов не предрекал то, что деятельность их будет зеркальной по отношению друг к другу. Оба клуба призваны укреплять политическое поле двух стран, выводить из анабиоза общественные силы, активистов народной дипломатии, и каждый из них имеет право на свою собственную стратегию. Объединяет их пока одно: оба клуба идут вперед, но с щупом, старательно исследуя болотистые места, пустоты с тем, чтобы не делать резких движений. Если искать аналогии, то здесь лучше проиллюстрирует ситуацию историческое «стояние на реке Угре», некоторый застой в российско-армянских отношениях, случившийся в науке, культуре, межрегиональном сотрудничестве после распада СССР.

Впрочем, особняком выделяется военное сотрудничество. Импульс к его перезагрузке придало соглашение об Объединенной группировке двух военных ведомств с подачи министра Сергея Шойгу и его армянского коллеги – Вигена Саркисяна. С этим рывком навстречу друг к другу самым тесным образом было связана не только проблема довооружения Армении, которая выявилась в дни Апрельской войны 2016 года. Сама активность экс-минобороны РА была вписана в его продвигаемую концепцию «нация-армия».

Заметим, что российско-армянские отношения в эти годы были призваны спасать различные политические и общественные деятели обоих государств: действовали они то, как миссионеры, предваряя свое любое вторжение сакральной фразой про многовековые отношения, то, как кризисные менеджеры. Проблемы не решались, их просто декорировали. Так сошла на нет деятельность Грибоедовского клуба, имевшего «интеллектуальную миссию, целью которой были производить современные смыслы, придающие силы и России, и Армении».

За такими вычурными формулировками, по сути, стояло почти полное непонимание процессов в наших странах. К тому же, порою некоторые эмиссары из Москвы срывались на имперские нотки. Пресловутыми «детьми вдовы» выглядели представители русских миссий – от Посольства и Россотрудничества, так и от фонда Русский мир. Дело уже доходило до того, что Россотрудничество, готовясь к празднованию Дня Победы в Армении, пренебрегло той компанией, что предлагала создать сайт с лонг-ридами, рассказывающими о героях Великой Отечественной войны двух стран, предоставлением семейных архивов. Предпочли заключить договор с тем, кто чуть позже разрезал гигантскую георгиевскую ленту на маленькие отрезки, чтобы раздать в память о погибших. Так, абсурд заполнял вакуумы, имитируя братство, а также осваивался государственный бюджет.

С приходом в Армению новых политических элит, использующих старые АОДовские дрожжи, Россия была вынуждена искать новых коммуникаторов. Или хорошо проверенных старых, которые хорошо знали реалии постсоветской Армении. В Армении между тем нарастала не столько русофобия, сколько скепсис в адрес северного соседа и стратегического партнера, главной претензией к которому была продажа оружия Азербайджану. Вот в такие обстоятельства попали клубы Константина Затулина и Юрия Навояна.

Разумеется, многие сравнивают политические и финансовые активы Затулина и Навояна. К сожалению или счастью, в самое основание их деятельности было заложено соперничество. Трудно назвать акции «Лазаревского клуба» и «Лорис-Меликова» как взаимодополняющие. Количество игроков на этом поле традиционно мало, поэтому многие из них были поставлены перед выбором. Примечательно, что военный аналитик, шеф-редактор журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии» Леонид Нерсисян примерно в одни и те же даты выступил на обеих площадках. Сначала на круглом столе «Диалога» 26−27 ноября в Ереване «2018: Переломный год для Южного Кавказа?». А через несколько дней в «Лазаревском клубе». При этом на своей странице в фейсбуке он не скрыл своего разочарования тем, что «Лазаревский клуб» имеет своей тенденцией возвращение к прошлому, явно намекая на присутствие на его заседаниях Роберта Кочаряна, который выглядел «первым среди равных».

Трудно предсказать, что будет дальше – начнется ли кадровое слияние двух площадок, соприкосновение интересов, или каждый из клубов будет рассматривать своего оппонента как антагониста. С другой стороны, это хорошо – поле будет жить, дух конкуренции так или иначе заставит игроков вступать друг с другом в поединки – интеллектуальные, мировоззренческие, ситуативные. При этом, на наш взгляд, ни экспертам, ни журналистам не стоит ни пытаться стравливать оппонентов, ни, напротив, пытаться улучшить этот климат, искусственно создав что-то вроде канарской весны, где не будет ни холодно, ни жарко.

Лазаревский клуб

Хотя ничто не предвещает спокойствия. Дебютное заседание «Лазаревского клуба» в Ереване в комплексе Карена Демирчяна, включило в свой формат презентацию автобиографии Роберта Кочаряна, который и стал линией «флажков», за которые не забежали ни приглашенные тогда и.о. премьера-министра Никол Пашинян, ни президент РА Армен Саркисян, ни его предшественник Серж Саркисян. Градусов добавил и документальный фильм «Дело 1 марта» Романа Бабаяна, выступившего на первом Лазаревском заседании также и ведущим круглых столов.

2

Юрий Навоян провел первое заседание в Институте мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова ИМЭМО РАН, придал ему статус академического. На первое заседание «Лорис-Меликова» были также приглашены ученые, политики, считающиеся тяжеловесами. В качестве первого спикера выступил проректор МГИМО МИД РФ Евгений Кожокин.

В этом контексте нелепо сравнивать финансовые ресурсы, положенные в основания двух дискуссионных площадок. Как известно, спонсорами «Лазаревского клуба» стали крупнейшие российские компании во главе с Газпромом, в то время как главными меценатами «Лорис-Меликова» являются некоторые российские бизнесмены. Но стратегия Навояна делает его клуб практически неуязвимым, он, по сути, клуб-передвижник: легко перемещается в пространстве и заявляет свое присутствие то в РГГУ, в Центре Холокоста с Ильей Альтманом, то объединяясь с Российским советом по международным делам (РСДМ). Навоян активно развивает и свой новостной ресурс (чего не скажешь о lazarevsky.club), присутствие в социальных сетях. Также Юрий Людвигович попутно развивает линию укрепления российско-армянской дружбы в ее историческом ракурсе. То есть для него личность выдающегося политического и военного деятеля эпохи Александра II, автора проекта нереализованной Конституции – это живая фигура, носитель больших смыслов. Навоян выразил намерение в самом ближайшем будущем установить памятник Михаилу Лорис-Меликову в России. Проект уже создан скульптором Романом Фашаяном.

1

И Клуб Затулина мог бы также развивать свой брэнд, тем более что выбранные в название Лазаревы – известные российские армянского происхождения государственные деятели и меценаты. Одна только история с бриллиантом «Лазарев» (также известным под названием «Орлов») для императрицы Екатерины II многого стоит.

Рассмотрим стратегию обоих «конкурентов». С одной стороны – Затулин. Он действует как тяжеловес, за спиной которого – власть. Он прямо демонстрирует «месседжи» от руководства России к постреволюционной Армении, а Навоян нацелен прежде всего на сохранение своего пула, на свой собственный результат. В этом смысле это выглядит, как некий политический эгоцентризм.

Примечательно, что десант «Лазаревского клуба» в Ереване состоялся задолго до созыва армянского парламента в его новом составе, первое заседание которого произошло только 14 января. Навоян же очередное заседание, состоявшееся на этот раз в РСМД в отеле «Александр Хаус», провел уже в расширенном формате: его участниками были, в том числе, и представители всех фракций Национального Собрания Республики Армения.

круглый стол Диалог

В целом, дискуссии на круглых столах отличались центростремительными тенденциями. Выступление с намечающимся экспрессивным кавказским акцентом было у заместителя председателя Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Александра Дзасохова, который отметил, что многие исторические проблемы региона в наше время вышли на поверхность, а этих проблем больше, чем горных вершин Кавказа. Характерно, что эти темы не вызвали ни одной острой дискуссии. Почти каждый спикер говорил о великих страницах нашей общей истории, об общей победе в Великой Отечественной войне. Разумеется, и о востребованности таких дискуссионных площадок во всех сферах, о солидаризации, о том, что потенциалы наших отношений нужно раскрывать и выступать согласованно на внешних площадках. В целом, почти каждое выступление носило черты устоявшегося в наших отношениях политического мышления и сложившихся политических традиций. В речи почти каждого участника долгожданного разговора была исключена особенность национальной идентичности. Еще совсем недавно ни кому не пришло бы в голову говорить о разорванных связях россиян с жителями Грузии, Карабаха или Украины как о кейсе. Вывод неутешителен: политология сегодня стремится к общим формулировкам, за эти десятилетия выработалась какая-то политологическая теодицея из старых (в виде географического детерминизма) и новых доктрин, которую можно экспортировать в любую страну мира и там прививать.

В этой связи пока не видно стремления видеть особенности национального менталитета, истории, культурологии, скорее, просматривается попытка создать модель общей коммуникативной матрицы. Если она действительно будет определять взаимоотношения наших стран, то в ближайшем будущем ни Армения, ни Россия на этом пересечении «своих» полей не создадут уникального, самобытного искусства, здесь не появятся политики с естественной харизмой, в лучшем случае, с той, которую сделают политтехнологи: период «безвременья», о котором говорил Грант Матевосян в телевизионной речи «Репутация» в годы развала СССР, сменится периодом бесконечных, но малорезультативных переговоров и консультаций.

Валерия Олюнина, ведущий научный сотрудник Института Политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона

http://www.yerkramas.org/article/150156/novye-rossijsko-armyanskie-kluby-kogda-zakonchitsya-«stoyanie-na-reke-ugre»

Категории: Армения, Главное, Лазаревский клуб, Россия