РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
OБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЧЕРНОМОРСКО-КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА



Иран напомнил о своём законном праве на самооборону

Иран и ряд стран, цивилизационно и культурологически связанных с Иранским миром, начали отмечать очередной Праздник весны — Новруз, Новый день, иранский Новый год. Верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи назвал иранский 1398-й Новый год — «Годом увеличения производства», который может решить экономические проблемы страны и снизить зависимость от иностранцев, сообщает иранское агентство Mehr News. В сущности, иранский лидер обратился к народу страны с программным заявлением, желающие могут найти полный текст обращения аятоллы Хаменеи к иранскому народу. Понятно, что он определил ориентиры, по которым, как по лекалам, должно будет работать правительство Ирана. Но отметим, что в обращении аятоллы Хаменеи, безусловно, нашли место и тезисы о внешней политике: «Мы пережили насыщенный год. В прошедшем году иранская нация ярко сияла в истинном смысле этого слова. Враги разработали много планов. У них было много заговоров против иранской нации. Однако солидность и проницательность народа, а также решимость молодёжи сорвали их планы. Перед лицом жёстких и, по их собственным словам, беспрецедентных санкций, введённых Соединёнными Штатами и Европой, иранская нация дала твёрдый и мощный ответ, как на политической арене, так и на экономической арене»…

Исследуя информационные потоки ряда ведущих иранских СМИ, мы обнаружили, что главным образом Тегеран извещал мир о том, что не снижает, а напротив — увеличивает обороты своей внешнеполитической и дипломатической активности. Считаем, что глубоко символично, что накануне Новруза иранцы отмечали День отца всего за несколько часов до начала Праздника весны (в Иране день рождения первого имама шиитов, имама Али, в его честь назван Днём отца, кроме того, день рождения Фатимы, дочери Пророка и жены имама Али, также отмечается как День матери — прим.) — и 21 марта последовало обращение к рядовым согражданам от человека, который действительно сегодня подавляющим большинство иранцев воспринимается как отец народа. При этом никто не сомневается в уме и дипломатических способностях аятоллы Хаменеи — ведь, при всех оговорках, внешнеполитический курс выстраивается именно им, пусть и в коллегиальной форме вместе с конституционными институтами власти в лице Совета по целесообразности, Совета экспертов, аппарата советников аятоллы и др.

Мы хотим поговорить именно о проявлениях внешнеполитической активности Ирана на самых разных направлениях. 17 марта начальник генштаба иранских ВС бригадный генерал Мохаммад Багери во главе высокопоставленной военной делегации ИРИ отправился в Дамаск для участия в трёхстороннем заседании начальников генштабов Ирана, Ирака и Сирии в целях обсуждения путей борьбы с терроризмом. IRNA сообщало, что в повестку дня визита иранского начальника генштаба ВС включены также вопросы укрепления военного и оборонительного сотрудничества, консультаций по борьбе с терроризмом, взаимодействия Ирана, Сирии и Ирака в целях противостоянии террористическим группировкам и рассмотрение последних решений восстановления безопасности и стабильности в регионе. На итоговой пресс-конференции Багери сделал ряд заявлений. «Мы продолжим тот путь, который Исламская Республика Иран начала вместе с сирийскими и иракскими братьями», — отметил он. Багери также подчеркнул, что дорожное сообщение между Сирией и Ираком очень важно для бизнеса Исламской Республики Иран. «Сегодня во время трехстороннего саммита мы скоординировали наши цели и планы больше, чем когда-либо прежде, — добавил он. — Сегодня союзники США начали подрывать безопасность региона и устанавливать притеснение, вторжение и оккупацию и, безусловно, враги заинтересованы в том, чтобы правительства Ирака и Исламской Республики Иран ослабли. Но наши правительства приняли другие формы координации в отношении сионистов». Багери подчеркнул, что цель этого этапа состоит в том, чтобы стабилизировать суверенитет и территориальную целостность Сирии и вывести все силы, которые присутствовали в стране без согласия сирийского правительства.

Совершенно очевидно, что генерал Багери имел в виду войска США, Турции, стран Запада, военных и диверсантов из Израиля, Саудовской Аравии и других стран — именно военнослужащие этих государств находятся в Сирии без согласия законных властей этой страны. Понятно, что приезд Багери в Дамаск и его заявления — это чёткое продолжение тех заявлений, которые ранее делал президент Ирана Хасан Роухани во время его трёхдневного визита в Ирак. И понятно, что процесс обсуждений продолжился также во время встречи и переговоров 19 марта в Москве представителей трёх государств-гарантов мирного процесса в Астане — Ирана, России и Турции, а также посланников Организации Объединенных Наций (ООН) и Международного комитета Красного Креста (МККК), в ходе которых стороны обменялись мнениями о процессе обмена пленными в Сирии, сообщило Fars News. Генеральный директор МИД Ирана по делам Ближнего Востока и Северной Африки Хамид Реза Дехкани представлял Иран в седьмом раунде переговоров на рабочем уровне. Стороны договорились провести восьмой раунд переговоров комитетов в кулуарах следующего саммита в Астане, который состоится в ближайшие два месяца в столице Казахстана.

Между тем отметим, что ситуация-то в Сирии как-то малозаметно, но обостряется. И мы склонны винить в этом США, которые уже несколько раз меняли свои формулировки по решению американского президента Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии. Так, некая сохранившая верность президенту Башару аль-Асаду подпольная группа «Народное сопротивление Ракки» провела засаду на военную колонну США и проамериканских «Сирийских демократических сил» (SDF) прямо в самом городе Эр-Ракка, известно, что двое военнослужащих получили ранения. Американцы и функционеры SDF никак не комментируют данный инцидент, хотя видеозапись засады гуляет по интернету. Затем возле оккупированного турками Эль-Баба и внутри Африна сирийские курды провели две успешные операции против турецкой армии и протурецких марионеточных сил. Возле Эль-Баба в результате взрыва были убиты как минимум трое турецких военных, в том числе два офицера военной полиции. А в Африне под ударом оказался главный штаб протурецкой группировки «Свободная сирийская армия». Бомба была заложена в припаркованном неподалеку от штаба автомобиле. Информации о жертвах пока нет. 19 марта американские самолёты-шпионы приближались к российским базам в Тартусе и Хмеймиме на дистанцию 35 и 45 км, курсировали вдоль морского побережья Сирии. И сообщалось, что 19 марта атомная подводная лодка ВМС США «Флорида» USS Florida (SSGN 728) вышла с базы Суда-Бэй на греческом острове Крит в Восточное Средиземноморье. В восточные районы Средиземного моря, к берегам Сирии, также идёт группа кораблей ВМС Франции во главе с атомным авианосцем «Шарль де Голль», а ранее в этот район прибыл ракетный эсминец ВМС США «Дональд Кук». Напомним, атомная субмарина «Флорида» вооружена 154 крылатыми ракетами «Томагавк». По официальным заявлениям, якобы они должны принять участие в операциях против террористической группировки «Исламское государство»* (ИГ*), но уверены, что в это мало кто верит по состоянию на сегодняшний день. И тоже 19 марта, как сообщал новостной ресурс Al-Masdar News, в городе Джерабулус (приграничный городок, оккупированный Турцией — прим.) между двумя исламистскими группировками, лояльными Турции, вспыхнули ожесточенные бои, в которых обе стороны понесли потери. Между собой схлестнулись боевики группировки «Харакат Ахрар аш-Шам»* и группировки «Свободная сирийская полиция». Поводом послужило нападение боевиков первой группировки на регулировщика дорожного движения из «Свободной сирийской полиции». После инцидента с нападением вторая группировка направила в Джерабулус подкрепления, и столкновения усилились. Сообщается о трёх раненых с её стороны. Турецкие военные направили в Джерабулус конвой, пытаясь удержать обе стороны от дальнейших боевых действий в городе.

Если рассматривать заявления генерала Багери с этих позиций, то становится понятным, что он на пресс-конференции в Дамаске имел в виду не только боевиков ИГ*, но и прямых «помощников» США и Турции из так называемых «умеренно оппозиционных» вооружённых группировок. Кстати, немаловажный нюанс — после пребывания в Сирии высокопоставленной военной делегации Ирана, 20 марта в Дамаск отправился министр обороны России Сергей Шойгу и провёл переговоры с сирийским президентом Башаром аль-Асадом. Кроме того, Шойгу передал аль-Асаду послание российского президента Владимира Путина. Содержание послания не раскрывается, однако известно, что на встрече Шойгу и Асад затрагивали вопросы гуманитарной помощи Сирии и проблему возвращения беженцев. 21 марта пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сказал, что в послании Путин коснулся двусторонних отношений Москвы и Дамаска, а также политико-дипломатического урегулирования сирийского конфликта. Песков не стал отвечать на вопрос, говорилось ли в письме о ситуации вокруг провинции Идлиб, находящейся под контролем «международной коалиции» Запада и Турции. Он отметил, что ему нечего добавить сверх сказанного. В этот же день в Москве провели переговоры замминистра иностранных дел России Михаил Богданов и спецпредставитель КНР по Сирии Се Сяоян. В ходе встречи в Москве стороны подтвердили свою поддержку резолюции 2254 Совбеза ООН по урегулированию ситуации в Сирии. «В этом контексте подчёркивалась необходимость окончательной ликвидации террористического присутствия на сирийской земле, международного содействия процессу возвращения беженцев и социально-экономической реконструкции Сирии, при обеспечении суверенитета, единства и территориальной целостности САР», — говорится в сообщении МИД РФ. Также Богданов и Се Сяоян отметили продуктивность взаимодействия России и Китая по мирному урегулированию процессов в Сирии.

Всё это — крайне важно, в особенности если мы увидим, что на том же отрезке времени шли и иные процессы, при том, что в мировой прессе пошли публикации о том, что США приготовили некий новый «план войны против Сирии». Так, министр экономики и финансов Ирана Фархад Дежпасанд в беседе с китайской газетой Global Times заявил, что сотрудничество Ирана с Китаем будет усилено в рамках проекта «Один пояс и один путь». «В этой связи Иран намерен на втором Международном саммите по сотрудничеству в Шёлковом пути в Пекине в апреле встретиться с высокопоставленной делегацией», — отметил министр. Дежпасанд также назвал Шёлковый путь многосторонней мирной инициативой, связанной со многими странами, которая будет способствовать развитию инфраструктуры транспорта, образования, технологий и многих других областей. По версии Global Times, министр экономики Ирана, который посетил Китай во второй раз за последний месяц, подчеркнул, что Иран полностью планирует сотрудничать в Шёлковом пути, приветствуя и приглашая китайских инвесторов в Иран: «Иран приветствует китайских инвесторов и компании, которые могут создавать совместные предприятия с иранскими партнёрами в области энергетики, передовых технологий, транспорта и логистики, а также сельскохозяйственной промышленности Ирана». С другой стороны, как сообщало 21 марта IRNA, генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Владимир Нуров заявил, что организация ведёт переговоры с Тегераном об уже полноправном членстве Ирана в ШОС. Нуров, ссылаясь на процесс развития сотрудничества со странами-членами, заявил, что существует консенсус по поводу официального членства Ирана, и с учётом того, что одно время санкции против Ирана были отменены, члены организации заявили о своей поддержке этого решения на саммите 2018 года в заявлении Циндао. «В заявлении также одобрено заключительное дипломатическое и международное соглашение по урегулированию ядерной программы Ирана», — отметил он. По его словам, члены ШОС подчеркнули в этом заявлении, что договор будет выполняться точно и эффективно, что важно для мира и стабильности в регионе и во всем мире. «Шанхайская организация сотрудничества считает отношения с Ираном и другими государствами-наблюдателями очень важными, — добавил Нуров. — ШОС заинтересована в многостороннем сотрудничестве с Исламской Республикой Иран, а также в развитии отношений между двумя сторонами. Страны ШОС стремительно расширяют торгово-экономическое сотрудничество с Ираном и работают с Тегераном над инфраструктурными проектами».

Нет ничего ни удивительного, ни неожиданного в том, что ускорение приёма Ирана в ШОС идёт на фоне приобщения Китая к более активным формам сотрудничества с Ираном и Россией по сирийскому кризису. И, как видно из сообщения МИД РФ, официальный Пекин полностью разделяет точку зрения Ирана и России по окончательной ликвидации террористического присутствия на сирийской земле, международному содействия процессу возвращения беженцев и социально-экономической реконструкции Сирии, при обеспечении суверенитета, единства и территориальной целостности этой ближневосточной страны. И уже более наглядно воспринимается тот известный факт, что неделю назад российские ВКС, сирийская армия и шиитские добровольцы на севере провинции Хама уничтожали террористов из группировки «Исламское движение Восточного Туркестана»* уйгуров Китая (оно же — «Исламская партия Туркестана»* — прим.). Сейчас уже можно ни капли не сомневаться, что КНР целиком и полностью участвует в совместной борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке вместе с Россией, Ираном, а также Сирией и Ираком.

В то же время становится заметным, что как-то исподволь Иран, Россия и Китай медлительно, но верно приближаются к стадии, когда с их стороны могут быть предъявлены дополнительные претензии Турции — пусть даже и только в связи с Сирией и турецкой политикой по Сирии. Думается, отнюдь не зря к 21 марта возобновились обвинения в адрес Анкары в том, что турки долгое время были главным «защитником» группировки ИГ*. Новостной ресурс Homeland Security Today опубликовал интервью с так называемым послом ИГ* Абу Мансур аль-Магреби в Турции. В ходе пятичасовой беседы террорист рассказал, как он выполнял свои функции дипломатического представителя террористической организации в Турции. В настоящее время он находится в иракской тюрьме и ожидает приведения в исполнение смертного приговора. После этого и президент Чехии Милош Земан напомнил о своих обвинениях в адрес Анкары в том, что «Турция является фактическим союзником ИГ*». Действительно, и в предыдущие годы Земан, да и не только он, периодически озвучивал такие обвинения. Но сейчас ситуация не такая, как в 2012 или 2014 годах — регион меняется буквально на глазах. В Европе же не только Земан — многие страны видят фактический союз Ирана, России и Китая по Сирии, по вопросу борьбы с терроризмом и т.д.

Интересно, что описанные процессы развиваются на фоне продолжающейся перепалки между Турцией и Ираном по поводу того, что Анкара на официальном уровне утверждала о проведении совместной ирано-турецкой военной операции против партизан Курдской рабочей партии (PKK) в некой местности вблизи от границ Турции с Ираном. Дело в том, что после опровержений из Тегерана (источники в Генштабе ВС Ирана), турецкая сторона настойчиво повторила, и вновь на официальном уровне, что совместная ирано-турецкая операция была осуществлена, и именно против курдов из PKK. 20 марта турецкое МВД сообщило, что Турция и Иран договорились продолжить совместную операцию против PKK. По данным ведомства, «заместители министров внутренних дел Турции и Ирана, Мухтерем Индже и Хоссейн Зольфагари, провели телефонные переговоры и обсудили совместную операцию на границе двух стран, которая началась 18 марта». В заявлении МВД Турции также сообщалось, что по телефону общались командир турецкой жандармерии генерал Ариф Четин и глава пограничной гвардии Ирана бригадный генерал Кассем Резайи и договорились продолжить проведение операции против сил PKK. Настойчивость турок, видимо, раздражила иранскую сторону. И 21 марта, как сообщало британское Reuters, официальный представитель вооружённых сил Ирана бригадный генерал Абольфазль Шекарчи заявил во всеуслышанье: «Иранские вооружённые силы не проводили совместной с турецкой армией операции на границе против членов Курдской рабочей партии».

Мы проверили по сообщениям иранских СМИ — а был ли телефонный разговор между Анкарой и Тегераном? Оказывается, был. Агентство Mehr News так сообщало об этом факте: «Заместитель министра внутренних дел Ирана по вопросам безопасности и полиции Хоссейн Зольфагари провёл телефонный разговор с заместителем министра внутренних дел Турции Мухтеремом Инсом… Иранский чиновник выразил удовлетворение состоянием сотрудничества в области безопасности, подчеркнув, что террористические группы не должны чувствовать себя в безопасности на землях обеих стран». Так что, как видим, сохранившиеся нестыковки в оценках Турцией и Ираном каких-то реалий в районе совместных границ привели к тому, что уже зазвучал голос иранской армии. К чему дальше в этом своеобразном споре придут Анкара и Тегеран, сказать не берёмся. Но считаем, что различия в оценках Турции и Ирана всей ситуации на их совместных границах не случайно совпали по времени и с фактами о поддержке Китаем усилий Ирана и России в Сирии, и с фактами того, что опять усиливаются обвинения в адрес Анкары в тесных связях с террористами ИГ*.

20 марта, как сообщало Fars News, председатель Комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Хешматолла Фалахатпише заявил, что Иран, Россия, Китай и Индия должны создать альянс против инструментального использования США террористических группировок в регионе. Вашингтон развёртывает террористические группировки в Афганистане и Пакистане, и эти группы более опасны, чем ИГ*, заявил он. Соединённые Штаты перебрасывают террористов из Сирии и Ирака в Афганистан и Пакистан, сказал он, добавив: «После разгрома ИГ*, США провели переговоры и поддержали целый ряд террористических группировок». Далее он сказал, что Вашингтон стремится «тревожить Иран, Индию, Россию и Китай» посредством поддержки террористических групп. А поэтому Иран, Индия, Россия и Китай должны подписать соглашение о региональной безопасности для борьбы с терроризмом, подчеркнул он, добавив, что террористы могут удивить регион, если не будет принято никаких практических мер. Фалахатпише также отметил, что он направил письмо генеральному секретарю ООН Антониу Гутьерришу по этому вопросу, призвав этот орган расследовать роль США в перемещении террористов на восточную границу Ирана, а также принять необходимые превентивные меры по этому делу.

Мы считаем, что заявление Фалахатпише неразрывно связано с текстом, который распространил 19 марта в ООН постпред Ирана при Организации Объединённых Наций. Эсхаг аль-Хабиб в письме главе Совета Безопасности ООН подчеркнул, что Исламская Республика Иран, в соответствии со своими международными обязательствами, без колебаний осуществит своё неотъемлемое право на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН, сообщало Mehr News. Заявление появилось после того, как 6 марта, как известно, премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху похвастался, что военно-морской флот Израиля может принять меры для прекращения экспорта иранской нефти. Далее иранский дипломат аль-Хабиб отметил, что высказывания премьер-министра Израиля представляют собой явную угрозу применения силы и нарушают Устав ООН. «Нетаньяху пытается показать, что существуют международные санкции против экспорта иранской нефти, в то время как таких санкций не существует, — добавляет посол Ирана. — Именно Соединённые Штаты ввели односторонние санкции против экспорта иранской нефти после выхода из СКПД (Совместного комплексного плана действий) в мае 2018 года». В письме добавлено, что крайне важно, чтобы израильский режим прекратил свою дестабилизирующую и провокационную политику.

Можем напомнить, что ранее министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами охарактеризовал замечания Нетаньяху как акт пиратства, добавив, что «Исламская Республика Иран обладает необходимой способностью реагировать на этот вопрос, и если это произойдёт, она даст сокрушительный ответ». И понятно, что в этом случае сирийский, или если брать глобально, весь ближневосточный кризис создал необходимый фон для активизации военно-морских сил Ирана в акватории Индийского океана. Совсем недавно 60-я флотилия иранского ВМФ вернулась домой после дальнего похода на пространстве от Омана до Шри Ланки, и вот — уже 61-я флотилия ВМС Ирана направилась в Баб-эль-Мандебский пролив для защиты морских маршрутов, используемых иранскими судами, как заявил командующий Южным флотом иранского военно-морского флота контр-адмирал Афшин Ташк.

Понятно, что и слова генерала Хатами, и письмо Эсхага аль-Хабиба с предупреждением о том, что в случае агрессивных действий Израиля Иран намерен воспользоваться своим правом на самооборону, если их сопоставить с заявлениями Фалахатпише, стали реакцией на очередные задиристые бравады Нетаньяху, который в ходе своего недавнего интервью израильскому телевидению опять заявил, что Израиль имеет «свободу действий» против Ирана внутри Сирии. Он подтвердил намерение страны бороться с предполагаемым укреплением иранских сил в этой стране. Биньямин Нетаньяху также отметил, что такая «свобода действий» возможна благодаря поддержке Вашингтона. Кроме того, добавил он, тема противодействия предполагаемому иранскому военному присутствию в Сирии станет одной из тем для обсуждения с госсекретарем США Майком Помпео в Иерусалиме.

Ещё одним доказательством активности внешнеполитических инициатив Ирана стала реакция иранского МИД на очередные произраильские инсинуации президента США Трампа. Мир знает, что Трамп написал в Twitter, что США пора признать оккупированные сирийские Голанские высоты за Израилем. По его мнению, настало время предпринять такой шаг в интересах безопасности еврейского государства и региона в целом. Израильский премьер-министр Нетаньяху уже поблагодарил Трампа за его предложение. Иран стал первым, во всяком случае, мусульманским государством, кто резко осудил Трампа. Необдуманные решения и заявления президента США Дональда Трампа могут привести к череде кризисов на Ближнем Востоке, говорится в распространённом сообщении иранского МИД, комментирующем заявление главы Белого дома. «Сионистский режим как режим оккупационный не обладает суверенитетом ни над одной из арабских и исламских территорий. Необходимо немедленно покончить с его агрессией и оккупацией. Согласно резолюции Совета Безопасности ООН, Голаны являются частью сирийской земли», — напомнило МИД Ирана. Тегеран считает, что попытки Трампа вмешаться в судьбу Голанских высот являются явным нарушением резолюции Совбеза ООН. «Политика господина Трампа опасна для всего мира, особенно для такого чувствительного региона. как Ближний Восток. Исламская Республика Иран будет внимательно следить за всеми изменениями и во взаимодействии с правительством Сирии и другими государствами будет проводить соответствующую политику», — подчеркнули в иранском внешнеполитическом ведомстве.

Однако не следует думать, что Иран проявлял международно-политическую активность в последние дни только в связи с Сирией или Турцией, и т.д. Например, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и министр иностранных дел России Сергей Лавров провели 19 марта телефонный разговор, чтобы обсудить последние события в Венесуэле. Как сообщается на официальном сайте МИД России, обе стороны указали на свою готовность содействовать урегулированию разногласий между политическими группами Венесуэлы на основе принципов Устава ООН, чтобы обеспечить внутренний мир и найти решение экономических проблем страны. Министры также обменялись мнениями о состоянии двустороннего сотрудничества. А 20 марта, как сообщало IRNA, механизм финансирования и торговли между Ираном и Европой был зарегистрирован в дополнение к INSTEX с участием ряда государственных и частных иранских банков и некоторых компаний в Иране. В информации сообщалось, что после создания Европейского механизма содействия торговле под названием INSTEX, который был зарегистрирован тремя странами — Францией, Великобританией и Германией — последовали технические и специальные переговоры между Ираном и государствами-членами о конкретных деталях операции этого механизма. Эта работа была проведена при усилиях ряда соответствующих организаций, в частности, Центрального банка ИРИ. Напомним, что после выхода США из ядерного соглашения, иранская экономика столкнулась с серьёзными проблемами в банковской сфере. Под давлением Вашингтона Тегеран был отключён от системы SWIFT, что серьёзно затруднило финансовые взаимоотношения иранского бизнеса с иностранными партнёрами. В ответ в январе 2019 года Берлин, Лондон и Париж объявили о создании специального механизма расчётов с Ираном, который позволяет поддерживать торговлю с ним в обход санкций США. Для этого во Франции с участием Великобритании и Германии была зарегистрирована проектная компания под названием INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges, «Инструмент для поддержки торговых обменов»).

Время для кратких резюме — пункт первый: Тегеран не случайно напомнил всему миру о том, что Иран, наравне со всеми, без колебаний осуществит своё неотъемлемое право на самооборону, причём это не только для случаев угроз со стороны США и Израиля. Пункт второй: сближение Ирана с Россией и Китаем настолько ускорилось, что, наряду с давно планировавшейся интеграцией в ряды ШОС, Иран проводит активные консультации с Россией и Китаем даже по вопросу Венесуэлы. И это говорит о том, что речь идёт о своеобразном «переносе войны на территорию противника», т. е. на Американский материк. Пункт третий: пожалуй, во второй раз за последние годы Иран громогласно призывает не только Россию и Китай, но и Индию совместно сформулировать и подписать соглашение о региональной безопасности. И пусть на первых этапах — исключительно для совместной борьбы с терроризмом «прокси-армий» США и Израиля, мы все понимаем, что такое соглашение в дальнейшем станет базой для развёртывания и активного военного и военно-политического взаимодействия в целях предотвратить перерастание деструктивной политики США и Израиля в «горячую» Третью мировую войну. А впервые Иран заговорил о четырёхстороннем формате в Евразии, напомним, ещё в апреле 2015 г., когда тогдашний министр обороны ИРИ бригадный генерал Хоссейн Дехган в рамках проходящей в Москве IV Международной конференции по безопасности, в заключительной части своего выступления призвал «поддержать идею о развитии многостороннего оборонного сотрудничества между Ираном, Китаем, Россией и Индией для противодействия целенаправленному движению по расширению НАТО на восток, размещению ракетного щита в Европе и более серьезной концентрации американских сил на юге и востоке Китая одновременно с движением такфиристских течений в сторону чувствительных и важных регионов Центральной Азии и Кавказа», и объявил о том, что «я и моя страна готовы к началу консультаций и сотрудничества».

* — организация, деятельность которой запрещена в РФ

Сергей Шакарянц

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2597015.html

Категории: Главное, Иран